Новости Футбола России
4
 
+2

Дмитрий Балашов: «У наших футболистов зубная паста стоит 700 евро»

 
Дмитрий Балашов: «У наших футболистов зубная паста стоит 700 евро»

42-летний Дмитрий Балашов работал в российском футболе, а теперь смотрит на него чуть отстраненно. И место для разговора мы выбрали подобающее ситуации – кафе у стадиона «Динамо». Вроде место футбольное, но уже и не совсем, памятное разве что историей…

А говорить с ним легко и приятно. Мы поняли, почему бывший администратор Дмитрий Балашов получает такие предложения. Вчера администратор, сегодня – большой человек в футбольном клубе «Венеция».

Съездив в волшебный город один раз, он вернулся почти итальянцем. Расслабленный, никакой важности. Блеск в глазах.

Итальянский брелок на ключах от «Тойоты», наконец…

- В «Локомотиве» вы начинали с должности старшего администратора?

– Только до «Локомотива» были «Химки» и «Динамо». И был я не старшим администратором, а пригласил меня Юрий Семин на должность менеджера по спортивному обеспечению. Так это называлось.

- Кто больше зарабатывал – генеральный директор «Химок» или менеджер «Локомотива»?

– Я думаю, все-таки директор «Химок»…

- Тогда ваш трансфер удивляет.

– В «Химках» сложилась непростая ситуация. Поменялось руководство города, пришел Стрельченко и принялся искать инвесторов для клуба. Нашел в лице господина Червиченко, тот появился со своей командой. Мне предлагал остаться – но, сами понимаете, этические соображения…

- Надо было уходить?

– Надо. А через три дня позвонил господин Заварзин и предложил работу в «Динамо». Тоже сложный момент – в клуб приходил Федорычев со своими миллионами и португальцами. Два года в «Динамо» – постоянный стресс. Там же встретились с Юрием Палычем, который некоторое время спустя позвал меня в «Локомотив». Где он стал президентом.

- Самая неординарная ситуация на административной работе?

– В «Динамо» было безумно тяжело! Особенно, когда к португальцам добавились российские футболисты с именем: Хохлов, Овчинников, Семшов… Ситуация была конфликтная, Семин выруливал ее как мог. Но это было невозможно. Зато в «Локомотиве» все шло ровно и спокойно. Стрессовых моментов немного.
- В скандале с Коштиньей вы поучаствовали?

– Он происходил на моих глазах. Впрочем, скандала-то не было.

- А что было?

– Конфликт, который спровоцировал Коштинья. Зачем ему это надо было – понятия не имею. Причем конфликтовал-то не с клубом, а персонально с Семиным. Он действительно не вышел на тренировку, потому что ему не подготовили бутсы. Но бутсы никто никогда в «Динамо» не готовил. Коштинья среди португальцев был самый авторитетный. Именно он и решился пойти в наступление. Своей цели добился.

- Португальцы Семина вообще не признавали?

– Абсолютно.

- Данни тоже конфликтовал?

– Вот это странно – нет. Единственный из португальцев, кто реально хотел играть в футбол. Это бросалось в глаза с первой тренировки. Его как только не тянули на свою сторону, но парень держал стойкий нейтралитет. Сказал: «Я буду играть в России!»

- Коштинью-то выгнали, но с тех пор, говорят, в «Динамо» всем игрокам стали мыть бутсы.

– Может, это оформили в приказном порядке. В «Динамо» до сих пор есть человек, который занимается всей экипировкой. И бутсами в том числе. Но это все на уровне «ребята попросили: Андрей, поможете?» Андрей никогда не отказывает. Он отличный сапожник. И никто не провоцирует скандал, как господин Коштинья.

- Вы говорили, конфликтных ситуаций в «Локомотиве» не было, но должность администратора форс-мажор подразумевает.

– Смотря что считать форс-мажором. Менялись тренеры, у каждого своя манера поведения. К каждому надо приспосабливаться. Когда пришел в «Локомотив», тренировал Анатолий Федорович Бышовец. В связи с этим я попросил Семина, чтобы он позволил мне сосредоточиться на работе в клубе, а не в команде.

- С Бышовцом у вас не складывалось еще с «Химок»?

– У нас нормальные отношения, но ему было сложно, и я лишний раз не хотел… Как бы сказать… Даже не знаю, какое слово подобрать…

- Общаться?

– Общаемся мы и сейчас нормально. Но тогда я увидел конфликт и не хотел в нем принимать участие. Так правильнее.

- Конфликт Бышовца с игроками?

– В том числе.

- Говорят, была история в «Химках»: приехали люди из клуба поздравить Анатолия Федоровича с днем рождения. Случайно пролили шампанское на ковер. На следующий день Бышовец привез ковер на тренировку: «Постирайте…»

– Я сам это видел.
- Значит, не выдумка?

– Чистая правда.

- Бышовец очень дружил с бывшим мэром Химок Кораблиным. Вашим нынешним шефом в «Венеции».

– У них и сейчас прекрасные отношения.

- Значит, Анатолий Федорович наверняка прощупывал ситуацию в «Венеции». Звонил не раз.

– Если и звонил, то не мне. Спросите Бышовца или Кораблина.

- Когда Вадим Евсеев уходил из «Локомотива», расплакался прямо в отделе кадров. У вас, надо думать, обошлось без слез?

– Я трудовую книжку пока не забрал, у меня идет процесс развода с «Локомотивом». Никаких проблем нет, просто нужно сдать отчеты за последний сбор. Я провел практически все сборы команды. Слез точно не было, но решение принимал долго. Было несколько бессонных ночей. «Локомотив» – топ-клуб. Стабильность, уверенность в завтрашнем дне…

- Какие аргументы были у Смородской и Красножана, которые вас отговаривали? Говорили, что «Венеция» – это авантюра?

– Ничего подобного. С Красножаном переговорил на третьем сборе в Турции, все объяснил. Он сказал: «Как тренер я очень не хочу, чтобы ты уходил. Мне необходим толковый менеджер. Когда ты в клубе, я знаю, что будет порядок. Но как человек я тебе говорю: «Да». И ставлю три восклицательных знака».

- А Смородская?

– Отреагировала совсем по-женски: «Куда идешь? Быстро говори – куда?» – «Да какая разница?» – «Большая разница!» Рассказал ей о проекте с «Венецией» и услышал: «А-а-а, это – другое дело…» Думаю, если б собрался в какой-то российский клуб, у меня были бы проблемы.

- А так не отговаривала?

– Сказала после паузы: «Наверное, все-таки надо попробовать…»

- В деньгах потеряли?

– Да. Примерно в два раза. Это, конечно, с учетом премиальных, которые получал в «Локомотиве».

- Как будет называться ваша должность в «Венеции»?

– Скорее всего – генеральный менеджер. Но сначала необходимо дождаться заседания совета директоров, которое состоится 25 марта. Там я и буду официально представлен.

- Вы прежде в Венеции бывали?

– Нет, сейчас первый раз. Был лишь в Риме на сборах с «Локомотивом».

- Для многих русских Венеция – город-разочарование. Ожидали большего.

– С погодой не повезло, но итальянцы сказали, что для этого времени года погода нормальная. Никакого отталкивающего впечатления город не произвел. Что ожидал, то и увидел – был поражен красотой. Мне очень понравилось. Вся работа происходила на материковой части, в саму Венецию мы только ездили на некоторые встречи. Там был фестиваль, огромное число народа, но удивительно добрая обстановка. Совсем не как у нас – если толпа людей, непременно в воздухе какая-то агрессия. А здесь – все спокойные, улыбчивые, расслабляются…

- Руководители города – люди своеобразные. Михаил Шемякин подарил Венеции памятник Казановы, они с благодарностью приняли, но через пару недель убрали в какой-то запасник, и больше никому не показывали.

– Прекрасная история.
- Вы с чудачествами руководителей города столкнулись?

– Мне в этом городе работать… Поэтому, наверное, ответ – «нет».

- Вы итальянцев возили на экскурсию в Москву. А они вам что показывали?

– У меня была настолько насыщенная программа, что особо ездить не пришлось. В день по восемь встреч, целая неделя пролетела в жестких переговорах. «Венеция» играла на выезде, за сто километров. Я попросил – меня отвезли на этот матч.

- Посмотрели и решили: «В этой «Венеции» и я бы сейчас сыграл»?

– Вы угадали. Точно так и подумал. Уровень нижайший.

- Вроде нашего КФК?

– Да. При этом – тысячи болельщиков, толпы журналистов, видеокамеры. Поразительный контраст. Настоящая футбольная атмосфера. Даже на тренировках сотни фанатов. На каждой игре – 6-8 тысяч зрителей, при цене билета 15 евро. Это дороговато для Италии. Мне, правда, дали бесплатный.

- Цены на билеты вы сохраните?

– Скоро будем обсуждать бюджет и билетную программу в том числе. Посмотрим.

- При такой цене на билеты и посещаемости вложенные вами 400 тысяч евро отбить можно быстро.

– С чего вы взяли, что мы вложили 400 тысяч?

- Газеты читаем.

– Я точную сумму не знаю, но но она несколько больше, чем 400 тысяч.

- Помните момент, когда Кораблин предложил вам поработать в Италии?

– 31 декабря!

- Вот это сюжет.

– Кораблин пригласил поиграть в футбол в Химках. Я приехал, был готов к любому разговору – но только не к такому. Ничего не слышал о его венецианских планах. В шоке был от такого предложения.

- Сразу ответили «да»?

– Ни в коем случае. Долго не мог потом спать спокойно: было интересно, в то же время боялся потерять то, что есть…

- Кораблин гарантий не давал?

– Кораблин никогда этого не делает. Его принцип работы такой: сближается с людьми, которые готовы ради нового, интересного и сложного пожертвовать спокойствием.

- Какой у него бизнес?

– Честно, не в курсе. Я бы сказал. Знаю, что больше десяти лет он был главой Химкинского района.

- Почему ему купить «Венецию» было выгоднее, чем, например, «Химки»?

– Сложно сказать… «Химки» на данный момент – муниципальный клуб. Не думаю, что у кого-то есть желание его продавать. Когда говорили с Кораблиным о «Венеции», он как раз напомнил 1996 год. Клуба «Химки» тогда не было. Как и футбола в этом городе. А сейчас в небольшом городке три отличных стадиона. Невероятно. И вот Кораблин сказал: «Помнишь, как все начиналось? Повторим в Италии?» Я ответил – повторим.

- Кораблин сравнил итальянский стадион с химкинским «Новатором» в худшем понимании…

– Не с «Новатором», а с «Родиной». Старых времен. Стадион в Венеции расположен на острове, состояние запущенное. Начиная от поля и заканчивая подтрибунными помещениями.

- Кержакова на испанских стадионах поразили крысы в раздевалке. Что шокировало вас в Венеции?

– Абсолютная неухоженность газона. Что такое футбол? Зрелище на хорошем поле. А там – ужас. Все четыре муниципальных поля – чудовищные.

- Вы стадион, кажется, собираетесь сносить и что-то строить в другом месте?

– Зачем сносить? По-моему, этот стадион вообще какой-то памятник архитектуры. Насчет строительства нового – есть несколько бизнес-проектов. Я-то целиком и полностью отвечаю за спортивную часть, о стадионе лучше расскажет Кораблин.

***

- Самый сложный момент в переговорах?

– Я очень боялся, примут ли итальянцы россиян? Италия – одна из первых стран в плане футбола, и было бы логично, если б они сказали: «Как у нас могут командовать русские?» При том, что они безумно любят Россию. Но неприятия не было совершенно.

- Мы слышали, что последний лед растаял, когда вы заговорили о своем интересе к детской футбольной школе.

– Едва ли. Мне кажется, тема школы изначально проходила в пакете с клубом. Об этом на переговорах речь зашла сразу. Странно было бы иначе – Кораблин боготворит детский футбол…

- Прежде «Венецией» владел какой-то сицилианский разбойник?

– Не знаю, кто владел ею раньше, но предыдущий президент сейчас лежит в больнице. Очень тяжелое состояние, у врачей скверные прогнозы.

- Что-то онкологическое?

– Да. Мы с Кораблиным пришли в эту великолепную социальную больницу и испытали шок. Самый большой мой шок в Италии. Увидел, как человек цепляется за жизнь, все понимая о своем состоянии. Он взял Кораблина за руку: «Юра, не бросай футбол, я тебя умоляю, не бросай…» У меня комок подкатил к горлу. Ничего не мог с собой поделать. Этот человек, Энрико Ригони, еще не старый, лет пятьдесят с небольшим. Настоящий итальянец, невероятно любит футбол и свой город.

- В России писалось, что клубом владели какие-то братья. А сейчас они сидят в тюрьме.

– Впервые слышу. Сколько нелепых слухов-то пошло, оказывается…

- Еще один слух – Кораблин вполне мог выкупить и другой итальянский клуб. Их несколько выставлено на продажу.

– Тоже впервые слышу.

- «Венеция» еще недавно играла в серии А.

– Точно.

- Узнали, как они дошли до жизни такой?

– Наши страны в этом смысле похожи. Есть люди, которым интересен футбол, а есть те, которые им занимаются, но интересны им другие моменты. Вопрос в человеческом факторе. Российские-то клубы вообще уходят в небытие.

- На какое падение российского клуба похож случай «Венеции»?

– Наверняка не вариант «Сатурна». Московская область богатая…

- Вы обмолвились, что увидели проблемы с экипировкой. Мы сразу вспомнили, как Леонид Слуцкий вручную помогал перешивать фамилии на майках игроков в «Уралане». Новой формы не было.

– В «Венеции» беды попроще. Я поработал в «Динамо» и «Локомотиве», понимаю, как должна выглядеть футбольная команда. Меня очень злит, если футболисты тренируются в разной форме. В свое время в «Химках» ругался с директором школы – ребята могли выйти на поле в майке «Интера», например.

- Не любите «Интер»?

– Не люблю анархию. Есть порядок.

- «Венеция» тоже тренировалась в майках «Интера»?

– Нет, в своих. Только разного цвета. Тут видел, как в Энсхеде играл «Зенит» с «Твенте». В перерыве смотрю – идут голландские мальчишки по коридору, в очень красивой формочке, одинаковые… Это здорово. В «Венеции» было иначе. Я им все высказал.

- Читали непонимание в глазах итальянцев?

– Конечно. А местным журналистам пообещал: ситуацию исправим в кратчайшие сроки.

- Какой вопрос итальянских репортеров особенно удивил?

– «Приедут ли сюда российские игроки?» Я ответил – нет.

- Почему?

– Потому что любой российский игрок первого дивизиона зарабатывает больше, чем вся «Венеция», вместе взятая.

- Футболисты были поражены?

– Футболисты по всей Европе это знают.

- Это нормальная ситуация?

– Нет, конечно. Вот перед вами встречался с человеком – директором футбольной академии «Юрмала». Так вот, он рассказал, какие деньги в футбольном клубе «Юрмала» – тот занимает четвертое место в чемпионате Латвии, постоянно играет в еврокубках. Самая большая зарплата – 600 евро. Начинают от 100. Это основной состав!

- Наши на тренировку не выйдут за такие деньги…

– У наших футболистов премьер-лиги зубная паста стоит 700 евро.

- Интересных игроков в «Венеции» встретили?

– Интересный там спортивный директор. Он показался мне очень замкнутым. Для русского человека это немного странно, а для итальянца – тем более. Мой приезд воспринял настороженно и тем самым очень заинтересовал. Кстати, он играл в серии А. Представьте: кругом одни улыбки и пожелания, а этот держится суховато. Но меня это только подзадорило.

- Хотелось растопить этот лед?

– Хотелось узнать причину. Мы пригласили его в Москву – надеюсь, что пообщаемся в нерабочей обстановке, и я все пойму.

- Тот же Бышовец рассудил бы иначе: «Раз ты такой задумчивый – сразу на трансфер».

– У нас таких мыслей не было. Наоборот. В команде два любопытных игрока, они на восемьдесят процентов делают результат. Благодаря им «Венеция» – на втором месте. Седьмой номер, 37-летний капитан команды, тоже поиграл в серии А. И двухметровый хорватский нападающий Зубо. Очень выделяются.

- Игроки этой команды еще где-то работают?

– Не все. Многие учатся.

- Зарплата, как в «Юрмале»?

– Один в один. Я потому и рассказал. Самый высокооплачиваемый игрок получает 600 евро. Рядовой – 200-300.

- Как же они живут?

– Очень любят футбол. Каждый надеется, что однажды его заметят, пригласят в клуб на более выгодные условия. Я много читал о том, что Италия помешана на футболе. Сейчас убедился своими глазами. Это действительно какое-то безумие.

- Зарплату игрокам повышать собираетесь?

– Разумеется. Пока Кораблин поднял зарплату главному тренеру. Раньше тот получал две с половиной тысячи евро, теперь будет три.

- Имей вы возможность пригласить в «Венецию» любого тренера мира – кто бы это был?

– Семин.

- Почему?

– Поразительное сочетание человеческих качеств и профессиональных. Юрий Палыч как никто умеет создать в команде хорошую атмосферу. Поверьте, мне есть с чем сравнивать. Я как-то на досуге подсчитал, сколько за карьеру у меня было тренеров.

- И сколько?

– Семнадцать!

- То есть нынешние успехи Семина в Киеве вас не удивляют?

– Абсолютно. Он классный тренер и уже не раз это доказал.

- В «Венеции» может появиться тренер из России?

– Вполне. В нашей стране тренеров нынче не меньше, чем футболистов. Многие сидят без работы, так что в Италию поедут охотно. Скажу больше – я предложу Кораблину на должность помощника российского специалиста. Фамилию называть пока не хочу. Возглавлять «Венецию» на данном этапе, уверен, должен итальянец. Ему и футбольная кухня знакома, да и для игроков появление тренера-иностранца – определенный стресс, который сейчас ни к чему.

- Как у вас с итальянским?

– Пока никак. Учу.

- Горлукович в Германии выгнал учителя немецкого. Сказал: «Язык лучше выучу, если каждый вечер в пивную буду ходить».

– Отличный способ. Жаль, в Италии нет пивных.

***

- Назад в «Локомотиве» вас ждут, если что? Была такая фраза на прощание?

– Нет. Когда в очередной раз я издергался, отправляя команду на сбор в Венгрию, Кораблин, мудрый человек, предложил: «Прилетай в Венецию, осмотрись. Поймешь, что это не твое, – вернешься в «Локомотив». Я пришел к Смородской. Она сказала: «Дмитрий, давай так: я на твое место пока никого не приглашаю. Если в Италии тебя что-то не устроит – сразу приезжай в Венгрию. Я тебя жду». Вот такой разговор был. Но уже после того, как я уволился из «Локомотива», вряд ли Ольга Юрьевна позовет обратно. Даже уверен, что не позовет.

- Почему?

– Такой она человек. Придерживается принципа: «Уходя – уходи».

- Странно, как она не зачислила вас в люди Семина?

– Почему же? Наверняка зачислила.

- Последнее время в «Локомотиве» такие люди не задерживались.

– Но не могла же она сразу уволить из клуба 90 процентов сотрудников. Кому тогда работать? Хоть я никогда не скрывал, что у меня хорошие отношения и с Семиным, и с Наумовым.

- Как же вы выживали меж двух огней, ведь Семин с Наумовым друг друга на дух не переносили?

– Неправда. Большого конфликта у них никогда не было. Случались разногласия, недопонимания по некоторым вопросам. Причем настолько пустяковые, что сейчас оба страшно об этом жалеют. Если б можно было вернуть все назад, они бы просто не обращали внимания на эти мелочи. Где-то лишний раз промолчали бы, стараясь найти компромисс.

- Как Наумов отреагировал на ваш уход в «Венецию»?

– Прислал эсэмэску: «Узнал о новом назначении. Желаю удачи». Я честно написал ему, что боюсь. Николай Алексеевич ответил: «Не боги горшки обжигают».

- На футболе он бывает?

– Ему больно приходить на матчи «Локомотива». Знаю, что за команду Наумов по-прежнему очень переживает.

- Живет в Петербурге?

– Да, у него там какой-то бизнес.

- Так за что его выгнали из «Локомотива»?

– Его не выгоняли. Наумов сам написал заявление. У него был конфликт с кем-то из совета директоров. В итоге Николай Алексеевич стукнул кулаком по столу и сказал: «Все, я ухожу».

- Смородская в футболе разбирается?

– Смородская разбирается во всем. Не знаю, насколько глубоко она понимает игру, но профессиональными терминами владеет. Иногда выдает такие фразы, которые можно услышать только от действительно подкованного человека.

- Например?

– Как-то на сборах обсуждали игру «Локомотива». Смородская сказала: «Понимаю, почему мы хорошо сыграли. Было быстрое поле, которое сейчас нам на руку». Я очень удивился.

- Охарактеризуйте ее в трех словах?

– Очень уверенная в себе. Сильный руководитель. И совершенно непредсказуемая. Порой она сама не знает, что сделает через полчаса.

- Сразу вспоминается недавняя фраза президента киевского «Динамо» Игоря Суркиса: «Порой складывается ощущение, что госпожа Смородская разговаривает сама с собой».

– Это мнение Суркиса.

- Давайте поговорим о слухах, которые сопровождают «Локомотив» с появлением Смородской. Например, что заставляла игроков есть гречку.

– Не было такого. Шел разговор о необходимости углеводного насыщения организма после нагрузки. Семин это не воспринял и запретил. У них со Смородской произошел конфликт. А крайними, как всегда, оказались врачи «Локомотива». С этого года ситуация изменилась.

- Игроки, кажется, перешли на пиццу?

– Да, с ее помощью футболисты после тренировки восстанавливают потерянные углеводы. Впервые об этой методике я узнал на Кубке РЖД. Тогда в раздевалку «Челси» после игры приезжал из ресторана повар с железными лотками. И каждому игроку накладывал в тарелку. Но в «Локомотиве» спагетти предпочли пиццу.

- Слух номер два. О том, что Смородская урезала премиальные персоналу.

– Тут с каждым вопрос решался индивидуально. Я, допустим, раньше получал 50 процентов от премиальных. Смородская сделала 20. Чем она руководствовалась – не в курсе, даже не стал выяснять. Но футболистов перемены не коснулись, им платили в прежнем объеме.

- Правда, что сейчас в «Локомотиве» экономят на всем?

– Да. И, кстати, не считаю, что это плохо. Другое дело, нельзя все доводить до абсурда. Скажем, обслуживающий персонал стадиона и так зарабатывает более чем скромные деньги. Но когда у них из 12-тысячной зарплаты еще по три тысячи убирают, это неправильно.

- Вы бы сильно удивились, если б Алиев начал этот сезон в «Локо»?

– У меня с Сашей отличные отношения. Когда началась эта эпопея, я позвонил ему: «Не переживай, о переходе в киевское «Динамо» тебе объявят за несколько часов до завершения заявочной кампании на Украине». И не ошибся.

- Откуда такая уверенность?

– Это же математика. Предположим, Алиев остается в «Локомотиве». Но не тот Алиев, который блистал в прошлом сезоне, а нынешний. Ощетинившийся, как ежик, не прошедший толком ни одного сбора. Какая от него будет польза? При этом ему надо платить немаленькую зарплату, да и трансферная цена на игрока будет падать с каждым днем. И второй вариант – если Алиев уходит. Пусть не за те деньги, которые хотела бы получить Смородская. Но все равно плюсов гораздо больше. А то, что президенты киевского «Динамо» и «Локомотива» будут тянуть до последнего, это тоже читалось. Таковы правила игры. Оба надувают щеки, грозят друг другу пальцем и выдерживают паузы. Одни хотят сбить цену, другие, наоборот, пытаются выжать максимум.

- И слух номер три. Об украденных у Алиева часах.

– К сожалению, это не слух. Действительно был такой неприятный эпизод. После какой-то победной игры у Саши в раздевалке пропали часы.

- Говорят, они стоили 30 тысяч долларов?

– Дороже.

- Стащил кто-то из своих?

– Не факт. После удачных матчей в раздевалку «Локомотива» заходило очень много людей. Кто-то из них ближе к команде, кто-то – дальше, плюс какие-то знакомые этих людей. Но после того случая охране было дано жесткое указание посторонних в раздевалку не пускать. Разрешение провести туда кого-то мог дать либо главный тренер, либо я.

- Как в клубе восприняли демарш Сычева, который проигнорировал предновогодний сбор в Москве?

– Диму оштрафовали на очень приличную сумму.

- Это самый крупный штраф в истории «Локо»?

– На моей памяти – да.

- То есть сумма оказалась даже больше 30 тысяч евро, на которые Смородская оштрафовала Алиева, опоздавшего на собрание?

– Больше.

- Во сколько же вам обошлось отсутствие Сычева?

– Меня не оштрафовали, но с президентом был очень неприятный разговор. По голове мне крепко досталось. Я должен был обеспечить явку Сычева на командные мероприятия, в частности на съемки рекламного ролика Puma. Я поверил Димке, что он приедет в Москву. Но он подвел. Что это было? Не знаю. Не думаю, что таким образом он хотел бросить вызов Смородской. Сычев – порядочный парень, профессионал. Возможно, какие-то личные причины помешали ему вернуться вовремя.

- А кто из команды имел со Смородской самый тяжелый разговор?

– Семин, конечно. Они нередко общались на повышенных тонах.

- Помните знаменитую фразу, которую на банкете после окончания чемпионата произнес Семин: «У меня нет конфликта с Ольгой Юрьевной. Это у нее конфликт с футболом»?

– Конечно. Была такая фраза.

- Так кто же из них прав?

– Это только время покажет. Понимаете, у Ольги Юрьевны полное доверие главного акционера. Она – президент, значит, ей и решать, как выстраивать политику клуба. Допустим, я считаю, что клуб должен строиться совсем по другим принципам. Но ведь не факт, что прав Балашов, а не Смородская. Если Ольга Юрьевна даст результат с «Локомотивом», я возьму свои слова обратно.

- Вам кажется, что она часто поступает вопреки футбольной логике?

– Да в нашем футболе вообще многое делается против логики – начиная от баснословных контрактов и заканчивая составлением календаря.

- В Красножана верите?

– Думаю, в «Локомотиве» у него получится. Хотя бы потому, что у Красножана большой тренерский потенциал. Я видел, как он работает, как объясняет игрокам, что от них ждет. И самое главное – ребята понимают, что от них хотят. Когда на сборах они выполняли то, что говорил Красножан, это смотрелось просто супер.

- Самые странные легионеры, которых видели в «Локо»?

– Меня всегда ужасно злило, когда появлялся игрок, абсолютно не соответствующий уровню команды. Причем виноват-то не футболист. А агенты, которые его привезли и сказали: «Будешь в «Локомотиве» играть». Хотя после первой же тренировки становилось ясно, что он собой представляет.

- Два года назад Сергей Гуренко в интервью раскритиковал Гильерме: «Если уж везти вратаря из Бразилии, то он обязан быть на порядок лучше наших. Или обладать невероятным потенциалом. Ни того, ни другого у Гильерме я не заметил. Ни одного матча он за «Локомотив» не сыграл и уже не сыграет». Оказывается, даже такой опытный человек может ошибаться.

– Сережка увидел его в тот момент, когда Гильерме что-то мешало проявить себя во всей красе. Наверное, были проблемы в области психологии – не каждый молодой бразилец может быстро освоиться в России. Затем парень две тяжелейшие травмы получил. Но восстановился, начал работать. Когда Семин снова возглавил «Локомотив», то после первой же тренировки сказал Хапову, который отвечал за подготовку вратарей: «Ну-ка поработай с этим мальчиком. Техника потрясающая». И вскоре Гильерме стал прочно основным вратарем команды.

- Самый большой нераскрывшийся талант в «Локомотиве» на вашей памяти?

– Мне очень нравился полузащитник Семен Фомин. Очень одаренный мальчишка, со сборной Колыванова выиграл чемпионат Европы. А потом две серьезные травмы колена, операции. Психологически подсел. Семену перестали доверять. Последний год отыграл в «Локомотиве-2», а сейчас, кажется, его куда-то в аренду отправляют.

- Сегодня «Локомотив» матчем с «Динамо» открывает сезон. Не пойдете на стадион?

– Не пойду. После игры мне очень захочется зайти в раздевалку. А это некоторыми может быть неверно истолковано. Да и не хочется лишний раз травить душу. Страница перевернута. Начинается новая жизнь.
фото Новость опубликовал
wjwan
sports.ru
 

ЗАПИСИ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ

Загрузка...

Комментарии болельщиков (4)

свернуть ответы
фото Максорли
Спасибо за новость. Очень интересное интервью. Историей про Горлуковича порадовали)
фото FcLm03
Да, действительно интересное
фото я это сделаю)
"Российские-то клубы вообще уходят в небытие" вот эта фраза мне очень не понравилась, очень потягивает отрешением от российского футбола и какой то показухой небольшой
"Как-то на сборах обсуждали игру «Локомотива». Смородская сказала:
«Понимаю, почему мы хорошо сыграли. Было быстрое поле, которое сейчас нам на руку». Я очень удивился." - офигеть какая глубокая фраза такое и я бы без бэ сказала.
"Очень уверенная в себе. Сильный руководитель. И совершенно непредсказуемая. Порой она сама не знает, что сделает через полчаса." - а вот эта фраза не много в подтверждение первой и истинное его отношение к ней конечно он её не долюбливает из интервью все ясно действительно много всего интересного.
фото s-ejic
Очень интересный материал

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ ФУТБОЛА

26 июля, Среда

ТАБЛИЦА ЧЕМПИОНАТА РОССИИ

КомандаИМячиО
1Локомотив24-16
2Зенит24-16
3Краснодар24-16
4Ахмат22-06
5Урал22-14
6Уфа21-04
7ЦСКА24-43
8Арсенал21-13
9Анжи22-33
10Спартак22-22
11Динамо22-31
12Ростов21-21
13Рубин22-40
14Амкар20-20
15Тосно20-30
16СКА-Хабаровск20-30

наверх