Сб, 31.10 19:00
Сочи — Локомотив
Вт, 03.11 20:55
Локомотив — Атлетико
Вс, 08.11 19:00
Динамо — Локомотив
Сб, 21.11 19:00
Локомотив — Арсенал
1
news.sportbox.ru

Почетный железнодорожник, врач Юрий Васильков: Мы можем что-то планировать. Но все решает вирус

Почетный железнодорожник,
Легендарный спортивный врач рассказал o двух «каторжных сезонах» в бесковском «Спартаке», о болезни Федора Черенкова и о работе в сборной ЛФЛ России, ставшей с ним четырехкратным чемпионом мира.

— На злобу дня: что означает для футболистов нынешний незапланированный «отдых»?

— Для футболистов это не отдых, а мучение! Ты только что переносил большие нагрузки, а тебя загнали в квартиру — трудно даже себе представить такое! И неизвестно, когда снова начнутся нормальные тренировки. Мы можем что-то планировать, но все решает вирус. Изолировать всю команду вместе — тоже не выход, да мы и не имеем права. Всех распустили по домам.

***

— Пройдемся по биографии: как вы вообще в спорт пришли?

— После мединститута было распределение. У меня в одном кармане Воркута лежала (романтика!), в другом — Калуга. На Север зазывали активно, и деньги там были приличные, но кто-то мне сказал, что через пять лет вылетят все зубы, потеряю здоровье, в Воркуте ведь солнца нет. Выбрал Калугу, к тому же недалеко, в Мосальске, родители жили. Начал работать хирургом, оперировал все, что привезут. Женился на москвичке, отработал положенные три года, переехал в Москву — и задумался: что делать дальше? Продолжать хирургом? Здоровье надо иметь, как у трактора… А у меня была мечта: попасть либо в космическую медицину, либо в спортивную. Пришел вечером в спортивный диспансер (сейчас это Центр спортивной медицины на Земляном Валу), попал прямо на главного врача — будто меня Господь подвел. «Вы кто?» — спрашивает. «Хирург района и области». — «Что умеете делать?» — «То-то и то-то». — «Завтра с документами приезжайте». Потом, когда начал работать, коллеги все удивлялись: «Как ты сюда попал?» Наверное, звезды сошлись.

— Спортивный диспансер — не районная больница, другая специфика…

— Конечно. Чему там научился — так это персональному подходу к спортсмену… Четыре года поработал, понял, что мое призвание — находиться со спортсменами непосредственно рядом, в команде, где знаешь всех по косточкам. Да и страсть к путешествиям манила. И устроился в московский «Локомотив», главным тренером там был знаменитый Сан Саныч Севидов.

***

Ребята собирали мне рублей по сорок пять



— Итак, два года поработали в «Спартаке»…

— И после этой каторги решил вернуться «на отдых» в «Локомотив». Как раз молодой Юрий Палыч подъехал из «Памира» (Душанбе). И через три года мы вышли в высшую лигу. В декабре 1987-го нас чествовал министр путей сообщений.

— Сколько у вас в медицинском штате было народа?

— Сейчас в командах по три доктора, три массажиста, два физиотерапевта. Восемь человек! А в наше время и у Семина, и у Бескова был один доктор и один массажист. Приползу домой, переночую и обратно. Тяжелая была работа.

— И сколько за такую адову работу платили?

— Зарплата была мизерная, мне ребята собирали дополнительно рублей по сорок пять. Но в 1987 году весной нас вызвали в спорткомитет и сказали: «Теперь вы не какие-то железнодорожники, а профессионалы». И пошла более-менее достойная зарплата. Потом поездки были за рубеж, это тоже что-то приносило, и коммерческие игры…

— Премиальные за победы врачи получали?

— После 1987-го какой-то процент перепадал. Конечно, деньги, не сопоставимые с тем, что получали игроки, но обычный хирург столько вряд ли заработал бы. А в первые годы моя жена, анестезиолог, почти в два раза больше меня получала. Но мне очень хотелось работать в команде. Хотел понять эту кухню. Еще в детстве на стадионе, когда футболисты уходили под трибуны, думал: а что же там происходит? Меня это очень интересовало: куда они — отыгранные, грязные, побитые — уходят, что происходит в раздевалке? Не только ведь моются! Действительно, там и лечились, там и радовались, и слезы были, все эмоции человеческие я там увидел.

— Особый мир…

— Совершенно верно. Который трудно передать на камеру. Когда видишь спортивные фильмы — это совсем не то. Иной раз смотришь на эти лица — какой ужас на них написан! Трудно даже назвать это словом «играть». Это битва.

Почетный железнодорожник



— Режим футболисты раньше чаще нарушали?

— Выпивали. И курили — почти свободно, но в кулачок.

— Сейчас официально признано, что пиво после матчей полезно …

— Немцы пиво специально делали для футболистов. Но у русского человека очень широкая душа: если ему дать возможность выпить пивка — не остановить. Была история с Олегом Ивановичем (Романцевым. — Прим. Sportbox.ru). Сыграли в Одессе, самолет — утром. Ребята попросили меня сходить к тренеру и попросить разрешить пива выпить. Пошел, говорю: «Олег Иванович, может, выпьют по бокалу? Ничего страшного?» Но часа через три они песни запели. А утром мы с массажистом помогали им в самолет зайти. (Смеется.) Мы не немцы, мы — особый народ. Хотя если молодой организм, если все усваивается и не мешает тренировочному процессу — почему бы и не выпить одну-две кружки? Но ни в коем случае не мешать с водкой! Хотя молодые сейчас все прекрасно понимают… Мне однажды Лобановский сказал, когда я приехал на базу в Конча-Заспа: «Твоя работа — это как по канату идешь. Задача — не свалиться ни в сторону молодых, ни в сторону старых. Свалишься к одним — сожрут другие. И наоборот». Мы посмеялись.

— Самая страшная травма в вашей карьере?

— Дрожжина — 3 мая 1987 года. Игрок влетел в него со всей дури, я его фамилию запомню на всю жизнь. Самое удивительное: судья даже желтую карточку не дал! Были перебиты обе кости, оскольчатые переломы. Женю прооперировали, но хирурги не увидели, что там еще и сосуды порваны. Нога начала отекать. Пришлось все вскрывать, чистить, пошло нагноение. Занесли ему еще и желтуху. Все беды свалились на бедного Женьку Дрожжина! Но врачам было сказано: «Ногу по любому надо спасать!» Ногу спасли, но играть, конечно, он не мог. Не ходил, а подтаскивал ногу — было порублено много сосудов и нервных окончаний. Сейчас бы медицина быстро определила состояние мягких тканей, но тогда такого оборудования не было… Надо отдать должное клубу, «Локомотив» до сих пор ему помогает. Я Женьке, помню, как-то завез от покойного Квантришвили 10 тысяч…

— Долларов?

— Рублей! Тогда столько «Волга» стоила… Мы не так давно ему протезы выбивали.

— В чем феномен Семина?

— Дай бог ему здоровья! Палыч живет футболом 24 часа в сутки. И потихоньку вырос в топ-тренера. Он и игроком был таким же — с характером. Рассказывали, играли против «Уралмаша», снег, а он без всяких подштаников, в одной майке, орет на всех…

Почетный железнодорожник, врач Юрий Васильков: Мы можем что-то планировать. Но все решает вирус

Я с ним вместе стал почетным железнодорожником.

— Бесплатно на поездах можете ездить?

— Раз в год — могу. Хоть на Дальний Восток — туда и обратно.

— Куда в последний раз ездили?

— Да куда мне ездить — на даче сижу. А если и перемещаюсь куда-нибудь, то только самолетом. Дали бы заслуженного летчика — было бы, конечно, лучше…
1
21
добавил: borisbbb
А также читайте
Комментарии1
Только зарегистрированные пользователи могут просматривать и оставлять комментарии, войдите или зарегистрируйтесь
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 1 дней со дня публикации.