Вс, 12.02, 16:30
Локомотив
Локомотив
Урал
Урал
Ср, 22.02, 20:00
Локомотив
ЛокомотивП1 4.26
Спартак
СпартакП2 1.77
Пн, 27.02, 20:00
Спартак
Спартак
Локомотив
Локомотив
Сб, 04.03, 19:30
Ростов
РостовП1 2.03
Локомотив
ЛокомотивП2 3.70
Сб, 11.03, 16:30
Ахмат
АхматП1 2.14
Локомотив
ЛокомотивП2 3.44
20 тур
Сб, 18.03, 19:30
Локомотив
Локомотив
Краснодар
Краснодар
22
sports.ru

«У нас дружелюбная страна. В 2018-м люди показали, как принимают гостей». Юрий Семин о жизни и футболе в глубинке

Юрий Семин
Вадим Кораблев поговорил с тренером о большой поездке по России.

В конце 2022-го в онлайн-кинотеатре Premier вышел сериал «Здесь был Палыч»: легендарный тренер «Локомотива» Юрий Семин вместе с командой Sports.ru проехал по разным уголкам России (Орел, Пермь, Калтан, Омск, Дагестан), чтобы разобраться, почему там любят наш футбол, несмотря ни на что. Проговорить важные проблемы и показать людей, на которых, как выразился Семин в этом интервью, держится страна.

Я не был с Семиным в путешествии и знаю о нем примерно столько же, сколько и другие зрители сериала. Чтобы раскрыть впечатления тренера от работы в новом амплуа ведущего, мы встретились в Москве.

Семин жил в очень скромных гостиницах, но это его совсем не смущает. Он обожает спонтанные путешествия



— Почему вы согласились сниматься в сериале?

— Мне понравилась идея. Хотелось показать не тот футбол, который в больших городах: Москве, Питере, Казани. Где великолепные школы, оборудование, все современно выстроено. Хотелось показать футбол на периферии. Футбол, из которого вышло много игроков. Хотелось показать доброту людей.

Хотелось показать футбол, который нигде не показывают. Там растут ребятишки, у них есть мечты. Я тоже вырос на периферии, в Орле, у меня тоже была мечта. И она сбылась. И у них тоже будут сбываться.

— Четыре серии в пяти городах России (есть еще две серии из Италии) вы сняли за три-четыре недели. Вас и сейчас, в 75, не смущает интенсивность перелетов?

— Нет. Наоборот, мне понравилась программа: чем больше работы, тем я лучше себя чувствую. Если делаю какую-то физическую работу, становлюсь энергичнее.

Единственное что — мы не доехали до спортивной школы Магомеда Оздоева в Ингушетии. Было в планах, но не получилось.

— Я знаю, что некоторые гостиницы были далеко не люксовые, вы жили там же, где и все остальные. Ребята говорили, что в одной гостинице, наверное, со времен СССР не было ремонта.

— Это же работа, я на нее согласился. В данном случае была возможность поселить нас вот так — это часть работы. Нормальные были условия. Так многие живут, я в этом особых проблем не вижу.

— Можете ли вы собраться в путешествие за день: купить билеты вечером, а утром улететь?

— А я зачастую так и делаю.

— Последний случай.

— На чемпионат мира в Катар поехал. Провел там 12 дней. Правда, билеты получил не за один день, а за два-три. Сначала жил в гостинице в Абу-Даби и летал на матчи. А перед финалом переехал в Катар. Жил с аргентинцами.

— Можете путешествовать один?

— Могу. Самое главное — чтобы была идея. Иногда друзья подсказывают, иногда сам. Я не могу лежать на пляже. Не могу долго находиться в одном месте. Я всегда любил «Клуб кинопутешественников», там было много интересных идей, но сейчас его нет.

— Что обязательно берете с собой?

— А ничего — только эмоции. Главное — чтобы у тебя был интерес. Если есть интерес, ты не заметишь любые маленькие проблемные моменты. А если нет интереса, то и все будет не так.

В этой поездке [для сериала] у меня был интерес. И мне было интересно, что ответит мой друг, большой актер Валерий Баринов. Я ему скинул серии, и он любопытно сказал: «Мне очень понравилось, что вы не артисты. Фильм получился естественным. Вы были естественны. И люди, которые с вами общались». Сказал, что у нас получился добрый фильм.

Семин привозил маме в Орел мячи, а она давала их пацанам во дворе. Схема, которая вернет футбол на наши улицы



— В серии про Орел вы называете сильной идею соведущего Саши Аксенова: он предлагает, чтобы в подъезде каждого дома был мяч и все знали, где его можно взять. Реально такое сделать в масштабах страны?

— Реально. А похожую идею с мячами мне когда-то дала мама. Попросила привезти мячи, ей было уже далеко за 80. Я привез один, а она говорит: «А ты чего один привез? У нас во дворе много ребят». Потом я привез еще мячей, и как-то так сложилось, что к маме постоянно приходили мальчишки: «Баба Вера, дайте мяч поиграть». Она выходила, давала мяч и сидела смотрела, как они играют и получают удовольствие. И сама, видимо, тоже получала удовольствие. Кстати, все мячи возвращали назад. Никто никогда не унес себе.

Она это видела и когда молодая была. Я учился в школе, и мы играли с пацанами, а все мячи хранились у нас, потому что мы жили возле поля. Люди, которые жили рядом с нами, помнят это. И сейчас во время поездки мы их встретили, оставили им мячи. Не знаю, берут мальчишки или нет. Дети ведь ушли из дворов, пришли к телефонам.

— Ваша мама всегда была так внимательна к футболу? Не каждый заметит, что пацанам во дворе не хватает мячей.

— Нет-нет. Мои родители знали о футболе, поскольку я играл. Мама как-то сказала отцу: «Ты не мешай, раз он этим увлекается. Пусть увлекается». Они не знали, что здесь можно достичь больших успехов — и карьерного плана, и жизненного.

По крайней мере, они мне всегда добром отвечали на мои спортивные инициативы.

— А влияли на карьеру? Ваша мама как-то рассказывала, что вы ей звонили советоваться по поводу назначения в сборную. Она посоветовала не уходить из «Локомотива».

— Ну как не позвонить… Позвонить нужно обязательно. Но оказывать влияние — такого не было.

Отец был хорошим шофером, уходил в восемь и приходил в десять вечера. Мама занималась хозяйством, пчелами, свиньями, надо было огород содержать. Понимания спорта у них не было, а вот психологию они хорошо знали. Самым главным для них было, чтобы сын был счастлив. В этом плане у меня никогда не было проблем. Ничего мне не запрещали.

— Как вы себя ощущаете в Орле?

— Мне хочется походить по старым местам, по которым когда-то бродил. По спортивным площадкам, где когда-то играл. Хочется увидеть что-то новое, и иной раз оно есть, не узнаешь свои места. Знакомые еще остались, а друзей особо нет. За исключением бывших футболистов, Коли Долгова (звезда орловского футбола, провел четыре матча за сборную СССР — Sports.ru).

Меня тянет в Орел, там могила родителей. Тянет к этим людям, они меня любят, уважают. На протяжении многих лет все говорили: «Он орловский». Радуются моим успехам. Меня выбрали почетным гражданином города. Это все приятно.

— Часто возвращаетесь?

— Стараюсь три-четыре раза в год. Тянет. Там и Баринова родители остались.

— Где останавливаетесь?

— В гостинице. У мамы осталась однокомнатная квартира, она там умерла. Не могу там оставаться. Иной раз кто-то из родственников там живет.

— С сериалом вы впервые побывали у граффити, которое вам посвятили. Красота?

— Здорово сделали. Я не знал этих ребят, они полупрофессиональные художники.

Это в Железнодорожном районе. И стена ведь красивая стала.

— Это же вы помогли привести Юношескую футбольную лигу (ЮФЛ) в Орел?

— Я помогал, но дай бог, чтобы им это оставили. Дети играют на «Центральном», поле хорошее, народ ходит. Мне бы хотелось, чтобы оставили, потому что в этом регионе практически нет футбола. Тула — и все.

— Я делал интервью с блогером, который исследует детский футбол в России, и знаю, что зарплаты детских тренеров по всей стране на уровне 25 тысяч рублей. Блогер предлагал ввести порог, ниже которого детские тренеры не должны зарабатывать. Как думаете, такое возможно?

— Какой у всех людей порог, такой и у тренеров. У нас же есть минимум зарплаты, которую людям могут платить. Сколько это? 10 тысяч?

— Точно не помню, но смешные деньги, где-то в этой границе.

— Так вот тренеры под них подходят. Проблема шире.

— Из-за этого они берут несколько работ, устают и просто не могут концентрироваться на футболе. Можно ли качественно тренировать, работая где-то еще?

— Если ты профессиональный тренер, это твоя профессия. Она должна достойно оплачиваться. Если нет лицензии, то, конечно, может работать где-то еще, чтобы содержать семью.

Мы и хотели показать, что есть Москва, Питер и другие города, где футбол на одном уровне, а на периферии он сильно отличается. Что тут еще можно сказать? Это нужно менять.

— Когда в сериале вы замечали проблему, всегда говорили: надо спорткомитету/губернатору/властям обратить на это внимание, помочь. Учитывая, что вы бы точно выиграли выборы в том же Орле, когда-нибудь думали о политике?

— Никогда. Это не мое. Я, наверное, хорош в своем деле, я люблю свою профессию. В Орле внимательный молодой губернатор, я вижу, что город становится лучше. Смотрю с оптимизмом.

— В политике можно заниматься не городом, а спортом, развивать футбол.

— Не было времени об этом подумать. Я ведь закончил играть и сразу стал тренером. А бросать работу и перейти в политику — это не мое.

Все, что мы можем, — обратить внимание. Вот фильм сняли, сейчас с тобой разговариваем. Мы обсуждаем проблемы — может, кто-то услышит.

— А как вы относитесь к спортсменам во власти? Они там занимаются далеко не только спортом.

— У них свое видение жизни. Я не говорю, что это хорошо. Но и не говорю, что это плохо. Они достигли определенных успехов. Если они умны, почему бы не пойти. Другое дело, что их работа отражается на простых людях. И они должны это не забывать. Не забывать, откуда они вышли.

— А они не забывают?

— Очень часто забывают.

Семин недоволен, что первый тренер Головина получил всего 140 тысяч рублей от трансфера в «Монако». А еще он уверен, что «в телефонах тупые не сидят»



— В Калтане вы удивились, что на тренировке мало детей. Это проблема, что сейчас детей сложнее затащить на футбол?

— Проблема. Сейчас со спортом очень сильно конкурируют гаджеты. Поэтому для ребят нужно находить что-то новое, чтобы выиграть соперничество у телефонов. Хотя бы уравновесить. Раньше мы стояли в очереди, когда начинался отбор в какую-нибудь школу, чтобы нас посмотрели. А сейчас очередей нет.

Поэтому я за то, чтобы включать футбол в школьную программу. Тогда мы сможем переломить ситуацию. И нужна хорошая реклама футболу.

— Здорово, что вы говорите, что это проблема тех, кто должен вовлекать детей в футбол, а не самих детей. Многие ведь уверены, что дети просто отупели.

— Ну какие они тупые, если они в телефонах. В телефонах тупые не сидят. Но мы должны навязать конкуренцию. Потому что речь о здоровье.

— Еще один эпизод из Калтана: детей отправили наматывать круги по полю, а вы ухмыльнулись, что это им ничего не дает, потому что детям нужен только мяч. Казалось бы, это уже давно должны были выучить все тренеры, но многие до сих пор нагружают физухой. Почему?

— Физические упражнения детям тоже надо давать, но в возрасте постарше.

У нас в России минимум пять месяцев дети не могут играть в футбол из-за снега. В Испании мальчишка все 12 месяцев во дворе с мячом. Может быть, поэтому они более ловкие, чем наши? Поэтому. Нам нужно больше обращать внимание на то, чтобы дети играли, развивать их технику, ловкость. Футбол — это что? Мяч, ноги, голова. Чем чаще ребенок будет находиться с мячом, тем он будет более ловким. Нужен другой акцент. Современный футбол очень техничный, мы в этом серьезно отстаем.

У РФС есть программа, тренеры должны учиться. На всех территориях страны.

— А кричать на детей можно?

— Одна из самых больших наших проблем. Тренеры кричат, потому что чересчур зависимы от результата, им обязательно нужно выигрывать. Чтобы немножко больше была зарплата, премии.

Может, нам взять другой критерий для оценки тренера? Вышли из его возраста игроки в основную команду — значит, этот тренер лучше работает. А тот, который занял первое место на детском турнире и никого не выпустил в главную команду, в дубль, тот сработал хуже. Система поощрения не за результат, а качественных игроков.

Но это мое понимание. Пусть руководящие органы, федерация подумают над этим вопросом.

— Вы возмутились, что за трансфер Головина в «Монако» его первый тренер получил только 140 тысяч рублей. Почему это неправильно?

— Я считаю, что это ненормально. В этом трансфере — на 30 миллионов евро — громадные деньги получили только клуб и агенты. Да, школа в Калтане заработала (школа получила около 16 миллионов рублей и привела в порядок поле — Sports.ru). Но тренер тоже участвовал в процессе воспитания. Нужен другой регламент, чтобы тренер мог получить соответствующие выплаты: и тренер, который был в юношеской команде, и тренер, который выпускал его.

Все-таки этот тренер был с Головиным с самого начала, долго с ним работал. Значит, он тоже должен быть участником финансового процесса.

— Еще про финансовые процессы. По мотивам серии в Перми о возрождении «Амкара» у меня только один, но вечный вопрос: госфинансирование в спорте — зло?

— Да нет. Государство должно развивать спорт. Вот федерация организовала ЮФЛ, там 160 команд или больше. Это же для детей — здесь должно участвовать государство.

Клубы в идеале, конечно, должны перейти на частное финансирование. Есть же пример «Краснодара». Но почему «Газпром» не должен давать деньги на футбол? Пусть помогает. Доля государства в нашем футболе еще должна быть.

А вообще, то, что произошло с «Амкаром», — трагедия. Клуб столько лет играл в Премьер-лиге, в Лиге Европы с «Фулхэмом» встречался. Это же такая боль для людей. Хорошо, что президент Валерий Чупраков сейчас серьезно занимается клубом.

— Смотря на нынешнюю обстановку, как вы думаете: когда-то наш футбол сможет стать частным хотя бы на 40-50 процентов?

— Конечно, сможет.

— Когда?

— Сложно сказать. Но сейчас уже есть процентов 15-20. У нас есть люди, у которых очень большой частный капитал. Футбол нужен болельщикам. Надо все стороны направлять друг к другу.

В Омске Семин пил вино с батюшкой, который сам построил детский дом. Кстати, у Семина коллекция из 500 бутылок



— Пока я еще не включил диктофон, вы сказали, что ваша любимая серия — про Омск. Там батюшка построил детский дом, взял троих детей под опеку, играет с ними в футбол.

— Отец Антоний — это уникальный человек. Во-первых, он спортивный, атлетичный. Подает детям пример: хорошо играет в футбол, катается на лыжах, отжимается, подтягивается. Красивый, интересный человек. Хорошо говорит, умный. Живет полной жизнью.

И какой добрый! Не знаю, кто ему там помогал… Сделал своими руками детский дом, взял детей, от которых отказались родители. И они его очень любят. Даже были случаи, когда родители приезжали забирать детей из этого дома, но они не хотели с ними уезжать. Хотели остаться. Значит, он создал ту атмосферу и обстановку, в которой человеку нравится находиться.

Вот парень Серега. Уникальный. Он не ходит, но батюшка нашел ему место в воротах. У этого Сереги, когда мы начали играть, были совершенно другие глаза. Он обо всем забыл, получал наслаждение. Сергей Овчинников передал ему перчатки. На Новый год привезли и перчатки, и мячи для ребят.

А какой сад сделал отец Антоний! Они там работают, создают, все выращивают своими руками. На таких людях держится страна. Думаю, этим ребятам должны оказать помощь во всех их больших делах.

И почему мы говорим о таких людях? Потому что есть футбол. Футбол нас подталкивает говорить о людях, которые заслуживают внимания.

— Вы чем-то откровенным с отцом Антонием делились?

— У нас были беседы, мы выпили вина. Он сказал, что у него душа с этой землей, с этими ребятами, которых он не может бросить.

Причем вино из собственного виноградника, он выращивает. Хорошее церковное вино, много сахара. Натуральное получилось.

— Для вас важна религия? Ходите в церковь?

— Мне приятно ходить в праздники. Приятно ходить, когда мое личное самочувствие говорит: сегодня хочется пойти в церковь. Завтра может быть желание пойти в театр.

Это дело каждого человека, нельзя вмешиваться в его пространство. Считает он нужным, чувствует он одухотворенность идти в то или иное место — пожалуйста, очень хорошо. Хорошо — потому что человек себя чувствует.

Главный в этом процессе — человек. С его требованиями и пониманием жизни.

— Вы сами к этому пришли?

— Сам. У меня мама всегда ходила в церковь. И в советское время, хотя это не поощрялось. Мама тайно крестила меня. Отец, наоборот, никогда не ходил. Но они жили в семье — и никто никого ни к чему не склонял, не заставлял.

— А в церкви разные ходите или есть одна?

— Разные. Единственное что — люблю пойти в старый храм, который давно работает. И я везде хожу. Могу пойти в любой нашей деревне. Могу пойти в Израиле. Могу пойти в Испании или Италии. Архитектуру посмотреть.

Бог все равно один, я считаю.

— Как воспринимаете фразу «Футбол — это религия?»

— Для кого-то религия. Для кого-то увлечение. Человек, который любит стрессовое состояние, находит в футболе что-то большее. Не зря же итальянские болельщики такие красивые слова о футболе говорят.

— А для вас?

— Для меня это великая игра, которой я увлечен.

— Про вино. У вас, оказывается, большая коллекция.

— Не большая, но хорошая.

— 500 бутылок.

— Примерно, да. Когда работал в Новой Зеландии, начал изучать. Потом изучал, когда бывал во Франции. Ездил в туристические туры, смотрел, было интересно. Вижу хорошую бутылку вина — попробую. Если понравится, возьму в другой раз побольше. Могу домой привезти. Здесь сейчас сложнее стало.

— Где вы их храните?

— У меня есть специальные винные шкафы, погреб. Бутылки могут долго храниться. Французские дольше, испанские поменьше, итальянские чуть дольше, чем испанские. Португальские еще меньше выдерживаются. Понимание у меня есть.

— Самая дорогая бутылка?

— Секрет. Но чересчур дорогих у меня нет.

— Знаю про бутылку, которую вы купили за две тысячи евро, а сейчас она стоит несколько десятков.

— Да, есть такая. Надо уже выпить ее, срок хранения истекает. Она уже не лучше становится, а теряет вкусовые качества.

Семин восхищается красотой Дагестана и говорит, что в отношениях с партнером нужно искать баланс. А еще очень уважает женский футбол



— У вас изменилось отношение к женскому футболу после поездки в Дагестан (серия про девушек, которые создали команду, несмотря на осуждения близких и окружающих — Sports.ru)?

— Оно всегда было нормальным. Иной раз ходил на матчи женских команд, смотрел Суперкубок между «Локомотивом» и ЦСКА. Мое отношение к женскому футболу изменилось, когда я посмотрел чемпионаты мира в Канаде и Франции. Были полные трибуны — как на мужском футболе. И девушки играли очень здорово, они стали сильнее физически. Женский футбол сделал большой шаг в развитии.

Но наша история в Дагестане не для того, чтобы девочки обязательно были футболистками. Главное — что у них эмоции. Они собираются, им это доставляет радость. Они внутри этой группы обсуждают, кому чем помочь. У них очень профессиональный тренер Эльмира. Мотиватор. Добрая. Собрала девочек — может, у кого-то что-то получится? Большинство играет в удовольствие, но одну девочку я сказал показать тренеру женского «Локомотива». Лет 18 ей.

«Никто даже не понимал, что девочкам нужна раздевалка». Она поднимает женский футбол в Дагестане, несмотря ни на что



А вообще там девушки самого разного возраста. И все любят футбол.

— При этом некоторым из них сложно любить футбол из-за отношения родных. Мама одной говорит, что девушка должна быть в юбке, с мужем, с детьми, заниматься бытом — и все. Как вы это воспринимаете?

— В каждом регионе, в каждой стране есть свои традиции. Чьи-то родители не воспринимают футбол. Но если девушки решили играть, если им это нравится, я воспринимаю нормально. Нравится — пускай играют.

— Вы им давали советы, как отвечать на давление?

— Наверное, я не имею оснований давать такие советы. У них есть родители, да и девушки уже взрослые — сами могут давать советы.

— А родителям бы что сказали, которые не отпускают?

— Мне показалось, что девчонки из этой команды уже более-менее подготовили к этому родителей, мужей. И они свои принципы спустили на тормоза. Девочки ввели их в свой интерес. Они сильные, справились.

— Как вам вообще концепция, когда мужчина выше женщины, она должна во всем его слушаться.

— У каждого по-разному. Бывает, что и женщина — лидер. Кому как удобнее. Если два лидера, если друг другу не уступают, то очень сложно все происходит. Чаще проблемы.

Самый лучший вариант — понимать друг друга. Слушать.

— А у вас с женой как?

— По-разному. Насколько возможно, стараемся выдерживать баланс. Поэтому так долго и живем.

— Многие думают, что Дагестан — очень неустроенное и даже опасное место. Что скажете?

— Я с этим категорически не согласен. Я хорошо знаю Дагестан, бывал там и раньше, работал с «Анжи». Там очень добрые и справедливые люди. Да, горячие люди, у них большие эмоции. Но я бы не сказал, что там больше агрессии, чем в любом другом городе.

В первую очередь, если приезжаешь в другое место, ты должен понимать, как себя вести, учитывать традиции. Отсюда и ваши взаимоотношения будут складываться.

Дагестан — красивая республика. И сейчас становится значительно лучше. По туристическим маршрутам Дагестана ездит много наших людей.

— Два-три места, которые вас особенно впечатлили.

— Очень запомнилось место, где тренировались девчонки — в горах, на границе Дагестана и Азербайджана. Неописуемая красота.

Очень понравился Дербент, крепость.

А Махачкала — как и любой большой индустриальный город. Там, наверное, много своих проблем, но он все равно хорошеет.

— Мне сказали, что вы большой фанат экскурсий. В Дербенте сбежали на одну.

— Стараюсь ходить по возможности, да. В Дербенте мне было очень интересно посмотреть крепость и коньячный завод. Очень известный и очень старый. Там все на высочайшем уровне — старые постройки, но современное оборудование, красивое место, все в виноградниках, все зеленое.

Поэтому и коньяк хороший.

Семин объясняет, какой он увидел Россию и почему футболистам нельзя отрываться от людей. Его покорила любовь к футболу в Италии



— В сериале особенно заметно, что вас любят в каждой точке на карте. Как вы это объясняете?

— Надо ли это объяснять? Наверное, потому что я с людьми веду себя искренне. Я такой, какой есть. Может, поэтому они меня воспринимают за своего.

— Когда все любят — это ответственность?

— Конечно. Наверное, как я воспитан своими родителями, так и должен свою жизнь проживать. Должен помогать в силу возможностей. Не должен видеть только какие-то небеса — нужно ходить по земле своими ногами. Так я и делаю.

— Вы еще в выпуске Нобеля, когда ездили по Неаполю, говорили: «Хорошо, что Хвича видит, как живут обычные люди». Почему это важно?

— Это важно, потому что футбол — народный вид спорта. В него в основном играют ребята, которые вышли из простого люда, из простых кварталов. И поэтому я считаю, что если человек получил хороший контракт, он достаточно богат, то не нужно чересчур показывать блага, которые дала профессия. Мне кажется, футболист должен быть где-то рядом с теми людьми, из которых он вышел.

И надо быть добрым. Знаешь историю про Роналду? Когда он получил первый контракт и у него появились большие деньги, он купил своему другу дом. Надо, чтобы игроки не забывали такие моменты.

— В России молодые игроки часто забывают после первого контракта.

— Да, и мне это не нравится. Значит, они не совсем правильно воспитаны. Их надо поправлять. Это не значит, что надо с болельщиками идти выпивать и закусывать, но надо уважать людей. Понимать, что им сегодня может быть не очень хорошо. Какое-то сочувствие должно быть. И помощь.

— Мы много говорили о проблемах. А что хорошего вы увидели за время поездки?

— Самое хорошее: люди, с которыми мы встречались, очень сильно любят футбол. Они преданы игре, им это доставляет радость. За счет футбола, за счет общения они становятся добрее. Футбол может осуществлять их мечты.

Мне понравились действующие лица нашего сериала, особенно молодежь. Люди живут не только в Москве. И эти люди хотят радости. Для меня поездка получилась эмоционально положительной.

— Россия — какая она?

— Большая. Богатая талантливыми людьми во всех профессиях. Я считаю, что у нас дружная страна, доброжелательная. Чемпионат мира в 2018 году показал, как простые люди принимают гостей.

Рабочая страна. Люди любят работать.

Страна со своими проблемами.

— Россия — футбольная страна?

— Конечно. Посмотри, как любят футбол. В Орле на ЮФЛ ходит по две тысячи человек. И это нет рекламы. А будет реклама…

И это еще не самый футбольный город. Посмотри, что творится в том же Краснодаре.

— Одна серия «Здесь был Палыч» снята в Италии, там эта любовь ощущается иначе, сильнее. Не согласны?

— Согласен. Там совершенно другая традиция. В Италии рождается ребенок — и ему сразу дарят мяч или шарф того клуба, за который болеет отец. И они очень преданно болеют, с детства и до конца жизни ходят на стадион.

Мне очень понравились интервью с болельщиками «Ромы» и «Лацио». Они искренние, настоящие, говорят красивые слова. Что на футболе все равны — и профессор, и депутат, и рабочий. И они там едины. Мне один болельщик сказал, что они любят ходить на стадионы, потому что там они убирают телефоны и все остальное, смотрят друг другу в глаза. Видят только друг друга, мяч и две команды. И на два часа они растворяются там. Есть чему поучиться.

А как тебе парень Стефано, который болеет за «Локомотив»? Какие молодцы ребята, что нашли его. Самое удивительное, что он все знает о клубе, всю историю. Это говорит о том, что футбол имеет очень большое влияние на людей. Живет в Италии, работает, у него своя жизнь — и вдруг неожиданно болеет за «Локомотив». Меня это поразило.

В Италии любовь к футболу проявляется в отношении к детям. В школах чувствуется, что футбол — привилегированный вид спорта.

И у них очень сильная индустрия, большие деньги. Там относятся к игроку как профессионалу, очень талантливому в своем деле. И они хотят получать от него удовольствие.

— У нас так может быть?

— Может быть. И должно быть. Мы, конечно, уступаем, но надо стремиться. Просто жизнь у нас другая.

Еще кое-что важное про путешествия. И иностранные языки



— Тренер Калтана говорил, что никогда не был в Европе и мечтает посмотреть мир. А зачем смотреть мир?

— Это кругозор прежде всего. Затрагивает интересы, чувства. Здесь красивая природа, а здесь история, архитектура. Нельзя жить однобоко. Если есть возможность, надо путешествовать. Ты обогащаешься знаниями, знакомишься с традициями и культурой других стран.

Одна из проблем игроков, которые переходят в другие клубы, — они не знают язык. И часто не хотят учить. Появляются проблемы, нет общения, контакта на поле и в жизни. А такие вещи создают команду.

Если бы я знал побольше языков, то побольше бы поработал за границей. А так — всего один раз. Без языка хорошего ты пустой. Не можешь ничего в плане психологии дать игроку. Не зря же Гвардиола целый год учил язык, прежде чем поехать в Германию.

— Жалеете, что не выучили английский?

— Жалею. Сильно. Сейчас уже жалеть, наверное, бесполезно, но я понимаю, что у меня было бы больше возможностей.

— Мне показалось, что вы все равно очень раскованно и естественно себя ощущаете в Европе.

— Там красиво. Я этим восхищаюсь и не боюсь этого сказать. Но я и здесь восхищаюсь. Вот мы сейчас сидим — хорошая еда, интерьер. Тоже красиво.

Ну и как не восхищаться, если ты приезжаешь в Рим, а там… Такая история! И ведь все сохранено. Значит, люди что-то для этого сделали. В Риме мне нравится каждый уголок. Милан нравится чуть меньше. Но я и Испанию очень люблю. Помню, мы как-то приехали играть в Мадрид с «Реалом» и жили возле музея Прадо. Я захотел отвлечь команду и предложил всем посмотреть картины. Мы пошли, игроки смотрели как-то рассеянно, потому что, видимо, были в игре. Этот психологический момент не удался. Не сняли напряжение. Может, даже немножко подустали. В общем, мы проиграли.

— А вы часто так делали?

— Часто. Перед решающей игрой в Ярославле (речь про золотой матч 2004-го, «Локо» победил «Шинник» 2:0 — Sports.ru) мы заехали в Сергиев Посад, и вся команда получила удовольствие. Особенно иностранцы. Увидели красивые русские церкви и потом благодарили: «Коуч, ты нам показал Россию. Мы никогда не забудем эти места».

Тогда мы выиграли.

***

— Самое классное блюдо, которое вы попробовали во время поездки?

— Часто. Перед решающей игрой в Ярославле (речь про золотой матч 2004-го, «Локо» победил «Шинник» 2:0 — Sports.ru) мы заехали в Сергиев Посад, и вся команда получила удовольствие. Особенно иностранцы. Увидели красивые русские церкви и потом благодарили: «Коуч, ты нам показал Россию. Мы никогда не забудем эти места».

Тогда мы выиграли.

***

— Самое классное блюдо, которое вы попробовали во время поездки?

— В Дагестане было потрясающее блюдо. Нас привели в ресторан Будун Будунов и Гаджи Гаджиев, мы съели шашлык из осетрины. Ее поймали там же, в Каспийском море. Это было очень вкусно, потому что осетрина была совсем свежая.

В Калтане был шикарный борщ.

В Перми был прекрасный коктейль у болельщиков «Амкара», которые содержат бар.

В Омске было отличное вино у батюшки. И у него были самые вкусные помидоры, которые мы сорвали с грядки. И огурцы. Они же без всяких пестицидов, на земле выращенные. Это я прямо запомнил. Особенно помидоры потрясающие. Я сразу вспомнил вкус помидоров, которые у нас в Орле были на грядке. В детстве приходил и собирал их.

— Самое красивое место, которое вы видели за время поездки, не считая Дагестана?

— Орел. Там, где памятник Тургеневу. Внизу река Ока. Самое красивое место для меня.

Родина.
1 25
добавил: ЛОКОbs
А также читайте
Комментарии22
Щяс тут начнется из-за кликбейтного заголовка с желтушного сайта начинавшего как спортивный. ag

А интервью хорошее.
Дай Бог Палычу сил и здоровья!
Ответить 12
A
Редкий случай когда полностью согласен с мясом
Ответить 3
Кто против мяса - тот веган! ag 🤣
Ответить 4
O
Там по мясу вообще вариативность присутствует smolov
Ответить 1
Юрий Палыч Оле Оле Оле!
У нас люди дружелюбные точно, Юрий Палыч, здоровья Вам Clap
Ответить 11
А еще в 14 году Вежливые люди тоже показали, что лучше с Россией, чем без нее.
Ответить 5
T
Очень отличное вью. Палыч всегда в порядке.
Ответить 3
Это Родина моя-
Всех люблю на свете я!
Ответить 3
Да, Юрий Палыч все же, футболист, Тренер semin3 а не политик, или функционер!
Ответить 2
T
Не надо мэтру быть политиком. Не нужно грязи.
Ответить 1
интересное вью, Палыч доброй души человек. и не сомненно мэтр своего дела.

з.ы.
я читал данное интервью на спортс.ру там в комментариях такую грязь развели о политике просто ппц. как будто не спортивный сайт,а желтая политота
Ответить 2
На спортсру давно уже срут на спорт. Лет 10 как ушёл оттуда, захожу раз месяца в три.
Ответить 1
вот и я увидел статью прочитал, опустился ниже, думал люди обсуждают прочитанное, оказалось нет... я там вообще не комментирую.
Ответить
камменты в футбольных ветках детские - зайди в ветку фигурки, там настоящая битва тронувшихся умом домохозяек при поддержке платных ботов.
Ответить 1
Посмотреть еще 1 ответ
Палыч в Омске пил вино!!!
Ответить 1
Воюют политики, тех кого призвали дали шанс подзаработать.
Ответить
v
Палыч, только украинцам не рассказывай о нашем дружелюбии.
Ответить
А Палыч он и с украинцами дружелюбен! И они его, надеюсь, только добрым словом могут вспомнить. Палыч психолог от Бога, всем бы такую мудрость иметь!
Ответить
v
Заметь, даже в заголовке написано "Россия – дружелюбная страна". Так что в данном случае речь не конкретно о Палыче, а о стране. А украинцы, несмотря ни на что, добро (как и зло) помнят и понимают.
Ответить
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять и читать комментарии, войдите или зарегистрируйтесь
Информация
Комментировать новости на сайте возможно только в течении суток со дня публикации.