Вс, 10.07, 14:00
Химки
Химки
Локомотив
Локомотив
Вс, 10.07, 19:00
Локомотив
Локомотив
Динамо
Динамо
1 тур
Вс, 17.07, 17:30
Локомотив
Локомотив
Нижний Новгород
Нижний Новгород
2 тур
Вс, 24.07, 20:00
Локомотив
ЛокомотивП1 2.23
Ростов
РостовП2 3.52
3 тур
Сб, 30.07, 17:30
Зенит
Зенит
Локомотив
Локомотив
6
Alex-Loko

Двое из ларца, одинаковых с лица (часть 2, Moneyball)

{alt_img}
Всем привет, красно-зеленые! Межсезонье в самом разгаре, новостей почти нет, а значит, время для еще одного блога. Это вторая часть истории о том, как без многомиллионных трат построить качественный футбольный клуб, и сегодня наш герой — Мэттью Бэнхем, бывший коллега и соперник Тони Блума.

Moneyball

Культовый сюжет для всех фанатов спортивной математики и статистики, история, получившая экранизацию с Бредом Питтом в главной роли и номинированная на Оскар, книга, переведенная на русский с нескромным названием «Человек, который изменил все» (хоть я искренне не понимаю, как можно было так перевести Moneyball) — все это про Билли Бина, бывшего американского бейсболиста, который в конце 90-х на посту менеджера команды Окленд Атлетикс применил новые методики для оценки игроков, называемые sabermetrics. Этот математический подход позволил Бину подписывать существенно недооцененных игроков, которые бы сразу давали результат, и сделать из одной из самых слабых команд с маленьким бюджетом клуб, который регулярно занимает высокие места и играет в плей-офф.

Главный трофей бейсбольной лиги Бину не покорился, но несколько рекордов со своей командой он установил, и его революционные подходы начали адаптироваться в других видах спорта, в том числе и в футболе, где как раз зарождался бум спортивной статистики. Мимо такого не мог пройти и Мэттью Бэнхем, тогда еще рядовой сотрудник ставочной компании Тони Блума PremierBet.

Ученик превзойдет учителя

1979 год, дождливый вечер на стареньком английском стадионе «Гриффин парк», 11-летний Мэттью Бэнхем наблюдает за игрой Брентфорда, середняка третьего английского дивизиона. Это была первая футбольная игра, которую увидел юный Мэттью, и хоть Брентфорд тогда не был на футбольном олимпе, игра команды запала парню в душу. Тот матч команда не выиграла, была ничья 1:1, но что-то в этом было, в играх местных команд вроде Брентфорда и Лейтон Ориента, которые собирают по паре тысяч человек, но которые благодаря камерной атмосфере дают совершенно иные ощущения от футбола, не такие, как переполненный Энфилд. После игры игроки могли спокойно отправиться в паб выпить с болельщиками по пинте эля или портера, и это создавало дух единения и увлеченности общим делом. В целом, примерно этим Брентфорд и занимался в то время, болтаясь в третьем дивизионе и отмечая победы после игр в пабах.

К слову, на олдскульном «Гриффин парке» пабов было аж четыре, и это единственный английский стадион, имеющий питейное заведение на каждом углу. Название стадиона, кстати, тоже было получено благодаря пивному заведению. Самый известный из четырех пабов — «The Griffin», он и дал название стадиону. Одноименной пивоварне с грифоном на логотипе принадлежал яблочный сад, на месте которого и была построена арена в далеком 1904 году. Сад, кстати, быстренько срубили местные жители, которым разрешили забрать древесину себе. После начала регулярных игр на новеньком стадионе появилась дополнительная функция и у паба: он использовался в качестве раздевалки для футболистов. Быть болельщиком Брентфорда определенно было весело!
Двое из ларца, одинаковых с лица (часть 2, Moneyball)
Переносимся во времени. 2003 год, Лондонский Сити, 9 утра, окончивший в 1989 году бакалавриат по физике Оксфордского университета и проработавший двенадцать лет в сфере финансов (даже получил должность вице-президента «Bank of America», одного из крупнейших банков США) Мэттью Бэнхем спешит на свою любимую работу в ставочную компанию Тони Блума. Он оставил перспективную карьеру в финансах, потому что его страстью, как и страстью босса, были ставки. В этом они с боссом похожи, как и во много остальном. Вечером того же дня Мэттью выходит из офиса последний раз — он уволился с интересной работы из-за ссоры с Блумом, они разошлись во взглядах и стали соперниками на всю жизнь.

Мэттью шел домой с кучей своих новаторских идей и мыслью, что надо отправляться в собственное плавание и утереть нос Блуму. Спустя год был основан игровой консалтинг SmartOdds, работающий несколько по другой системе, нежели синдикат Блума Starlizard. Компания Бэнхема не играет на ставках сама, но за плату предоставляет клиентам перечень валуйных ставок, которые они могут использовать, чтобы обыграть букмекеров. Крупнейшим клиентом компании, разумеется, является сам Мэттью.

2007 год, дела идут неплохо, бизнес процветает и зарабатывает деньги. компания Бенхэма расширяется — подключаются ведущие аналитики из Болгарии, Хорватии и других стран Европы. SmartOdds превратился в главного конкурента компании Starlizard, которой владеет Тони Блум, и Мэттью твердо намерен превзойти бывшего босса. В том же году приходит весть, что любимый Брентфорд находится на грани финансового краха, и Бэнхем не задумываясь анонимно перечислил 500 тысяч фунтов.

Трудись, как пчела

Пчелы — это прозвище Брентфорда и эмблема клуба, контроль над которым перешел Бенхэму в 2012 году, спустя пять лет после спасения любимой команды. Бэнхем выкупил 60% акций у траста болельщиков лондонского клуба, которые только рады были продать их богатому энтузиасту и помочь своей команде. Окончательный контроль над клубом в виде 100% акций Мэттью получил в 2014, но это была скорее номинальная сделка, ведь фактически он уже был хозяином с 2012 года, и уже десять лет строит манибол, попутно выведя клуб из третьей лиги в АПЛ (прямо как Тони Блум).

На чем зиждется проект Бэнхема? Примерно на том же, на чем проект Блума — доверие тренеру, грамотный подбор игроков в течение нескольких трансферных окон и поступательное движение вперед. Мэттью дает поработать своим тренерам, если они принимают его взгляды на футбол и строят играющую команду. Разумеется, не все тренеры соглашаются с этим, Уве Реслер, который завоевал с Брентфордом серебро третьей лиги и вывел клуб в Чемпионшип в сезоне 2013/14, ушел из клуба посреди сезона 2014/15, потому что ему надоело постоянно просить усиления у босса. За время Реслера в клубе, а это, на секундочку, три года, Бэнхем сделал ровно один платный трансфер — покупка Уилла Григга (того самого, который is on fire) за 385 тысяч евро. Мэттью стоял на своем — мы берем бесплатных недооцененных игроков, развиваем их и развиваемся вместе с ними, только так возможен успех. Дальше был Марк Уорбертон, который ушел примерно по тем же основаниям, что и Реслер, пара временщиков, и Дин Смит, который показал удивительную стабильность в результатах команды — 11 место, 9 место, 10 место, 11 место. Последний сезон заканчивал уже Томас Франк, а Смита убрали по очевидным причинам — команда не прогрессировала.

Томас Франк родом из Дании, а с этой страной у Бэнхема особые отношения, ведь там находится еще один клуб миллионера — Мидтьюлланд. Но Франк не получил повышение из условно дочерней команды, он был ассистентом тренера в Брентфорде с 2016 года, приехав в Англию из Брондбю, и впитал философию босса как губка. С ним команда наконец-то смогла сделать качественный скачок вперед: доведя переходный сезон 2018/19 до очередного места в середине таблицы, Франк дважды подряд вывел Брентфорд в плей-офф Чемпионшипа. В первый раз выйти в АПЛ не удалось, проиграли в финале Фулхэму 1:2, пропустив первый гол с 35 метров в ближний угол, но в философии Бэнхема такое иногда происходит — футбол низкорезультативный вид спорта, на результат конкретного матча может повлиять любая случайность. Доверие тренеру оставалось безоговорочным, и со второй попытки, обыграв Суонси 2:0, Брентфорд вырвался в АПЛ, где в первом же сезоне занял вполне добротное 13 место.

Но клубу, который выступает в АПЛ, негоже было играть на старом стадионе (первое фото блога), поэтому Бэнхем, как и Тони Блум, строит для своего детища новую арену, которая, к слову, является частью большого проекта по благоустройству территории, рядом (рядом, Плутник, рядом, а не вместо!) со стадионом будет новый жилой комплекс на 910 квартир. Однокомнатная квартира, 51 квадратный метр, 30 минут до центра Лондона и всего за 44 миллиона рублей — неплохой вариант, верно?

Брентфорд открыто заявляет о своей гордости быть локальным клубом. Это логичный шаг, учитывая серьезных конкурентов из соседнего Лондона. При этом статистика посещаемости и продаж абонементов (клуб продал более 10 тысяч абонементов при вместимости новой арены в 17 с небольшим на первый сезон в АПЛ) говорит об успехах выбранной стратегии продвижения — команду действительно любят местные жители. Для продвижения бренда клуб даже изменил эмблему на более современную, консультации по которой велись целых 18 месяцев! Да, Брентфорд зациклен на мелочах и является ни на что не похожей командой.

Чтоб вы понимали, насколько в клубе любят все просчитывать — около поля на специальных стойках всегда лежат сухие полотенца для того, чтобы можно было ввести мяч в игру длинным аутом. Стандарты и подготовка к ним — это фишка Брентфорда (в интернете есть подробнейший материал на эту тему, обязательно оставлю ссылку в конце), но ауты — это нечто за гранью понимания (двух тренеров из штаба в итоге забрали Манчестер Сити и Арсенал). Ниже две картинки — с полотенцем и с количеством ударов по воротам соперника после аутов у всех команд АПЛ. Найдите Брентфорд с одной попытки.


Словом, Брентфорд — это футбольное воплощение манибола, хотя сам Бэнхем это отрицает: «Идея манибола заключалась не в использовании всех видов статистики, а в ее применении для рационального и научного управления, чтобы увидеть, какие данные действительно помогают предсказывать результат. Термин манибол может сбивать с толку, потому что люди думают, что он использует любую статистику, а не пытается применять лишь ее небольшую часть в научных целях», — заявил Бенхэм в одном из редких интервью The Guardian.

Однако факты есть факты. Небольшие примеры того, как Брентфорд колоссально хорош в трансферах: Олли Уоткинса продали в Астон Виллу за тридцать миллионов евро, хотя покупали за два. На замену Уоткинсу купили Ивана Тоуни из Питерборо за 5 миллионов евро, который в Чемпионшипе за 45 игр сделал 31+10, а в дебютном сезоне в АПЛ добротные 12+5. Сейчас Тоуни стоит 35 и вряд ли уйдет за эти деньги. Саида Бенрахма, который ушел в Вест Хэм за 30 миллионов, купили за 2, Ниля Мопе скауты лондонцев откопали в Сент-Этьене и купили за 1,6 миллиона евро, чтобы потом продать его бывшему боссу Бэнхема Тони Блуму в Брайтон за 20 миллионов. Таких примеров много, а всего на трансферы за десять лет владения клубом статистический гик Бэнхем потратил 118 миллионов евро, заработав при этом 198, что позволило клубу построить новый стадион без долгов, да еще и под АПЛ закупиться. Да, сезон 2021/22 клуб начал с трансферным минусом в 36 миллионов фунтов, но разве это деньги по сравнению с призовыми от участия в АПЛ? Ну и вдобавок каждый трансфер работает и окупает себя — без качественной аналитики в клубе не покупается ни один игрок. Однако в первом сезоне команде не везло, по статистике пчелы недобрали 10 очков, больше недобрали только Уотфорд и Кристал Пэлас. Как итог, Брентфорд занял тринадцатое место, но по ожидаемым очкам стал седьмым (неплохо для дебютанта, занимающего 16 место по стоимости состава?), условно попав в еврокубки и опередив по xPts одного немецкого гуру футбола из Манчестера. Брайтон, к слову, они тоже опередили, а зная, как для Блума и для Бэнхема важна продвинутая статистика, я думаю, что Бэнхем сейчас просто счастлив. Что-то мне подсказывает, что с идеей манибола и таким поступательным ростом они могут замахнуться и на реальные еврокубки в следующем году.

Брентфорд — настоящий клуб из Чемпионшипа, который собирал свой бюджет по фунту, в отличие от конкурентов, обратно заскакивающих в АПЛ после понижения. В Премьер-лиге работает система парашютных выплат: смысл — помочь клубам, которые потратились на зарплаты и трансферы в элите, но вылетели, вот только в АПЛ Брентфорд ни разу не играл.

В отличие от Норвича, Уотфорда и остальных клубов, пробившихся из второго дивизиона, Брентфорд не трусил играть в свой футбол, даже когда их многократно наказывали за раскованность. Команда Франка не превратилась во второй Фулхэм, который за счет большого бюджета избивает слабых в Чемпионшипе, а затем трусливо отсиживается в Премьер-лиге, прикрываясь классическими обещаниями-отмазками на пресс-конференциях.

У этой команды есть идентичность и отличительные черты, на которые не боятся ставить. Брентфорд — это играющая команда с прорывными идеями и постоянным тактическими улучшениями. Более того, их экономическая модель развития и тот вектор, которого придерживается руководство команды, заставляет всерьез следить за ними не только на футбольном поле, но и в информационном.

Футбольная лаборатория

В 2014 году датский клуб стал первым клубом страны, принадлежащим иностранцу. На вопрос, почему именно Мидтьюлланд, Мэттью отвечал так: «Я искал клуб в Бельгии. Бельгия просто фантастически подходит для удобного и скорого получения паспорта ЕС, но кое-что мне особенно понравилось в Дании: если вы взглянете на данные Transparency International, то увидите, какой индекс уровня коррупции в стране — двумя наименее коррумпированными государствами признаны Дания и Новая Зеландия. В Дании не бывает такого, чтобы агент пытался ускорить переход футболиста, да и в целом это место лучше для развития бизнеса».

Мэттью назначил президентом Расмуса Анкерсена, 30-летнего бывшего футболиста академии Мидьюлланда, настолько же одержимого статистикой, насколько и его начальник.

Их знакомство началось в марте 2014 года, они познакомились на одной из многих футбольных конференций для скаутов и аналитиков. Вот как это знакомство описывает сам Анкерсен: «Мы впервые встретились на базе Брентфорда в Западном Лондоне, когда команда готовилась к очередному матчу. Был дождливый мартовский день, Брентфорд шёл третьим, и я спросил: «Ну что, подниметесь в Чемпионшип?». От футбольного человека ожидаешь прямого оптимистичного «да» или умеренного «будет сложно, но попытаемся», но Мэттью оказался не таким. Он спокойно посмотрел на меня и тихо сказал: «Сейчас наши шансы — 42,7%». Сразу стало ясно, что это человек, который мыслит о футболе не так, как мы все привыкли». В Чемпионшип в том сезоне Брентфорд, к слову, вышел.

«В следующие пару месяцев мы с Мэттью стали регулярно встречаться и обмениваться своими идеями. Можно ли управлять футбольным клубом иначе? В частности, каким образом можно сломать корреляцию между затраченными деньгами и результатом? Возможно ли не «перетратить» соперников, а перехитрить, пользуясь знаниями ставочника и аналитикой», — вспоминает Анкерсен.

Продолжение этих мыслей было озвучено на первой же пресс-конференции, где Анкерсен раскритиковал бывшее руководство за неумение обращаться с деньгами (при этом бывший президент, ставший с июля вице-президентом, сидел по левую руку от нового босса), а также объявил о том, что клуб будет стремиться совершить революцию. Молодой президент сказал, что отныне клуб будет применять собственную методику оценки игры, которая будет основана на математике, а не на положении Мидтьюлланда в турнирной таблице. Для такой оценки в клубе появилась отдельная команда аналитиков — они отправляют детальный анализ по игре на пульт тренера уже по итогам первого тайма.

«Сначала я думал, что все это чушь собачья, потому что футбол — это игра сердца», — сказал тогдашний капитан Мидтъюлланда Кристиан Бах Бак. А потом датский клуб выиграл свой первый титул Суперлиги.

Изменения в Мидтьюлланде поражали революционностью: в клуб дополнительно наняли десять специалистов — в частности, тренера по аутам (помните про ауты Брентфорда? У Мидтьюлланда они были еще круче, и специалиста забрал Ливерпуль), тренера по стандартам, двух докторов медицинских наук, нейрофизиолога, тренера по медитации, тренера по философии (Бенхэм верил, что для успешного спортсмена необходимо в том числе качественное образование и, как следствие, мышление вне поля) и даже отдельного специалиста, обучающего нападающих технике удара как с физической, так и с математической точки зрения. Да, это не шутка, профессиональных нападающих учат правильно бить по мячу. Мидтьюлланд сейчас — настоящая лаборатория, и Анкерсен объясняет это просто: «Дания и Англия — очень консервативные футбольные страны, и если консервативен даже английский чемпионат, который многими расценивается, как лучший в мире, то у любого экспериментирующего клуба появляется преимущество в мышлении».

С помощью ряда новых сотрудников тренерский штаб скорректировал план занятий, учитывая особенности каждого игрока академии. Мидтьюлланд вдумчиво подходит к проблеме перехода с молодёжного уровня на взрослый, поэтому основная часть деятельности аналитиков в этом направлении состоит во взаимодействии с 18-23-летними футболистами. Нейрофизиолог на основе научных наблюдений и статистических данных с тренировок даёт свои подсказки тренерскому штабу по адаптации молодёжи к основной команде.

Свои соображения у Анкерсена есть и относительно селекционной работы академии. Проработав несколько лет детским тренером, он прекрасно понимает, что выпускники академий получаются штампованными, лишёнными изюминки. Именно поэтому Мидтьюлланд может попробовать набирать часть ребят в академию из дворового футбола в 10-11 лет, когда техника сформировалась, а работе в команде ещё можно научить. Но это пока лишь планы: «Если мы решим выложить все наши идеи, кто-то просто сойдёт с ума».

Селекционная работа основной команды датчан тоже строится по принципу манибола — учитывать то, что не попадает в статистику, сопоставлять имеющиеся у команды показатели с показателями потенциального новичка. Основной ошибкой многих европейских клубов Расмус Анкерсен считает неумение подобрать футболиста, удовлетворяющего командной философии — в качестве главного примера он приводит нападающего Андреаса Корнелиуса, который назабивал за Копенгаген кучу мячей, переехал за большие деньги в Кардифф, но там не заиграл и на 5% от того, чего от него ожидали.

Сопоставлять ожидания и возможности Мидтьюлланду помогают еврокубки, которые объединяют клубы разных лиг. Математическая модель, используемая в клубе, позволяет составить сводную таблицу всех европейских чемпионатов, и база данных селекционеров включает в себя таким образом около 60 лиг. Упрощённо схему можно объяснить так: если футболист Гройтер Фюрта хорошо показал себя в матчах с Гамбургом, который играет в одной лиге с четырьмя участниками Лиги чемпионов, то его потенциал должен быть выше, чем игра во второй Бундеслиге. Таким способом и комплектуется Мидтьюлланд.

Благодаря этой модели за девять лет Бэнхема в клубе на трансферы было затрачено 43 миллиона евро, а заработано 97. Но не это главное — когда Бэнхем и Анкерсен пришли в Мидтьюлланд, клуб не выиграл ни единого трофея, и вот тут Бэнхем утер нос Блуму, который еще ничего и нигде не выиграл, хоть и был максимально близок к этому в Бельгии. Итоги на сегодняшний день — три чемпионства Дании, два кубка Дании и первый в истории клуба выход в групповую стадию Лиги Чемпионов. Можно сколько угодно смеяться над тренерами по ударам, философии и медитации, но результат на табло. Эксперимент, очевидно, удачный!

Ну и в заключение — несмотря на то, что Бэнхем и Блум соперники, они вдвоем делают очень важное дело в футболе — пытаются свергнуть признанных фаворитов не за счет вливания кучи денег, как шейхи, а за счет просчитывания всего, что только можно просчитать, грамотной селекции, доверия к тренеру, который строит твою команду, и общего поступательного развития. Хочется верить, что Локомотив в начале именно такого пути.

Всем спасибо за внимание! Как всегда, оставляю ссылки на материал.

Краткая история Мэттью Бэнхема:

Часть 1

Часть 2

Мидтьюлланд:

Манифест Мидтьюлланда

Как Мидтьюлланд начал футбольную революцию

Как английский бизнесмен покоряет датский футбол

Брентфорд и чуть-чуть Мидтьюлланда:

Брентфорд — самый продуманный новичок АПЛ

Брентфорд вышел в АПЛ, где не был 74 года

Пабы, семьи и футбол — история успеха локального клуба из лондонского пригорода

Маленький клуб с большой идеей рвется в АПЛ

Тотальный разбор стандартов Брентфорда (рекомендую к прочтению):

Брентфорд — короли стандартов в АПЛ

Тотальный разбор Брентфорда Томаса Франка (рекомендую к прочтению):

Как играет Брентфорд
3 20
добавил: Alex-Loko
А также читайте
Комментарии6
N
Спасибо, очень интересно. Взахлеб прочитал обе части. Надеюсь, что и в Локо ставка на недооцененных игроков сработает.
Ответить 4
Очень увлекательное чтение, говорю без всякого сарказма!
Ответить 3
Д
Спасибо за блог!!
Ответить 3
поэтому Бэнхем, как и Тони Блум, строит для своего детища новую арену, которая, к слову, является частью большого проекта по благоустройству территории, рядом (рядом, Плутник, рядом, а не вместо!)

Ты что-то знаешь что нам неизвестно?
Ответить 1
Д
Думаю в тему- Президент Федерации футбола Мордовии Александр Егоров рассказал, как на данный момент используется стадионе чемпионата мира — 2018 «Мордовия Арена».
«Я полностью поддерживаю политику руководства стадиона. Объект не простаивает, это главное. В подтрибунных помещениях функционируют школы бокса, карате, борьбы… Там есть лазертаг, картинг, проводятся концерты. И очень важно, что в вопросах организации футбольных матчей руководители стадиона всегда идут нам навстречу. Поэтому я их должен не учить, а благодарить.
На «Мордовия Арене» мы проводим решающие матчи чемпионата и Кубка Мордовии. Там же играют наши дети. Такого больше нет нигде в России. Я имею в виду в тех городах, которые были хозяевами чемпионата мира — 2018. Возможность играть на «Мордовия Арене» будет плюсом для наших воспитанников. Выпускники межрегионального центра подготовки юных футболистов с течением времени должны вливаться в клубы Премьер-Лиги. И даже в национальные команды», — приводит слова Егорова «Столица С».
Президент Федерации футбола Мордовии Александр Егоров рассказал о местных проблемах детского футбола.
«Заработок на своих воспитанниках? Что касается заработков, здесь много юридических тонкостей. Взять, например, футболиста Юрия Железнова, который в прошлом году стал игроком «Урала». За него наша детская школа получила солидарную выплату в размере четырёх тыс. рублей. Потому что из раменского «Сатурна» он ушёл на правах свободного агента.
А вот за переход Дениса Макарова из «Рубина» в «Динамо» мы получили достойную сумму. Половину денег отдали тренерам, которые с ним работали, половина пошла на нужды центра подготовки. Хочу заметить, ещё ни один детский тренер не стал миллионером. Как правило, в знак благодарности звёздные воспитанники сами поощряют своих наставников».
Спасибо Егорову за его работу на благо Футбола. Быть ФК Мордовия! ФК Ахмат едет на сборы в Саранск, а это тоже будет на благо футбола Республики.
В поддержку футбола Республики и стадиона было бы правильным провести в Саранске и суперкубок.
Ответить 1
Интереснейший материал. Спасибо!
Ответить
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии, войдите или зарегистрируйтесь
Информация
Комментировать новости на сайте возможно только в течении суток со дня публикации.