Сегодня, в 19:00
Локомотив — Ротор1.504.008.00
Вт, 27.10 20:55
Локомотив — Бавария
Сб, 31.10 19:00
Сочи — Локомотив
Вт, 03.11 20:55
Локомотив — Атлетико
147
Ложа прессы

Финансовый Fair Play. Как «Локомотив» выполнял соглашение с УЕФА

Финансовый Fair Play. Как
Это история о том, как московский футбольный клуб «Локомотив» в течение трех лет выполнял условия соглашения с УЕФА, которое был вынужден заключить из-за нарушения правил финансового Fair Play:

«УЕФА ввел в финансовый Fair Play 2009 году: клубы могут тратить не больше, чем зарабатывают. Убыток – превышение трат над заработками – не должен превышать пяти миллионов евро за три года. Термин «зарабатывать» трактуется правилами исключительно в смысле рыночных принципов. Все спонсорские контракты с владельцем клуба оценивают на «рыночность» специальные компании, аккредитованные УЕФА, по специальной утвержденной УЕФА методологии. Любое превышение суммы контракта над его оценочной стоимостью рассматривается как субсидирование. Оно ограничено 25 миллионами евро за три года. Все субсидирования, дотации или пожертвования свыше этой суммы заработком не считаются. Тратить эти деньги нельзя.

В мае 2015-го «Локомотив» был признан нарушителем правил, в частности, тратил намного больше, чем зарабатывал, а разницу покрывал нерыночной частью контракта с ОАО «РЖД». Накопленный с 2012 по 2014 год убыток составил 59 миллионов евро. Напомню, это время правления Ольги Смородской. После выявленного нарушения клуб был вынужден подписать мировое соглашение с УЕФА.

Согласно этому документу, «Локомотив» в 2015, 2016 и 2017 годах должен был ограничить свои убытки рамками допустимого лимита – 30 миллионов за три года. Кроме того, клуб заплатил штраф размере 1,5 миллиона евро, а в случае нарушения соглашения заплатил бы более крупный штраф и с большой долей вероятности был бы отстранен от участия в еврокубках.

В первый год соглашения убыток, посчитанный по правилам УЕФА, составил 20 миллионов евро, так что на следующие два года оставалось еще 10 миллионов «квоты».

В 2016 году в клубе произошли организационные изменения. В августе полностью поменялся менеджмент: Смородскую на посту президента сменил Илья Геркус, который и продолжил работать над выполнением соглашения с УЕФА.

Ситуация к середине августа 2016-го была непростой. Клуб зафиксировал в бухгалтерских записях доход от продажи Умара Ниасса (19 миллионов евро). Кроме того, был признан доход от выигранного в CAS дела против Лассаны Диарра (10,5 миллиона евро). В итоге с учетом доходов от продажи Ниасса и «доходов» от победы над Диарра убыток за 2016 год составил пять миллионов евро. Таким образом, на 2017 год оставалась возможность получить пять миллионов евро убытка, и соглашение было бы выполнено.

Эта амбициозная цель изначально вызывала большие сомнения – добавился целый ряд обстоятельств, которые сделали ее достижение еще труднее.

Во-первых, выигранное, но имеющее практически нулевые шансы быть исполненным в полном объеме дело Диарра. После угроз лишить игрока профессионального статуса через суд удалось убедить его выплатить три миллиона евро за два года. Разницу между суммой выигранного иска (10,5 миллиона) и полученными тремя миллионами пришлось списать.

Во-вторых, из CAS пришло решение по делу Майкона. «Локомотив» дело проиграл и должен был выплатить «Деcпортиво» 1,6 миллиона евро. Это дополнительный убыток, который необходимо было учесть.

В-третьих, в суде находилось дело Альберто Сапатера, начатое в январе 2016 года. В мае палата УЕФА по разрешению споров приняла решение в пользу игрока. К лету 2017-го было понятно, что дело в CAS будет проиграно. В связи с этим было принято решение заключить мировое соглашение на условиях немедленной выплаты долга. За это игрок немного уменьшил сумму требований – до 1,9 миллиона евро.

В-четвертых, были признаны убытки от продажи и разрыва контрактов с рядом игроков. Например, Эзекиля Хенти в январе 2016 года купили за пять миллионов евро, а в августе 2017-го продали только за 400 тысяч.

В-пятых, с 2017 года УЕФА ужесточил правила оценки рыночной стоимости спонсорских контрактов клубов, введя дополнительные скидки, ранее не применяемые. Для российского футбольного рынка такая скидка составила 40 процентов. То есть теперь к учету принималось всего 60 процентов от ранее применяемой оценки.

Вот с таким багажом формировались итоговые цифры 2017 года, по которым УЕФА принимал окончательное решение.

Команде экспертов и финансистов, которую Геркус и Ко собрали из менеджеров аудиторской компании KPMG и пришедших в клуб специалистов из «Зенита», удалось сделать практически невозможное. «Локомотив» смог увеличить эффективность рекламы генерального спонсора (рыночную оценку контракта «Локомотива» с РЖД) и доказать УЕФА ее справедливость.

Реклама РЖД на стадионе стала ярче, четче, стала больше попадать в трансляции. Перед каждым матчем для этих целей калибровались камеры вещателя, были размещены дополнительные щиты, 3D-ковры и так далее. Появились и дополнительные логотипы на форме. Помогло и создание «Казанки»: она также была забрендирована логотипами спонсора и генерального партнера.

Важной частью работы было переименование двух арен и включение этих названий во все справочники, например карты «Яндекса» и Google. На сборах команд, которые теперь стали носить название «РЖД тренировочные сборы», также стала размещаться реклама спонсора.

Благодаря этому оценочная стоимость контракта с РЖД была увеличена до 87,3 миллиона евро. С учетом скидки, которую УЕФА начал применять с 2017 года, финальная оценочная стоимость контракта с РЖД составила 52,4 миллиона евро, а в случае участия «Локомотива» в Лиге чемпионов – 56 миллионов евро.

Кроме того, удалось убедить УЕФА признать убытки от судов и продажи игроков одноразовым «несчастным случаем» – чрезвычайными расходами, связанными со сменой курса, а также учесть фактор ведения деятельности в условиях «структурно неэффективного футбольного рынка». Это были достаточно долгие переговоры.

К клубу было применено правило «О неэффективном рынке». Оно позволило ежегодно увеличивать оценку на сумму, рассчитываемую УЕФА (2017 год – на 20 млн евро, 2018 года – на 22 млн евро), но не большую, чем разницу между номинальной стоимостью контракта и дисконтированной стоимостью.

13 июня 2018 года УЕФА объявил, что «Локомотив» полностью выполнил условия соглашения. Таким образом, достигнутые договоренности позволили получать от генерального спонсора до 72,4 миллион евро в год, что на тот момент было эквивалентно примерно 5,5 миллиарда рублей.

Клуб мог безбоязненно выступать в еврокубках и получать соответствующие премиальные. Теперь требуется просто соблюдать минимальные базовые правила сбалансированности доходов и расходов».

P.S. История выше не учитывает активную трансферную кампанию железнодорожников летом 2018 года. В ходе которой, под Лигу чемпионов, были приобретены дорогие игроки с высокими зарплатами. Как мы помним, в плей-офф ЛЧ «Локо» не попал, и дополнительных доходов от участия в турнире не получил.

Летом 2019 года уже новое руководство «Локомотива» в лице Василия Кикнадзе сообщило, что клуб находится в «бордовых цифрах», то есть выплаты по ранее заключенным контрактам футболистов, а также обязательные платежи по трансферам стали превышать доходную составляющую бюджета.

В итоге клуб, находящийся на постоянном контроле УЕФА, чтобы не нарваться на новые неприятности, не мог разгуляться на трансферном рынке. По этой причине в летом 2019 года на трансферы было потрачено только 7 миллионов евро. Но и новый поход в Европу тоже оказался неудачным. Как результат - «пустое» ТО зимой 2020 года. Что будет дальше, во многом зависит от места по итогам чемпионата России, «Локомотиву», как воздух, нужно напрямую попасть в ЛЧ, продать ряд игроков и вписаться в новый лимит на легионеров.
8
59
добавил: ATHF
А также читайте
Лучшие комментарии
Стоп, стоп, стоп!

По этой причине в летом 2019 года на трансферы было потрачено только 7 миллионов евро. Но и новый поход в Европу тоже оказался неудачным.


Во-первых попадания Локомотива в ЛЧ после 14 летнего перерыва уже спортивный успех для клуба. Согласны? Мы не Реал, Ювентус или хотя бы Шахтер. Но вот для Кикнадзе и Мещеряков это уже не успех, а как обыденность. Типо мы топ клуб, в топ 20 клубов мира.

Во-вторых за попадание в ЛЧ дают огромные деньги для клуба. Около 24 миллионов. За два сезона около 50. Если взять сезон где Локомотив дошел в ЛЕ до Атлетико еще плюс 8 миллионов. Итого около 60 миллионов заработано командой и тренерским штабом.

В-третьих: Хватит народу мурыжить мозги. Если Кикнадзе и Мещеряков искали нападающего на рынке, значит деньги есть. А они есть.
37
Интересно, интересно... gercus
Все больше фактов свидетельствуют о том, что Кикнадзе - обыкновенное трепло и бездарь, как бы тут кикнадыши не распинались в его защиту. kik
Поскольку его действия, а так же Меща могут поспособствовать движению ВВЕРХ Локомотива, и это тревожно...
20
Забавно, как во всех сми (не знаю на заказ или нет), постоянно упоминают про то, что выступление в лч было неудачным, и типо мы не заработали денег.
Ну смешно же, особенно на фоне того, как всегда пытаются оправдать тех же коней, ежегодно надрачивая на них, какие они топ менеджеры, получают деньги за участие в лч и пох, что регулярно 4 место в группе. Такие двойные стандарты конечно.
19
Да и состав не уступал Атлетико и Ювентусу. Особенно скамейка прям уровень Порту или Байера.
17
Комментарии147
Только зарегистрированные пользователи могут просматривать и оставлять комментарии, войдите или зарегистрируйтесь
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 1 дней со дня публикации.