+22

Евгений Харлачев: «Когда Семин видел безразличие, сразу давал волшебный пендаль»

 
9 1 219
Евгений Харлачев: «Когда Семин видел безразличие, сразу давал волшебный пендаль»


Полузащитник «Локомотива» 90-х Евгений Харлачев рассказал Денису Романцову о звании почетного железнодорожника, приглашениях в «Спaртак» и киевское «Динaмо» и Агуэро за миллион.

- Завершив карьеру, вы работали в «Локомотиве» селекционером. В каком регионе?

– Я отвечал за Южную Америку. Предварительно договорились ехать туда вместе с семьей на год, но в итоге я проработал только месяц – потом клуб отказался от этой идеи.

- Успели кого-то посоветовать?

– Из тех, кого я рекомендовал, «Локомотив» не взял никого. У меня до сих пор сохранились собранные в Аргентине материалы, например, по Серхио Агуэро и Анхелю Ди Марии. Вообще из того списка, что я привез в «Локомотив», 12 человек в 2007 году стали чемпионами мира U-20. «Локомотив» выбрал других футболистов, хотя Агуэро на тот момент можно было взять за миллион долларов.

- Кто под вашим руководством вышел на новый уровень в «Локомотиве-2»?

– Вратарь Криворучко отыграл у нас сезон и его тут же взяли в первую команду. Семен Фомин выступает сейчас за «Ротор», Виталий Дьяков – в «Ростове». Артур Саркисов подписал контракт с «Локо», но уехал в аренду. Габулов-младший здорово провел у меня год, но «Локомотив» не обращал на него внимания. Много звонили из других команд и Георгий в итоге выбрал «Аланию». Когда он уехал во Владикавказ, в «Локомотиве» разразился скандал.

- Что так?

– В уходе Габулова обвинили меня и генерального директора Зелепукина: «Какое право вы имели его отпускать?!» А какое право мы имели его удерживать, если «Локомотиву» он был не нужен, а «Алания» предложила контракт? Потом уже им заинтересовались «Зенит» с «Анжи».

- Почему ушли из второго «Локомотива»?

– Шел полуторагодичный сезон, команда была на ходу, но в декабре Смертин объявил: «Контракт с тобой решено не продлевать». Я естественно спросил: «Алексей, а почему?» – «Ну, потому». Мы со Смертиным играли вместе, но когда Алексей появился в «Локомотиве», стал строить отношения по принципу «руководитель – подчиненный». Он же был сначала советником Смородской, а затем вице-президентом. Когда уволили самого Смертина, я уже и не пытался вернуться назад. Уйдя из клуба, лишился пропуска на матчи, так что ходить на игры «Локомотива» стало проблематично. В прошлом году был в Черкизове только два раза.

- Кем теперь трудитесь?

– У спонсора «Локомотива» – Первой грузовой компании – есть Железнодорожная лига. Работаю там тренером-консультантом. И с ребятами бегаю, чтоб совсем не растолстеть, и сам тренировки провожу.

- Как решили стать тренером?

– Когда учился в третьем классе, написал в сочинении, что хочу стать футбольным тренером. Тогда это казалось чем-то необычным. В советские времена и профессии-то такой не было, в трудовой книжке писали что угодно, но только не «тренер». Весь класс надо мной смеялся – и учитель в том числе: «Что это за профессия такая? Милиционер, космонавт, слесарь – вот это профессии».

- За кого болели в детстве?

– Лет с пяти-шести – за ЦСКА. Особенно нравилась та команда, которую Садырин привел к чемпионству. Причем болел за ЦСКА во всех вида спорта – не только в футболе, но и в волейболе, баскетболе, хоккее, везде. Мой отец играл вратарем в чемпионате области и увлек меня футболом. Он болел за «Динамо» и у нас все время было противостояние: даже когда в водном поло встречались «Динамо» и ЦСК ВМФ.

- Кумир детства?

– Мишель Платини. Я начинал как вратарь, но был моложе всех в команде и ушел играть в поле – и на позиции центрального полузащитника пытался подражать Платини. Когда играл в воротах, воровал у отца перчатки – для тренировок и игр. Они, конечно, были сильно велики, но если перемотать изолентой, то получалось нормально. Времена были тяжелые, извращались, как могли. Это сейчас – покупай что хочешь, а тогда новые перчатки стоили 9 рублей – дороговато.

- Как попали в «Крылья Советов»?

– Выиграл первенство России, проходившее на базе «Крыльев», и Виктор Антихович позвал меня на сборы. Антихович дружил с Найденовым и Овчинниковым, был тренером той формации, но в тот момент мне было всего 18, я играл в футбол в розовых очках, получал удовольствие и понятия не имел ни о каких договорных матчах. Представьте, в таком возрасте заиграть в высшей лиге. Тем более меня еще и в юниорскую сборную позвали. Съездил на чемпионат мира-93 в Австралии.

- Что за темная история произошла в четвертьфинале с Ганой?

– Вокруг команды крутились околофутбольные дельцы. В итоге несколько моих партнеров по команде поставили в тотализаторе на победу Ганы и благополучно проиграли 0:3. Потом увезли домой телевизоры, видеомагнитофоны, аппаратуру, хотя суточных было долларов 20. Сам я в матче с Ганой остался в запасе и узнал об этой истории только через полгода.

- В «Крыльях» вы столкнулись с легендарным для Самары человеком – Василием Жупиковым. Чем запомнилось сотрудничество?

– Василий был старше меня на 20 лет. Воспитывал, конечно. Просил в магазин сбегать. Однажды я вышел на тренировку «Крыльев» в майке тольяттинской «Лады». Жупиков мне: «А почему ты в этой майке». – «Она красивая, Вась». Он – хоп – и порвал ее на мне: «Иди переодевайся». Так и испортил мне весь запас маек. Разок я вскипел. Жупиков порвал мою самую любимую майку, так я пошел на принцип и порвал майку ему. Хохотали все – вплоть до Антоновича, а Вася, наоборот, растерялся.

- Когда на вас вышел «Локомотив»?

– После первого года в «Крыльях» пошли предложения – от ЦСКА, от «Торпедо». Когда тренировался с олимпийской сборной в Новогорске, приехал уговаривать Юрий Семин. Еще на год я остался в Самаре, но в конце 1993 года отправился на переходный турнир и в гостинице «Россия» снова встретился с Семиным. Уже не смог ему отказать. К тому же врач и массажист олимпийской сборной работали еще и в «Локомотиве» и тоже убеждали меня, что «Локомотив» – правильный выбор.

- Первые ощущения от Москвы?

– Очень тяжело. Все большое, чужое. После первых трех месяцев подошел к Семину: «Не могу, тяжело. Отпустите домой». Тем более «Крылья» звали назад. Был сложный период, но Семин убедил потерпеть. Первые четыре месяца я жил на базе в Баковке – она тогда выглядела, как общежитие. Деревянный дом, маленькие комнатки, все скрипит и обваливается, туалеты общие. Но все равно уютно. У приезжих была привилегия – селили по одному. В свободное время телевизор смотрел, книжки читал.

- А потом?

– Когда снял квартиру, стал посещать кино, зоопарк. Жил по соседству с Юрой Дроздовым и Олегом Гариным, ходили в гости друг к другу. У них уже семьи были, помогали мне адаптироваться. Ездили на тренировки в одной машине.

- Сколько болельщиков «Локомотива» собралось на вашей первой игре в Черкизове?

– Проиграли тогда «Динамо» 0:2. Собрались в основном динамовские болельщики, а наших – ну, человек пятьдесят. Считая родственников, друзей и детей. Мы знали каждого болельщика. Помню, они держали плакат «Барабанщики-81», а один парень передвигался на костылях. На выездах давали болельщикам деньги на обратную дорогу и питание. Брали их в самолет, если летели чартером, и в поезд, где у нас был свой вагон.

- А куда «Локомотив» ездил на поезде? В Ярославль?

– Нет, в Ярославль на автобусе. Поездом добирались в Нижний Новгород, в Питер. Прицепляли отдельный вагон и сажали туда всю команду. Мы сидели в СВ, а руководство – в вагоне, в котором еще Брежнев ездил: с телевизором, душем и большим столом.

- Когда посещаемость начала расти?

– В 1995-м, когда мы до последнего боролись за золото с «Аланией». Филатов, Семин и Давид Шагинян многое делали для привлечения болельщиков, но и мы своей игрой вносили вклад. Выигрывали Кубки, регулярно участвовали в евротурнирах. А когда к нам приезжали «Бавария» и «Лацио», стадион заполнялся.

- Игра с «Баварией» стала для вас дебютной в еврокубках. С какими эмоциями летели в Мюнхен?

– Когда попали на «Баварию», мы прекрасно понимали, что шансов у нас – ноль. Поэтому никакого мандража у меня не было. Знал, что выйду в основе, но готовился к игре совершенно спокойно, наоборот – было даже интересно посмотреть на звездных игроков: Клинсмана, Маттеуса, Кана. Соломатину перед игрой приснилось, что я забью гол. Говорю: «Ну значит – забью». Он мне: «Если забьешь, буду кувыркаться в гостинице». А коридор в гостинице длинный был: если б не забил, пришлось бы кувыркаться мне.

- Вы же могли и не выйти на второй тайм, в котором случился победный гол?

– Я до этого пережил перелом руки и играл с повязкой, а тут еще и по больному колену ударили. Адская боль, с поля унесли на носилках. Но врачи поколдовали и вернулся в игру. Когда приехали в Москву, меня стали на улице узнавать, автографы просили, репортеры на базу приезжали. Я спокойно к этому относился. Хотелось даже спрятаться – стеснялся. Первые ощутимые премиальные получили тоже именно после победы над «Баварией».

- Сколько?

– Тысячи три долларов. На собрании перед игрой Семин спросил у Филатова: «Ну, что – какие премиальные?» – «Юр, да объявляй, какие хочешь – все равно не выиграют». Семин удивился: «Они? Они могут» Победили в Мюнхене и перед ответной встречей понаехали какие-то спонсоры, руководители железных дорог: «Мы вам еще добавим!» Набежало тысяч десять.

- Майками с кем-то из звезд «Баварии» менялись?

– Тогда ведь был некоторый дефицит формы. Когда в Москве несколько игроков поменялись с баварцами майками, наши администраторы были в шоке. Ругались в раздевалке: «Формы больше нет! В чем играть следующую игру?» Администраторов можно понять – это нам нужны были майки «Баварии», а им-то – разве что для экзотики. Тем более даже по тем временам у наших маек был довольно смешной дизайн. Большие воротники до пуза, широкие. Бежишь – а сзади у тебя как будто парашют.

- В другой культовой для «Локомотива» игре – с АЕКом – вы забили дважды, но засчитали только один гол. Выход в полуфинал Кубка Кубков до сих пор в памяти?

– Всего Мерк не засчитал два гола и это нас только разозлило. Увидел недавно в интернете последние минуты той игры. Мы были настолько злы, что в тот вечер даже «Баварию» загнали бы за Можай. Вспахали все поле, Гуренко выносил мяч из ворот.

- Семинский «Локомотив» четырежды выиграл Кубок России. Как отметили первый трофей?

– Поехали с женами и подругами в гостиницу «Россия», там бар был. Потом на базе продолжили. В том числе и через совместные праздники команда становилась дружнее. Мы друг другу не надоедали, нам нравилось проводить время вместе. Семин с Филатовым всегда находились на таких праздниках вместе с игроками. Считали, что важные победы лучше отмечать открыто и сообща, а не разбредаться по углам. Но и нас это дисциплинировало – не позволяли себе перебирать при руководстве.

- Что вызывало особую ярость Семина?

– Когда видел безразличие, сразу давал волшебный пендаль. В перерывах рвал и метал, как Фергюсон. Посмотрите, сколько матчей мы выигрывали на последних минутах – эмоции Семина нам в этом очень помогали. Семин настоящий: он ругался не со зла, а потому что переживал и хотел нас подстегнуть. Бегал по бровке, пихал и судьям и игрокам – но никто не обижался. Подходил после игры: «Надеюсь, ты не обиделся?» – «Да нет, что вы, Палыч». Мы же не девочки, чтобы обижаться.

- Конкретный случай, когда его эмоции помогли команде?

– Играли с «Динамо», которое тогда тренировал Газзаев. Они с Семиным друзья, и от этого противостояние становилось еще более принципиальным. После первого тайма проигрывали 0:2. В перерыве Семин дал всем волшебного пендаля и во втором тайме мы сравняли. Раздевалки в Петровском парке рядом, так что после игры мы слышали, как Газзаев орал на своих: «В первом тайме играли как «Манчестер Юнайтед», а во втором, – долго подбирал слово, – как «Локомотив»!»

- Ваш самый нелюбимый выезд в девяностые?

– Во Владикавказ. В каждой игре какие-то судейские ошибки. Полный стадион, состав приличный – хотя, когда «Алания» стала чемпионом, мы их два раза обыграли.

- На какой стадион ехали с удовольствием?

– Всегда нравилась атмосфера «Петровского». Там и в девяностые собирался полный стадион.

- Когда вас начали переманивать у «Локомотива»?

– Перед Евро-96 Романцев вызвал нас с Овчинниковым в сборную и сделал предложение перейти в «Спартак». Но меня абсолютно все устраивало в «Локомотиве» – никакие золотые горы были не нужны. Киевское «Динамо» при Лобановском звало два года подряд – условия предлагали намного лучше, чем в «Локомотиве», но покинуть такой дружный коллектив я просто не мог.

- Самый памятный подарок, что получили в «Локомотиве»?

– Было принято: подписываешь контракт, тебе дают квартиру или машину. Еще как-то лучшему игроку матча подарили самовар. Когда заняли третье место, наш спонсор «Самсунг» подарил всем видеокамеры. Все, конечно, были невероятно довольны – видеокамеры в 1994 году могли видеть только по телевизору. Тогда же получили звание почетных железнодорожников.

- Пригодилось?

– Ни разу не пользовался. Хотя можно было бесплатно ездить на метро, пригородных поездах и раз в году – прокатиться в СВ туда-обратно. Один раз провожал на Ленинградском вокзале родственников в Питер. Решил спросить у проводницы, лет шестидесяти: «Бабуль, а вы почетный железнодорожник?» – «Да ты что, милый?! Мне для такого звания надо подвиг совершить – работать лет сто, спасти кого-нибудь на железной дороге. Тогда, может быть, дадут». Я говорю: «А перед вами – почетный железнодорожник». А мне же тогда лет 20 было. Проводница завелась: «Иди отсюда. Что ты мне лапшу тут паришь? Сейчас милицию вызову!» Естественно, не поверила.

- А игрокам постарше верили?

– Хасан Биджиев рассказывал. Понадобилось срочно улетать, на самолет билетов не было и он решил воспользоваться своей привилегией. Подходит к железнодорожным кассам, протягивает удостоверение почетного железнодорожника. Кассирша ему: «Подождите минуту». Появляется наряд милиции и уводит Биджиева. Подумали, краденное удостоверение. Потом извинялись.

- Кадр, где вы стелитесь в подкате в огромной луже на самарском стадионе и выныриваете оттуда по уши в грязи, незабываем. Помните ту игру?

– Самое начало сезона-95. Март, поля не готовы. Лед, вода. Подогрева еще не было. Наверное, самые экстремальные условия, в которых приходилось играть. Удивляюсь, когда сейчас футболисты жалуются на какие-то там кочки. Тогда никто не возмущался – просто выходили и играли.

- У вас были возможности уехать в зарубежный клуб?

– Когда сел на лавку в «Локомотиве», захотелось новых эмоций. Ездил на просмотр в «Дуйсбург» и «Брюгге». В Бельгии сыграл даже товарищеский матч: выиграли 2:1, я забил два мяча. В «Брюгге» было очень интересно: почувствовал, что это мой чемпионат и я могу там заиграть. Но с «Локомотивом» что-то не срослось.

- Первый матч за сборную – сильное потрясение?

– Воспоминание на всю жизнь – товарищеская игра против Бразилии с Роналдо в атаке на переполненном «Динамо». Я не надеялся выйти на поле и даже не поверил, когда Игнатьев меня решил на замену выпустить. Я был молодым пацаном, а вокруг – Канчельскис, Карпин, Мостовой, Юран, Тетрадзе, Радченко. Смотрел на всех выпученными глазами. Поначалу даже стеснялся к ним подойти.

- Вы ведь с женой впервые встретились в самолете сборной?

– Летели с молодежной сборной на товарищеский матч в Токио. Гершкович тренером был. В том полете и познакомились. Жена, кстати, и сейчас продолжает работать в «Аэрофлоте». Часто устраивала мне нежданчики. Вылетаю со сборов с «Локомотивом» или «Динамо», захожу в самолет – а она там. Или в гостиницу приезжаешь – а там открытка от жены. Многие знакомые ей говорили: «У тебя же муж футболист. Зачем тебе работать?» А ей нравится летать. Наверное, мало кто из жен спортсменов так активно работает – так что я перед ней просто преклоняюсь.

- В «Динамо» вы застали уход Николая Толстых. Как он отразился на команде?

– Толстых был для «Динамо» – что Семин для «Локомотива». Фанатично предан клубу. Делал для футболистов буквально все. Когда он ушел, в «Динамо» начались потрясения, скандалы. Постоянно менялись тренеры и генеральные директора.

- Что за потрясения?

– Тогда «ЮКОС» спонсировал команду, и в 2003-м началась финансовая нестабильность. Сейчас кому скажи, что в «Динамо» могли не получать зарплату четыре месяца – никто не поверит. А мы это пережили. Бредятина творилась, жили в прострации. Кто-то тогда сказал в интервью: «Динамо» сейчас – болото». Действительно, на тот момент так и было.

- Динамовские тренеры отличались от Семина?

– Прокопенко, друживший с Семиным, – очень душевный человек. Даже ругаться не умел. Прокопенко добивался от нас умного футбола, а Новиков, его предшественник, всю жизнь был жестким защитником и делал акцент на единоборствах.

- С кем из «Локомотива» девяностых продолжаете близко общаться?

– С Пашининым, Дроздовым, Оганесяном, реже с Овчинниковым. С Семиным контакт поддерживаем. Когда его уволили из Киева, я позвонил, говорю: «Тренерская солидарность, звоню поддержать». От него тоже был звонок, когда я лишился работы в «Локомотиве-2».

- Селекционером в «Локомотиве» вы начали работать при президенте Филатове?

– С Филатовым успел поработать совсем чуть-чуть. То, что его попросили из «Локомотива», – трагедия для всех. Переживал не только он, но и люди, которые до сих пор работают в клубе. Такая рана на сердце у Филатова с тех пор, что в футбол вряд ли вернется – хотя ему предлагали.

- С кем из президентов вам в качестве тренера «Локомотива-2» работалось комфортнее всего?

– Со Смородской я лично не общался. Дольше всех работал с Наумовым. Когда он пришел в «Локомотив», был чужим человеком в футболе. С Семиным у них не все срасталось. Но Наумов умеет слушать, много общался с Филатовым и учился быть футбольным президентом. Насколько я знаю, большая часть болельщиков относится к нему с благодарностью.

- Как отреагировали на последний уход Семина из «Локо»?

– Появилось очень сильное ощущение несправедливости. Кто-то решил потешить свое самолюбие. Взяли и отодвинули сначала Филатова, а потом Семина. Решили писать новую историю. Ну, пожалуйста.
sports.ru

ЗАПИСИ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ

Загрузка...

Комментарии болельщиков (9)

свернуть ответы
фото nikish redgreen
Таких людей теряем,смородской главное своего зятька пристроить,а на людей,которые действительно что-то для клуба сделали ей просто наплевать...
11
фото vargas
всем "писателям " новой истории ЛОКО : пеките лучше блины , и преимущественно дома..............
4
фото leon
Очень интересно.
фото Irbis
К сожалению то, чем отличался Локомотив (безграничная сплоченность внутри команды), при смородской полностью отсутствует.
11
фото aleksis
Так ведь для этой мадам славная история "Локо" - годы лузерства, о чем тогда говорить? Я не удивлюсь, если сейчас вместо былой сплоченности в клубе вовсю процветает стукачество и подхалимаж...
4
фото BARS
Очень интересно!
фото Илья гуру прогнозов
Сама мысль о Серхио Агуэро и Анхеля Ди Мария в Локомотиве, это было бы очень круто. Но видимо у нас руководство дерьмо
2
фото khorsi
Котов лучший селеционер!
фото Greenfog
Хорошее интервью. Асфальта на костылях Евгений помнит даже.

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ ФУТБОЛА

25 сентября, Понедельник
24 сентября, Воскресенье

ТАБЛИЦА ЧЕМПИОНАТА РОССИИ

КомандаИМячиО
1Зенит1121-327
2Локомотив1115-1023
3Краснодар1117-1021
4ЦСКА1114-920
5Ростов1110-816
6Урал1113-1016
7Спартак1116-1714
8Ахмат1013-1514
9Рубин1015-1014
10Уфа118-1313
11Арсенал1110-1411
12Динамо119-1110
13Тосно1110-159
14СКА-Хабаровск106-108
15Анжи119-258
16Амкар103-98