наверх

Новости Футбола России
5 895
 
+2

Подъемный откат

 
В августе 2014 года в Палате по разрешению споров Российского футбольного союза (РФС) был зарегистрирован иск лицензированного агента Владимира Дейнеки к нападающему футбольного клуба «Рубин» Владимиру Дядюну. Сумма исковых требований составляла примерно 13,5 млн. рублей, которые футболист должен был выплатить своему представителю в течение сезона 2013/2014 года в соответствии с условиями агентского договора. Эта сумма, следовало из заявления агента, складывалась из 10% от валового дохода футболиста, полученного в период выступления за московское «Динамо» в сезоне 2013/2014 года. Доход игрока составляли деньги, вырученные в рамках профессионального контракта, а также так называемый подписной бонус, то есть подъемные.

В сентябре игрок сделал ответный шаг — написал в РФС письмо на имя президента федерации Николая Толстых, в котором рассказал об обстоятельствах своего перехода в стан бело-голубых.

Это письмо, содержание которого «Новой газете» подтвердили несколько не связанных друг с другом источников и опровергли — его же фигуранты, раскрывает негласные правила российского футбола. Правила, о которых знает всякий футбольный функционер и агент и о которых наслышан практически каждый неискушенный любитель отечественного футбола, но о которых не принято говорить вслух. А тем более сообщать в письменной форме.

ПИСЬМО

В Палату по разрешению споров обратился агент ДейнекаВ.В.

«У меня действительно был заключен 26.10.11 агентский договор с данным агентом. Данный агент действительно участвовал в подписании мной трудового договора с «Динамо-Москва».

Но я ничего не должен данному агенту, так как все заплатил ему, причем сумму гораздо большую, чем было оговорено агентским договором.

За период моей карьеры в «Динамо» мной было выплачено агенту порядка 54 000 000 рублей. При этом всего за 12 месяцев контракта с «Динамо-Москва» мной было заработано около 140 000 000 рублей. То есть агентское вознаграждение составило почти 40% от моего дохода, тогда как по заключенному нами соглашению должно было составить 10%.

Агент утверждает, что выплаченные мной ему пять сумм (всего 2,5 млн. рублей) были займом, который он вернул. Это неправда. Эти деньги переводились мной на личный счет агента как 10% комиссии от моего заработка. Впоследствии агент просил меня подписать бумаги о том, что якобы это заем, который он будто бы вернул. На самом деле никакого займа не было, как не было и возврата денег.

Мотивировал агент это тем, что у него могут быть неприятности с РФС, поскольку деньги переводились на его личный счет, а не на счет ИП, как того требует регламент РФС по агентской деятельности.

Также при моем переходе в «Динамо» г‑н Дейнека объяснил мне, что подъемные в размере 58 841 380 рублей, которые клуб должен будет мне выплатить, я должен буду практически все отдать. Как мне объяснил г‑н Дейнека, часть этих денег пойдет ему в качестве комиссии от клуба, которую вписывают в мои подъемные, а часть денег ему надо раздать разным людям, имевшим отношение к моему переходу в «Динамо», в том числе и клубным функционерам, чтобы обеспечить мне комфортное будущее в клубе. Как только «Динамо» перевело эти деньги (23.07.2013), порядка 51 млн. рублей, мной 24.07.2013 были обналичены и переданы г‑ну Дейнеке, который также еще взял с меня 10‑процентную комиссию с оставшихся у меня денег.

Как я понял впоследствии, я стал жертвой нечистоплотного коммерсанта, который за счет моей неосведомленности решил обогатиться. Я узнал, что, оказывается, агент не имеет права даже косвенно (как было в моем случае) получать деньги и с футболиста, и с клуба. Я также узнал, что никому никаких денег в «Динамо» передавать не было нужно, и фактически все деньги были присвоены г‑ном Дейнекой.

Выяснив все это, я в январе 2014 года звонил в комиссию по агентской деятельности РФС и сообщил, что разрываю агентское соглашение с г‑ном Дейнекой.

Я готов представить в РФС документы, sms-сообщения и различные свидетельские показания в поддержку моей позиции».

Возглавлявший на тот момент футбольную федерацию Николай Толстых, известный своей непримиримой позицией в отношении агентов, расписал обращение футболиста в комиссию по противодействию противоправным явлениям в футболе при президенте РФС.



Версия агентов

…На встречу со мной агент Владимир Дейнека приехал вместе со своим партнером Михаилом Ершовым, с которым они долгое время «опекали» Владимира Дядюна. По словам агентов, с футболистом они сошлись в 2011 году, когда тот выступал в нальчикском «Спартаке» на правах аренды. «У него была годовая зарплата — 120 тысяч долларов. Потом он вернулся в «Рубин», где оставался год контракта. Был вариант устроить его в «Локомотив», но мы продлили контракт с Казанью. В итоге оклад был увеличен в десять раз — до 1,2 млн. долларов в год!» — вспоминает Дейнека.

По его словам, предложение от «Дина­мо» поступило в июне, когда клуб покинул ведущий нападающий Александр Кокорин — тогда права на него приобрел «Анжи» миллиардера Сулеймана Керимова. Предполагалось, что Дядюн, к тому моменту успевший не раз отличиться в чемпионате России, Лиге Европы и домашней Универсиаде, заменит Кокорина в атаке. (Отметим, что вскоре Кокорин вернулся в клуб и динамовский этап карьеры Дядюна прошел преимущественно на скамейке запасных.)

«В «Динамо» мы сделали ему зарплату 1,6 млн. евро. И хорошие подъемные. 10% от всей суммы причиталось нам», — рассказывает Дейнека.

Точный размер подъемных ни Дейнека, ни Ершов не вспомнили, однако подтвердили, что при их снятии в банке присутствовали. « [24 июля 2015 года] Дядюн попросил сопроводить его от банка. То есть просьба была примерно такой: помочь без последствий переместиться с сумкой из пункта А в пункт Б. Предполагалось, что он снимет крупную сумму, поэтому я приехал с друзьями — их было человек пять»,— говорит Дейнека.

Куда точно из банка группа отправилась с наличностью, Дейнека не помнит. «По-моему, куда-то в Химки», — говорит Ершов. Оба утверждают, что в тот день от Дядюна ничего не получали.

Сразу отмечу противоречие в словах Дейнеки: с одной стороны, он уверяет, что размер подъемных футболиста ему известен не был и эти деньги он не получил, с другой — подтверждает, что должен был получить 10% от годового дохода футболиста, включая подъемные (что в абсолютных величинах — 13,9 млн. рублей при годовом доходе игрока в 140 млн.).

Незадолго до конфликта Дядюн продлил агентское соглашение с Дейнекой на два года, после чего улетел в Майами, откуда и уведомил его о разрыве сотрудничества. «В Штатах он был с женой, у них только что родился ребенок. Оттуда он написал sms: мол, у меня к вам никаких претензий нет, вы для меня многое сделали, но у меня в карьере новый этап, я хочу работать один. Я предложил по прилету встретиться и все обсудить. Он был не против. С тех пор мы ни разу не виделись», — говорит агент.

Дейнека утверждает, что, несмотря на поданное в августе 2014 года заявление в Палату по разрешению споров, он оставлял игроку возможность урегулировать вопрос мирно: «Я поначалу готов был пойти на уступки и разойтись за 30% от заявленных требований. Но потом узнал о его письме на имя Толстых».

Дейнека и Ершов полагают, что написать это обращение игроку посоветовали лица, которые рассчитывали стать его представителями. Их имена агенты не называют. «Они, видимо, хотели сыграть на ненависти Толстых к агентам», — говорит Дейнека.

Но сыграть на чувствах экс-главы федерации не получилось: Толстых оказался безучастен.

Между тем в октябре 2014 года Палата по разрешению споров РФС после нескольких продолжительных заседаний удовлетворила иск агента, в апелляционной инстанции — Комитете по статусу и переходам (трансферам) — это решение было оставлено без изменений.

Впрочем, весной текущего года Дядюн и Дейнека подписали мировое соглашение, в соответствии с которым агенту была выплачена полная сумма.



Чьи деньги

Несмотря на проигранный футболистом процесс, большая часть описанных им обстоятельств перехода в «Динамо», как считает бывший член комиссии по противодействию противоправным явлениям, подтвердилась. По его словам, можно было бы установить полную картину произошедшего, если бы Николай Толстых обратился с заявлением в правоохранительные органы: «По большому счету, футболист признавался в пособничестве в коммерческом подкупе. Это уголовное преступление, предусмотренное ст. 204 УК РФ. Официальное обращение позволило бы правоохранителям в рамках доследственной проверки опросить всех участников этой сделки».

Впрочем, и без официальных оперативно-разыскных мероприятий членам комиссии удалось выяснить, что деньги агенту все-таки были переданы: «Были получены записи с камер видеонаблюдения отделения банка ВТБ недалеко от станции метро «Динамо», где и происходило снятие денег Дядюном, а также их передача находившемуся с ним человеку. Но, судя по полученным сведениям, у агента они не задержались». Собеседник полагает, что сведения, изложенные футболистом в письме, — о том, что «часть денег ему [Дейнеке] надо раздать разным людям, имевшим отношение к моему переходу в «Динамо», в том числе и клубным функционерам, — достоверны.

Об этом же говорит и знакомый с Дейнекой футбольный агент: «Можно сколько угодно рассуждать о законе, о нормах этики, но факт в том, что правила устанавливают клубы — а мы им подчиняемся, действуя в интересах клиента. Дейнека, как любой другой средний агент, в принципе не может оперировать такими суммами самостоятельно».

Один из функционеров говорит, что порой через подъемные футболистам клубы выводят средства из бюджета для собственных нужд: «Можно заплатить высокие комиссионные агенту, а можно — подписной бонус игроку. Подъемные — один из механизмов вывода средств. Но необязательно, что эти деньги кем-то присваиваются, — у любого клуба должна быть «черная касса» для неофициальных расчетов».

По словам Дейнеки и Ершова, единственным менеджером «Динамо», с которым они встречались по вопросам перехода Дядюна, был спортивный директор клуба Дмитрий Галямин.

Галямин поначалу опроверг сам факт переговоров с агентами, пояснив, что общался лишь с гендиректором «Рубина» Андреем Громовым на предмет трансфера футболиста, но затем подтвердил: с Ершовым и Дейнекой он встречался. Правда, по его словам, обсуждались лишь условия трудового договора с футболистом. «Окончательной суммой соглашения, включая размер подъемных, я даже не интересовался. В «Динамо» была жесткая процедура подписания контрактов с игроками: я согласовывал кандидатуры с Даном Петреску (бывший главный тренер. — А. С.), выяснял условия и доводил эту информацию до исполнительного директора [Василия Шергина] — на этом моя миссия заканчивалась. По Дядюну я сообщал руководству сумму трансфера (около 1,5 млн. долларов или евро) и зарплату, которую он хотел».

Футбольный агент, работавший с «Динамо», не верит, «что спортивный директор не знал, какие издержки понесет клуб при переходе Дядюна», хотя и не считает роль Галямина в предполагаемой передаче части подъемных денег ключевой. «ВТБ — не просто ключевой расчетный банк «Динамо», который ведет его зарплатные проекты, но и акционер клуба. Он одобряет все крупные выплаты. Он же их регулирует. Бывали случаи, когда в интересах клуба деньги обналичивались через родственный банк по заниженной процентной ставке».

Бывший член комиссии по противодействию противоправным явлениям говорит, что в случае с Дядюном эта ставка якобы могла составить 1% (при норме в 5%).

Галямин подтверждает, что параметры всех выплат «Динамо» в пользу футболистов и агентов утверждались акционерами: «Ни один контракт, даже на 150 тысяч евро, не проходил мимо акционеров. [Выплатить неустойку Дядюну] без согласия акционеров было невозможно».

Как известно, на последнем заседании Совета при Президенте РФ по вопросам развития спорта был остро поднят вопрос о влиянии агентов, которые будто бы являются главными бенефициарами денег, которые тратятся на профессиональный футбол. Однако очевидно, что ключевую роль в серых схемах играют сами футбольные клубы: без их решения ни один рубль не может быть уведен в тень. История с футболистом Дядюном показывает, что схема по выводу средств в случае ужесточения контроля государства над агентами может претерпеть незначительные изменения: вместо огромных выплат посредникам всегда можно увеличить довольствие футболистам. Впрочем, и тут для клубов и агентов есть риски, также наглядно продемонстрированные историей с Дядюном: игроки, будучи фигурами публичными и напрямую не вовлеченными в деликатные процессы (а значит, не обремененными понятийными договоренностями с менеджментом клуба), всегда смогут уклониться от своих обязательств.

P.S. Николай Толстых от комментариев отказался, связаться с бывшим исполнительным директором «Динамо» Василием Шергиным не удалось, Дядюн обсуждать свое письмо не стал, а слова агентов о присвоении игроком всей суммы подъемных прокомментировал емко: «Бог им судья».
фото Новость опубликовал
_L4emp_
10 августа 2015 года, Понедельник 13:32 http://www.novayagazeta.ru/inquests/69501.html
 

Комментарии болельщиков (5)

свернуть ответы
фото Sandor
При этом всего за 12 месяцев контракта с Динамо Москва мной было заработано около 140 000 000 рублей. Т.е. агентское вознаграждение составило почти 40% от моего дохода, тогда как по заключённому нами соглашению должно было составить 10%.

ai Не хило так агенты загребают...
5
фото Russian_Klop
Как и игроки.. Тем более уровня Дядюна..
2
фото Sandor
Ну он хоть ногами бегает, каким Дядюном бы не был...
фото kofNNn
140 лямов в год за 540 минут бега и ни одного гола для нападающего)
Хотя по агентам солидарен.
1
фото hubaxis
Я когда письмо читал у меня скулы свело от таких цифр, куда мне никчемному инженеру(

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ ФУТБОЛА

08 декабря 2016, Четверг
07 декабря 2016, Среда
06 декабря 2016, Вторник

ГОЛОСОВАНИЕ

Нужен ли Игорь Денисов "Локомотиву"?