24 Окт 22:00 Локомотив - Порту
28 Окт 14:00 Енисей - Локомотив
31 Окт 19:30 Локомотив - Енисей
3 Ноя 14:00 Локомотив - Арсенал
+6

Ника Пилиев - об интернате "Локомотива", премиальных Гинера, игре на "Олд Траффорд" и вреде аренд

19:49 20.12.2017
DUST 8
Пилиеву только 26, а кажется, что ветеран. В 18 он разочаровался в "Локомотиве", перешел в ЦСКА, а дебютный матч провел сразу в Лиге чемпионов. Говорит, что полчаса в Вольфсбурге не забудет никогда, хоть его команда и проиграла.

– Не мог поверить в то, что происходит! Хотя, когда готовился заменить Щенникова, колени уже не дрожали – иначе ничем хорошим это не кончилось бы.

Ничего хорошего дальше не ждало самого Пилиева: травма аренды, поездки в Словакию, Грузию, Армению и падение в ПФЛ. Этим летом Пилиев во второй раз пришел в астраханский "Волгарь", но и там все неспокойно.

ИЗ СОЧИ – В МИНУС 20

– Вы родом из Тбилиси. Как попали в Сочи?

– Из Грузии уехал лет в пять-шесть – в Сочи, где у нас много родственников. Там и начал заниматься футболом, выделялся, добивался успехов. В "Локомотив" попал за пару месяцев до 13-летия. Отец – любитель "СЭ", всегда читает вашу газету. В одной из рубрик написали: идет набор моего 1991-го года к тренеру Пауло Нани, бразильцу. Две недели я проходил просмотр и остался в интернате.

– Как работалось с Нани?

– Жесткий тренер, со своей линией. Заставлял всех играть до конца, а фолы даже не свистел, чтобы никто не симулировал и не валялся. Зато музыку нам ставил, Queen: перед тренировкой – We Will Rock You, чтобы взбодриться, а когда побеждали – We Are the Champions. Первая тренировка шокировала. На улице, в минус 20 – никогда еще такого холода не видел! Хотелось скорее обратно в раздевалку. Хорошо, что занятие дали легкое.

– Нани поставил вам такой классный дриблинг?

– Да нет, это с детства. Сначала отец, потом сочинский тренер Васильев. Его воспитанники выделяются техникой. Те же братья Коряны – именно из Сочи.

В ЦСКА ВЕРНБЛУМ ЛЮБИТ ПОДСЫПАТЬ СОЛЬ В ЧАЙ

– Александр Селихов сбегал из интерната по простыням. Вы как?

– Мы на втором этаже жили, так что обходились без простыней. И не попались ни разу! Я четыре года с Саней Кокориным делил комнату. Всегда был простым парнем, особо не обдумывал свои поступки. Что приходило в голову, то и делал. Рассказать? Вы что, родители прочитают!

– Родители Кокорина?

– Его-то привыкли, мне кажется! Я вот раз в год мог сбежать на дискотеку – все-таки мои родители жили в Москве. А Саша – почаще, он любитель погулять. Без излишеств, само собой. Кокорин – главный весельчак, вместе с Андреем Вавилченковым. Тот мог вырасти в хорошего хавбека, но загулял. В Москве от этого трудно удержаться, если у тебя есть деньги.

– Поступки вроде стрельбы на свадьбе Алана Чочиева характерны для Кокорина?

– Саше характерны поступки, которые многие не понимают. Не считаю правильным осуждать кого-то по таким пустякам. Все ищут тему для обсуждения, пока в чемпионате пауза. И еще добавлю: если бы на месте Кокорина оказался какой-то футболист из ПФЛ, никто бы не предал это огласке.

– В "Локомотиве" Кокорин блистал?

– Саню боялись все соперники, еще когда он был ребенком. Сколько забивал! Не понимаю, как Сашу "Спартак" не удержал. Там ему не дали места в интернате, в отличие от "Локомотива".

– С кем еще подружились?

– С Димой Полозом. Он крестный моего ребенка, а я крестил его сына. Этим летом Дима выбирал между "Зенитом" и "Рубином", я посоветовал цепляться за шанс и ехать в Питер. В "Локо" Полоз был скромным, но только не на поле. Там Дима не стеснялся отнять мяч у старшего товарища, убедить: пробить должен он. Кокорин так тоже мог, уже лет с пяти!
Из основы со мной и Полозом дружил Одемвингие. Не раз присылал за нами своего водителя, мы заезжали за Питером и двигали на базу. Ведь нам, молодым, и на электричках приходилось добираться. Или вообще сначала на "Локомотив" ехали, а оттуда – на автобусе через всю Москву.

– Родолфу в общении такой же дерзкий, как в игре?

– Наоборот, шутник. Запросто мог соль в чай подсыпать! В "Волгаре" сейчас такое Плиев и Букия проделывают. А в ЦСКА – Вернблум. Я с Понтусом не пересекся, мне Жора Щенников и Алан Дзагоев рассказывали. Зато Васю Березуцкого застал. В любую секунду мог кого-то по-доброму задеть!

СЕМИН ПРИНИМАЛ ЧОЧИЕВА ЗА МЕНЯ

– Почему вас не взяли в молодежку "Локомотива"?

– Раньше в дублях играла не только молодежь, кого-то спускали из первой команды. Тренер Ринат Билялетдинов как мог мне доверял, но в какой-то момент сказал: "Ты не будешь получать практики, которая тебе нужна". И посоветовал искать другую команду. Меня это задело. Ведь я любил "Локомотив", переживал за него с детства. Как раз в чемпионские годы команды Семина. Отцу всегда нравился "Локомотив", так что и я стал за него болеть. И хотел доказать, что достоин носить форму "Локо"...

– Кокорину предлагали в "Локомотиве" зарплату в 15 тысяч рублей. Вам платили больше?

– Саша, как я помню, не подписывал контракт со школой, отсюда такая маленькая сумма. Я в школе что-то все же получал, тысяч семь-восемь.

– Когда "Локомотив" спохватился?

– На Мемориале Гранаткина-2009 я выступал вместе с Артуром Нигматуллиным, Заболотным, Полозом, Гатаговым и стал лучшим бомбардиром турнира. Только тогда "Локомотив" захотел улучшить мне условия (положили столько же, сколько и ЦСКА). Сразу взяли с основой на сборы, я даже вышел на поле в матче с "Тереком". Наверное, в "Локомотиве" думали, что после этого дебюта меня зацепят, уговорят, но я уже подписал предварительное соглашение с ЦСКА. Как поступило предложение из ЦСКА, сразу его принял, такая во мне сидела обида. Когда в "Локомотиве" поняли, что я иду на принцип, перевели в дубль. Как раз Семин только пришел.

– Успели с ним поработать?

– Неделю. Строгий тренер, требовательный, тренировки у него суровые. Вроде говорит: "Сейчас бег, но вам это нетрудно". И как погнал нас! Кстати, Чочиев рассказывал: Семин потом путал его со мной. Кричит Алану: "Пилиев, Пили-и-иев!"

– Билялетдинов нагружал еще сильнее Семина?

– У Саярыча самые тяжелые сборы! Каждый день – три тренировки. Утром шли на пляж, и там – рывки, прыжки. Возвращались, брали вещи и через час, даже не покушав, шли на поле. Там – беговая работа. А вечером уже с мячами. Физику Билялетдинов поставил такую, что сезон дался легко.

АКИНФЕЕВ В ЦСКА НИ С КЕМ НЕ ДРУЖИЛ

– Главное впечатление от ЦСКА после "Локомотива"?

– Сплоченный коллектив, все друг друга знают. Команда-семья. "Локомотив" тогда был не таким, скорее разрозненным. В ЦСКА Рахимич помогал всем молодым. Стоял горой. Еще из легионеров я хорошо ладил с Секу Олисе. Его взяли в ЦСКА примерно вместе со мной. Олисе и Думбья веселили нас африканскими платьями, которые надевал летом.
Ну и Дзагоев как осетин всячески меня поддерживал. Как сейчас помню, впервые мы с Аланом пересеклись в автобусе, который забирал нас с Артуром Нигматуллиным на "Динамо" и вез до Ватутинок. А однажды пришлось помогать Дзагоеву разбираться с телефоном. Мы купили с ним вдвоем по третьей модели айфона. Я как-то перенес контакты, а Алан жаловался: "Ника, как это делается? Не могу ничего понять!" Приезжал ко мне домой, возились вместе.

– Акинфеев чувствовал себя в ЦСКА как в семье?

– Не замечал, чтобы Игорь прямо с кем-то дружил в команде. Да это и необязательно, по-моему. У Акинфеева были друзья за пределами командами. В ЦСКА он приходил как на работу, можно сказать. Но и не сказал бы, что Игорь кого-то сторонился – нормальные отношения.

– Больше всех в ЦСКА поражали бразильцы?

– Карвалью – левой ногой и вообще техникой. А Вагнер как поставит свою спину и задницу огромную, не подберешься! Думбья, наоборот, я не сразу разглядел. Помню его первую тренировку: работали только те, кто не играл в предыдущем матче, били по воротам. И Сейду ни разу не попал – все в молоко! Мы с Мамаевым так смеялись... А Сейду оказался топ-форвардом! При том, что выглядел не на свои 23 или 25.

– Думбья многие называют переписанным. Как и Кокорина.

– Про многих вокруг такие слухи ходили. Я в школе часто видел ребят и думал: что-то не то. Все говорят о кавказцах как о переписанных – да, на Кавказе процент таких случаев выше, но в целом эта практика распространена и в Сибири, и на Дальнем Востоке. В любом уголке России можно возраст поменять! Мой агент привозил в ЦСКА африканца Осени. Вроде очень молодой, а на самом деле здоровый, сносит всех! Выглядел явно не на свои 17 лет.

– Карвалью перед тренировкой вставал на весы с бургером.

– Со взвешиванием помню случай в "Локомотиве". После сборов у Шарлеса, Родолфу и Фининью каждый раз возникали проблемы с лишним весом. Тренер Рахимов очень злился и штрафовал их. У Карпина в Армавире с весом так же строго было. Чаще всего Рыжов попадался: Карпин даже на игры Диму не брал. Хорошо, что я не расположен к полноте, даже в отпуске. А ведь в Тбилиси нельзя не есть хачапури и хинкали!

НА ПРЕМИАЛЬНЫЕ ОТ ГИНЕРА МОГ КУПИТЬ МАШИНУ

– Самый странный персонаж в ЦСКА?

– Мусса Маазу. Однажды он сбежал с базы – прямо через забор перелез! Приходилось ловить. Маазу не доверяли, вот и не захотел он даже в запасе сидеть. А Нецид мог сломать кого-то даже на тренировке. Жестче Шембераса, просто безбашенный! Спокойно мог прыгнуть в подкате. У Томаша, по-моему, с головой что-то не в порядке. В жизни-то парень спокойной, а на поле как наступит на кого-нибудь своей ластой 46-го размера!

– Чепчугов чем удивлял?

– Танцами. Дзагоев пригласил нас на день рождения в ресторан. Посидели немного, начали танцевать. Вышел Чепа – и убил всех наповал! Очень своеобразно он исполняет.

– Самые большие премиальные в ЦСКА?

– После "Динамо", когда выиграли 3:0. Иномарку мог купить нормальную.

– Два года назад вы говорили, что передвигаетесь пешком. Так и не купили замену "БМВ"?

– Ну, не сам хожу, на машине езжу, но не на своей. Я авто вообще никогда не хвастался. Это Антон Евменов (бывший спортивный директор ЦСКА – Прим. ред.) сказал, что у меня белый "Мерседес". Я сразу же написал Антону сообщение: "Зачем такие вещи говоришь?" "Извини, – ответил, – что-то перепутал".

– У кого была самая шикарная машина?

– У Ефимова, бывшего защитника "Локомотива". Серега – просто помешанный на машинах. Свой "Джип Чероки" он прокачал, по-моему, до тысячи "лошадей". Вся Баковка слышала, что Ефимов выезжает с базы!

НЕ ПОЛУЧИЛ ОТ СЛУЦКОГО ШАНСА

– После "Вольфсбурга" вы дважды сыграли с "Манчестер Юнайтед".

– Мало кто вообще из российских команд играл на "Олд Траффорд", так мы еще и вели 3:1! Когда такое было? Помню, как меня подозвал Слуцкий. Нам штрафной поставили, с него "МЮ" забил, сразу после я поменял Нецида. А через пять минут рикошетом от Щенникова нам третий влетел. Команда у нас тогда была намного сильнее нынешнего ЦСКА. Красич, Мамаев, Гонсалес...

– Как работалось с Хуанде Рамосом?

– Тренировки у него очень интересные: как и у всех с испанцев, с мячом, без беготни. При этом интенсивные, не растянутые. Хуанде – сильнейший тренер, у кого я играл. Мне Рамос доверял. Жаль, что почти не задержался в команде. Игрокам говорили, что Хуанде хотел усиления, определенных трансферов. А Гинер покупок по 30 миллионов не совершает. Это странно: Рамос же знал, куда шел.

– Карьеру вам подкосила травма в игре с нальчикским "Спартаком". Межпозвоночная грыжа – это так серьезно?

– Сначала пробовали без операции. Дали паузу, потом водили по всяким остеопатам. Но боль не проходила, и только тогда решили вмешаться. Спасибо, что отправили меня в хорошую клинику в Женеве. Там все на высшем уровне, операция прошла успешно. Потом восстанавливался в Германии, а на сборах не тренировался, только занимался с физиотерапевтом. Потерял уйму времени. В 18-19 лет надо играть, хвататься за шанс. Слуцкого назначили, как раз когда я вылетел, а по возвращении не получил ни единого шанса. Просидел на замене все матчи. Только раз Слуцкий меня отправил разминаться, когда с "Сатурном" играли в Химках, больше – ничего. Слуцкий ничего не объяснял, а сам я не такой человек, чтобы подходить и что-то спрашивать. Вот отец ходил в клуб разговаривать, когда появился интерес из других клубов.

– Как уходили в "Амкар"?

– Летом 2010-го позвонил Рахимов, предложил аренду. Слуцкий как раз стоял рядом и поддержал эту идею. В Перми пришлось непросто, боролись за выживание, но задачу выполнили. Жили мы практически на стадионе "Звезда", Сергей Нарубин внизу (может, в подвале) оборудовал себе комнату и лабал там на гитаре. Он в рокерской теме! А Пеев, Сираков и Кушев водили команду в болгарский ресторан. Я так болгарскую кухню полюбил, что потом даже отца туда водил.

У КАРПИНА ВСЕ В ПОРЯДКЕ С ДИСЦИПЛИНОЙ

– Ваша вторая аренда – в "Слован". Как решились махнуть в Словакию?

– Вернулся на сбор в дубль ЦСКА, там Слуцкий объявил, что больше на меня не рассчитывает. Должен был подписать контракт со "Славией", но агент предложил "Слован" с тренером Владимиром Вайссом. В Словакии все складывалось хорошо. Болельщики там меня любили, хоть и по паре тысяч их ходило. Иногда они скандировали мое имя, чтобы Вайсс выпустил на замену. Но спустя полгода опять пришлось искать команду. После "Слована" понимал, что в ЦСКА больше не заиграю, и расторг контракт.

– Так вы впервые оказались в "Волгаре". Почему оттуда уехали в Грузию?

– Агент Мамука Джугели ввел в замешательство. Пообещал: "Поиграй в "Диле" полгода, потом я тебя верну в премьер-лигу". Я и уехал, а Мамука пропал. Когда объявился, предложил вариант в Оренбурге: "Давай к ним на сборы. Там все схвачено". Прилетел в Турцию, но в "Оренбурге" меня ждали только администраторы, а тренер во мне был не заинтересован. Для галочки меня Мамука отправил. После этого общение мы прекратили.
Похожая ситуация сложилась в "Сибири", тоже после "Дилы". Спортивный директор хотел, чтобы я остался, тренер – нет. Так же неудачно съездил в "Балтику". Мой друг там играл и порекомендовал пройти в "Балтике" просмотр, но я снова оказался не нужен тренеру. Здорово, что с Юрием Фарзуновичем (Газзаевым, главным тренером "Волгаря" – Прим. ред.) все с самого начала складывалось благополучно.

– Почему в Армении не пошло?

– "Бананц" тренировал Жолт Хорняк – сейчас он в "Луче-Энергии", такой харизматичный тип. Первые пять игр я выходил в старте, но Хорняк внезапно сказал, что найдет вместо меня другого человека. Тогда на меня вышел "Улисс". Там в плане футбола и отношения все нравилось, а команда – самая душевная в моей карьере. "Улисс" пробился в еврокубки, мы поехали на сборы, и тут начались слухи, что Валерий Оганесян перевезет команду в Армавир. Карпин летал на Мальту на матч Лиги Европы просматривать нас, в итоге из "Улисса" в "Торпедо" перешло человек 12.

– О Карпине вы отзывались с восторгом. Почему?

– Во-первых, дисциплина. В России это важно. Ребята говорили, что у Гончаренко в ЦСКА все тоже строго, пусть и немного по-другому. Во-вторых, Карпин сам участвовал в тренировках, показывал себя и смотрелся не хуже других. Как тренер Карпин точно посильнее, например, Слуцкого. На мой взгляд, Леонид Викторович – не топ-уровень даже для премьер-лиги.

– Карпин в Армавире мог сказать своему же игроку: "Ты не футболист". Разве это правильно?

– Конечно, переходить на личности – непрофессионально. Можно ответить: "А зачем ты его брал?". А раз взял – отвечай за него сам. Карпин просматривал такого Абу-Заида из Израиля, даже привез его, а потом сам же и не ставил.
Первое время Карпин мне не доверял. Дальше игр пять-шесть я начал в старте, с "Томью" просидел в запасе, с "Оренбургом" вдруг Карпин поставил меня в старте – и все. Ждал, что отношение изменится, но в итоге расторг контракт. К тому же жена рожала, хотелось быть рядом.

НЕ УДИВЛЕН ТОМУ, ЧТО СЛУЧИЛОСЬ С "АРАРАТОМ"

– Как попали в Латвию?

– Знакомый позвал в "Сконто", там меня ждал тренер-грузин. Отыграли предсезонный турнир, но к чемпионату "Сконто" не допустили из-за долгов. Его место заняла "Рижская футбольная школа", но состава команде не хватало. Вот и взяли многих из "Сконто". В Латвии нормальный уровень, примерно как ФНЛ. Стадионы точно лучше, чем, предположим, в Новокузнецке.
Потом я получил травму, потерял пять месяцев. Трансферное окно уже закрывалось, и знакомый тренер устроил меня в "Домодедово": "Набирай форму до лета и будь с семьей". Запомнилось в Домодедове ужасное поле. Словно бетон, ну или ковер без травы. В бутсах играть почти невозможно, тренировались мы без шипов.

– В "Арарат" не звали?

– После Армавира мы с Оганесяном разошлись во мнениях. Это нефутбольное, очень личное. И скажу так: меня совсем не удивило, как Валера поступил с "Араратом". Он и за "Улисс" еще всем ребятам должен, и мне тоже – зарплата и премиальные за два-три месяца. Официально суммы, которые должны быть нам выплачены, нигде не прописывались. Как нам их вернут, понятия не имею.

– После ЦСКА вы играли максимум десяток матчей за сезон. Почему?

– Аренды – это очень тяжело, а в ЦСКА из них вообще не возвращаются. Никому бы из молодых не советовал аренду. Если уходить, то на контракт. Когда знаешь, что через два-три месяца уйдешь, отношение к тебе другое. Только разыграешься, срок аренды кончается. В "Волгаре", где мне дали полноценный контракт, я играл часто, но ушел из-за того, что команда вылетела. Говорил Газзаеву, что зря – надо было остаться. Но меня напугала ПФЛ.

НАМ НЕ ОБЪЯВИЛИ, КОГДА У "ВОЛГАРЯ" СБОРЫ

– Что изменилось в "Волгаре" за четыре года?

– Мало что. Тренер тот же, к нему я и уходил. После ЦСКА Газзаев должен был брать меня в "Шинник", где тогда работал. Фарзунович планировал вернуть команду в премьер-лигу. Но в Ярославле я только тренировался: ЦСКА я покинул по ходу сезона и в заявку "Шинника" не попал. Вскоре Газзаев возглавил "Волгарь", и там уже я заиграл.
Этим летом меня приглашали в Эстонию, в "Калев". Вроде понравился, но подвернулся вариант с Астраханью, и я с удовольствием вернулся к Фарзуновичу. Тактика у него неизменная, 4-4-2 или 4-5-1. Все этим модные схемы с тремя центральными защитниками он не любит. Все время гнет свою линию и дает результат на уровне ФНЛ.

– Газзаев такой всегда, как на легендарном видео из раздевалки?

– Нет, абсолютно. Эмоции бывают у любого тренера. Просто неправильно выносить такое из раздевалки. Меня тогда не было в "Волгаре". И сейчас он бывает эмоциональным, когда команда не выполняет его требований. Всякое бывает.

– Правда, что "Волгарь" выставит на трансфер всех игроков с зарплатой свыше ста тысяч рублей?

– У нас тяжелая финансовая ситуация. Идет смена руководства, бюджет сокращают. Долгов больших нет, но есть неопределенность с будущим. Даже не объявили, когда сборы начнутся. Юрий Фарзунович ездил тренировать сборную ФНЛ, а потом должен был разговаривать с астраханским губернатором и решать вопросы о клубе.
Спорт-Экспресс
А также читайте
В ДРУГИХ СМИ
Комментарии
Это карма, Ника, за предательство Локо. И - удачи тебе и здоровья!
7
Иуда,продался за тридцать серебрянников
7
Скандальный тип. Со всеми был на ножах и везде себя правым считает. И называть Карпина сильнее Слуцкого очень непрофессионально.
4
Теперь понятно почему Ефимов пропал, да и Кокорин далб... ничего его не учит хотя бы участь Вавилченкова, Наумов говорил никого не видел более талантливого
4
Травма вроде Ефимова подкосила. Хотя хз,наверно, и красивая жизнь
2
Интересное вью. Карьера так пошла - итог продажи самого себя за чуть побольше денег, согласен с предыдущими комментами. А помню его, как подававшего большие надежды, сам похерил все свои перспективы.
2
Так вот почитаешь - и в Локомотиве-то его обидели, и Слуцкий не тренер и Карпин не профессионал, и там его отцепили и сям прогнали... Может, всё же, проблему стоит поискать в себе?
4
Если бы не знал про кого чилал и сколько ему лет, то подумал что уже лет 35, столько клубов сменить за небольшую карьеру, с ума сойти((
Информация
Для того чтобы оставить комментарий, войдите или зарегистрируйтесь