Сб, 05.12 14:00
Локомотив — Рубин
Ср, 09.12 23:00
Бавария — Локомотив
Вс, 13.12 16:30
Краснодар — Локомотив
Чт, 17.12 18:00
Химки — Локомотив
13
Спорт-Экспресс

Илья Геркус: Не хотел реагировать, пока дело не дошло до обвинений в мой адрес

Илья Геркус Не хотел
Бывший президент «Локомотива» рассказал о своем взгляде на ситуацию с коронавирусом, имидже клуба, словах нынешнего гендиректора Василия Кикнадзе и будущем футбола. А еще похвалил «Краснодар».

Геркус работал в «Локомотиве» с лета 2016 года по декабрь 2018-го. За это время железнодорожники стали чемпионами России и дважды выиграли Кубок. 28 января этого года стало известно, что «Локомотив» подал исковое заявление в арбитражный суд Москвы о взыскании с бывшего президента и гендиректора 144 миллионов рублей.

Пика достигнем в конце апреля



— Как поживаете, Илья Леонидович?

— Сижу на самоизоляции. Мужественно преодолеваю все сложности, связанные с этим. Думаю, конец уже близок. Максимум нам осталось месяц продержаться.



— В Twitter вы активно пишете на тему пандемии, приводите разные графики. Можно вас считать экспертом по этой теме?

— Не эксперт — любитель, как и многие. Но действительно — сделал прогноз по России на основании своей модели, и у меня получилось, что пик будет достигнут в конце апреля. С начала мая количество заболевших уверенно пойдет на спад, и в конце мая уже все завершится.

— Сколько на пике будет заболевших в сутки по вашим расчетам?

— В конце апреля дойдем до 6 тысяч в день. Всего случаев по моим оценкам будет в районе 180 тысяч, при этом количество умерших окажется меньше 4 тысяч. Это просто мои расчеты. Может, они оптимистичны.




История с чеками Штоффельсхауса — вранье



— Ваша вялотекущая информационная война с «Локомотивом» продолжается. Вы обмениваетесь ударами с Кикнадзе через СМИ. Почему дошло до этого?

— Давайте немного вернемся в прошлое. Когда мы расставались с «Локомотивом», все было максимально позитивно. И вообще, если вы помните, я избегал комментариев по поводу действий коллег. Ушел и ушел, закрыли тему. Но коль скоро дело дошло до обвинений в мой адрес, до нечестных, некорректных и неправильных высказываний, я посчитал возможным отреагировать.

Мне вменялось, что я якобы не отвечаю на какие-то вопросы, что какой-то аудит что-то нашел. Притом что на все вопросы я был готов ответить. Зачем же врать публично? Вот именно поэтому я решил ответить. Коллеги слишком сильно сфокусировались на прошлом, на моей деятельности, на трубах, которые пришлось чинить и прочих странных деталях. Конечно, радости мне это не доставляет. Но раз уж мы дошли до суровой стадии препирательств, я немного подраскрыл факты и представил свою точку зрения. А фактов у меня на самом деле много.

— Не уверен, что сигнал поняли правильно. Недавно в одном из Telegram-каналов появились сведения, бросающие тень на вашего соратника в «Локо» — Эрика Штоффельсхауса, якобы он чуть ли не чеки за кофе приносил в бухгалтерию. В общем, показали рвачом. Ваша реакция?

— Это уже просто выходит за рамки приличий. Зачем-то в Telegram-каналы сливаются конфиденциальные документы, вашим коллегам показали контракт Штоффельсхауса. Наврали сильно. Никто не будет это опровергать в деталях, но в целом понятно, что преувеличение с попыткой очернить, кинуть камень. Нет смысла препираться. Кто-то так видят свою миссию — побороться, поочернять. Что ж, тоже выбор.

Семин иногда позволяет себе перейти границы корпоративной этики



— Пока есть время, вы наверняка читаете спортивную прессу. Ознакомились ли с колонкой Юрия Семина в «СЭ»?

— Да, ознакомился. Смотрите, тут два важных обстоятельства. У футболистов действительно тяжелая карьера, но они очень прилично вознаграждаются за свой труд. Есть соблазн считать их людьми, которые просто так получают огромные деньги, ничем не рискуя и ничего не делая. Это не так, это ошибочное мнение. Деньги зарабатываются тяжело.

С другой стороны, и клубам в нынешней ситуации нужна помощь от своих сотрудников. Нужно выстраивать отношения таким образом, чтобы клубы были менее подвержены кризисным явлениям, которые, безусловно, их сейчас затронут. Это довольно интимная ситуация, тут нужно договариваться внутри и аккуратно доносить до публики: да, мы договорились, у нас все хорошо, достигли консенсуса, игроки пошли навстречу. А комментарии и вмешательство извне мешают.

— Не выйдет ли колонка боком Семину? Пишут, что руководство РЖД не оценило писательских талантов Юрия Палыча.

— Дело даже не в руководстве РЖД. Посыл не поняли очень многие. Выглядело это немного неуместно. Ничего плохого там глобально сказано не было, но сам факт высказывания...

Что ж, у Юрия Палыча бывает. К сожалению, он позволяет себе иногда перейти границы корпоративной этики и высказаться публично. Я это сам испытал на себе. Конечно, колонка может быть воспринята негативно. И не только руководством РЖД, но в целом общественностью. Неуместно это было. Каждый имеет право высказываться, да, но...

— Есть две версии того, что побудило его написать такой текст. Первая: он действительно так думает и не может молчать. Вторая: это часть многоходовки в его отношениях с руководством клуба.

— Это может быть искреннее желание. Да и вы, «Спорт-Экспресс», тоже поучаствовали.

— Мы всегда готовы дать трибуну футбольным людям.

— Есть же люди, которые окружают Семина — журналисты, друзья, соратники. Могла возникнуть у них такая мысль, что надо бы сейчас высказаться публично. Могу только гадать. Все-таки страница уже перевернута. Слава богу, клуб и футболисты договорились.

— Чуть ли не на следующий день после появления колонки.

— Ну да. Но шли же разговоры какое-то время. Это может быть совпадением. Но сам факт, что эти переговоры комментировались, сильно бьет по имиджу «Локомотива». Вообще имиджем в клубе сейчас пренебрегают. «Локомотив» сильно страдает от действий своего руководства. И ситуация с моим судом бьет туда же. Люди неосмотрительные, видимо. Для них история с имиджем, вероятно, вторична. А крутость внутренняя это для них главное.

«Локомотив» перестал заботиться об имидже клуба



— Со стороны главным пострадавшим в имиджевом плане выглядит господин Кикнадзе. Мог ли он купировать ситуацию?

— В моем понимании главная ценность, которая остается после любого руководителя, это бренд клуба, его имя, репутация. То, как его воспринимает общественность. С каким почтением и уважением относятся люди. Это важно. Об этом надо печься. В последние несколько месяцев мы видим со стороны «Локомотива» абсолютно деструктивные действия в этом направлении. На мой взгляд, это ужасно, и в итоге отпугивает болельщиков. Бьет по клубу долгосрочно. Просто сложно любить место, в котором происходят такие вещи.

— Мог ли Гильерме затаить обиду на Кикнадзе после той истории с контрактом, когда на встрече с болельщиками руководитель сказал, что легко найдет замену вратарю?

— Гильерме — вице-капитан, он председательствовал на том самом собрании. Представлял команду, пока Чорлука в Хорватии. А кто еще должен был выступать? Гильерме — самый заслуженный игрок, в команде он дольше всех. Иных мотивов тут нет. Кроме того, голкипер отлично справляется с ролью связующего звена между русскими и иностранцами.

— В общении с прессой у него образ паиньки. А когда он отстаивает интересы свои и команды, выходит, становится ежом.

— Слушайте, дело не в Гильерме и не в «Локомотиве». Во всем мире игроки тяжело обсуждают снижение зарплаты. Недавно я читал, что «Арсенал», к примеру, не смог договориться в аналогичной ситуации. В «Локомотиве» проблема была не в том, что футболисты не готовы. Просто они не все понимали, не все им разъяснили, не объяснили мотивы клуба. Возник миллион вопросов: что будет с продлением контрактов, на сколько это сокращение и так далее.

Был бы я на месте игроков, обязательно бы воспользовался возможностью разговора с руководством и задал бы эти вопросы. Спросил бы, как мы смотрим на продолжение сезона, что будет происходить дальше. ОК, давайте срежем зарплаты на ближайшее время, но что будет дальше? Поднять комплекс вопросов и обсудить их — нормальное желание.

«Краснодар» выглядит неуязвимым



— Как быть с выкупом Жоау Мариу? Теперь это невозможно?

— Этому помешают два обстоятельства: и финансовые потери, и дороговизна полузащитника. Жоау Мариу показал себя очень приличным исполнителем, но 18 миллионов это дороговато. Надо торговаться сильно вниз, но цена обозначена в контракте, и в этой ситуации будет сложно что-то сделать.

— Стоит ли вообще ждать массового исхода легионеров из чемпионата России?

— Нет таких оснований. Куда они будут массово исходить — в Бразилию? Мы же видим, что и на других рынках непросто. Да и вообще у нас не так много людей из больших чемпионатов.

— Есть же ликвидные активы вроде Крыховяка. Его можно легко устроить в топ-5.

— Топ-5 — я бы все-таки не обобщал. В Англии он выступал, ему не понравилось, вряд ли захочет туда вернуться. Тем более не помолодел с тех пор. В других чемпионатах играть может, да. Но отдать Крыховяка это значит лишиться от 5 до 10 очков за сезон, а может и больше. Вот «Локомотиву» и нужно смотреть, стоит ли оно того.

— Кто меньше других пострадает? На эту роль претендует «Краснодар».

— Соглашусь с вами. «Краснодар» выглядит пока неуязвимым клубом. И даже теми решениями, которые транслирует наружу, демонстрирует свою уверенность. Отказ от снижения зарплат это инвестиция в лояльность игроков и сигнал всему футбольному миру, что «Краснодар» это сейчас островок стабильности. Туда теперь будут обращаться в первую очередь, туда будут хотеть попасть. Это уже не просто клуб, а клуб со страховкой. Большое дело.

— Кто еще?

— Из российских команд вряд ли кто еще. Все примерно в одном положении.

— А как же ЦСКА, который и так живет в состоянии постоянного кризиса?

— С одной стороны да, адаптация прошла. Но ЦСКА тоже будет хуже, как и всем. И если второй раз подряд клуб останется без Лиги чемпионов, это будет очень сильный удар по финансовому благополучию.

Что делать с сезоном



— Ваше предложение: что делать с сезоном?

— Думаю, станут играть на нейтральных полях без зрителей в регионе, где есть несколько полей. Чтобы проводить несколько матчей в день. Либо Москва, либо Краснодарский край. Выберут место и в закрытом режиме, с соблюдением всех мер предосторожности, с тестированием, с минимумом допущенных людей, с разделением потоков — завершат сезон.

— И с миллионной армией телезрителей?

— Абсолютно. Думаю, опыт наших западных коллег сильно упростит ситуацию. Первыми проведут такие турниры немцы и англичане. Мы посмотрим, как у них это получится. Научимся. И просто скопируем опыт. А потом уже будут доиграны еврокубки. И, скорее всего, оставшиеся раунды плей-офф будут состоять из одного матча. Тоже на нейтральных полях. Экстра-режим — это выход.

— Что делать с теми иностранцами, которые уехали домой? Как им потом вернуться в Россию, если границы будут закрыты еще какое-то время после карантина — Чорлуке, Тедеско и так далее?

— Техническая проблема. Ее решат. Если мои предположения верны, и в Европе идет послабление карантина, будет принят план по постепенному снятию ограничений. К концу мая станет понятнее, как действовать.

Наши результаты стоят в музее на полочках



— В «СЭ» вышло большое интервью Штоффельсхауса, в котором он вас поддержал. Приятно было почитать?

— Мы хорошо взаимодействовали. Результаты стоят в музее на полочках. Эрик назвал вещи своими именами: отлично поработали, есть результат. От ошибок никто не застрахован, но главное — итог. Это приятно слышать. Интервью хорошее.

— Видите ли вы возможность еще напрямую пообщаться с клубом и все решить мирным путем?

— На вас подали в суд. Вы можете общаться сколько угодно, но это решение той стороны. Не я же подал в суд, а это с меня требуют деньги. Вернуть в кассу премии сотрудникам, в том числе и нынешним.

— То есть, исключаете, что вам позвонит Кикнадзе и скажет: извини, старик?

— В футболе все бывает. И со счета 0:3 команды отыгрываются. Я готов к любым поворотам, но это маловероятно.

Когда-нибудь поучаствую в выборах президента РФС



— Карантин рано или поздно закончится. Какие у вас творческие планы?

— В футболе у меня не так много ролей. Я достаточно хорошо поработал в «Локомотиве», и если рассуждать о дальнейшей карьере в футболе, то не так много должностей и возможностей, на которых можно выложиться. Буквально несколько клубов. И буквально одна-две должности в управлении ими. Клубных предложений не так много. Уходить в коллектив из провинции? Все-таки это шаг назад.

Что касается футбольных организаций, то в РПЛ недавно Сергей Геннадьевич Прядкин переизбрался, и члены премьер-лиги его поддержали. В другой ситуации, выдвинул бы свою кандидатуру, но сейчас в этом не видел смысла. То же самое касается РФС. Если когда-то Александр Валерьевич Дюков завершит свою деятельность там, то я поучаствую в выборах, представлю свою программу. Но пока у Дюкова моя полная поддержка. Сейчас реализую себя в другой области. С коллегами небольшая компания, занимаемся исследовательской работой, медиа-рынком, участвовали в тендере с РПЛ по международным правам.

— К вопросу о руководстве футбола. Какие меры на ваш взгляд должны предпринять в РФС для поддержки клубов?

— От РФС все ждут ясного и удобного графика возобновления чемпионата и Кубка России. А также лоббистских действий по помощи со спонсорами и по налоговым льготам. Уверен, что футбольный союз в этом направлении работает. Ничего нового, никаких сенсаций. В РФС держат руку на пульсе с проектами календаря, мониторят и аккумулируют данные по клубам. Скоро выйдут с какими-то предложениями. Плюс мы еще до кризиса знали, что планируются послабления по рекламе пива.

Почему футбол не будет прежним



— Можно ли утверждать, что футбол после пандемии не будет прежним?

— Не будет прежним, верно. Как минимум, полгода-год будут действовать ограничения по путешествиям. Первый этап — матчи на нейтральных полях без зрителей. Это уже новая реальность. Следующий этап — игры только с болельщиками домашней команды. Международные встречи на уровне сборных будут поставлены на паузу. Может, до конца года. Этапы еврокубков какое-то время будут на нейтральных полях из одного матча. Вообще перемещения людей между странами ограничат. Санитарные меры, к которым все привыкают, продержатся очень долго. Даже если все закончится благополучно. Пример — меры безопасности в аэропортах после терактов 11 сентября. Очевидно, что меры избыточные, но мы уже 20 лет снимаем ботинки и все в таком духе. Вот сейчас будет новый барьер — санитарный.

— Когда разработают вакцину, вы себе сделаете прививку?

— Как и все! Будем соревноваться, кто быстрее. Но смотрите, в чем дело. Раз до сих пор не изобрели стопроцентно верного теста, то и с вакциной процесс не станет стремительным. Явно должна быть последовательность. Сначала тест, потом вакцина. Сейчас тесты сдают по два-три раза. Это уже настораживает. Как разработать вакцину против болезни, которую и обнаружить точно невозможно? В этом сложность. Так что жду создания максимально быстрого и доступного теста. Если такую штуку изобретут, это снимет 99 процентов проблем. Вот такая помощь от медицинской науки нужна.
6
27
добавил: ATHF
А также читайте
Комментарии13
Только зарегистрированные пользователи могут просматривать и оставлять комментарии, войдите или зарегистрируйтесь
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 1 дней со дня публикации.