наверх

Новости Футбола России
1 794
 
0

Как пережить войну и стать спортивным комментатором

 
Денис Романцов поговорил с комментатором Владимиром Писаревским. Мы встретились во дворе его дома на Беговой и вспомнили самое захватывающее.


Как пережить войну и стать спортивным комментатором

Владимир Писаревский, который смотрит на мир глазами мальчишки


– Войну я встретил в детском саду в Звенигороде, куда попадали дети художников – и мама, и папа были скульпторами. Отец служил в Бресте, и за месяц до войны к нему приехала мама – они проводили там отпуск, а потом вернулись в Москву, догулять оставшееся время. Это произошло буквально за три недели до начала боев в Бресте – им невероятно повезло. Хорошо помню, что родители, приехав в Звенигород, сразу стали копать траншею – это был первый день войны, в Бресте уже вовсю стреляли.

С мамой в 1943 году мы вернулись в Москву. Квартиру у нас отобрали, и отдали ее одному из участников войны – в то время часто выселяли из квартир, тем более, что нас два года не было в Москве. Мы с мамой стали скитаться. Она работала в театрах, лепила декорации из папье-маше, а я спал где-то под сценой. Узнав о наших трудностях, отец написал в Союз художников, и нам дали маленькую комнату – рядом со стадионом «Динамо».

– Где вы играли в детстве?

– Лед заливали на теннисном корте перед Южной трибуной «Динамо». Мы там гоняли клюшками мяч – тогда еще не шайбу. Пришел как-то долговязый парень, стал играть с нами. А потом появился корреспондент «Пионерской правды» – фотографировать нас на первом льду в Москве. Все ребята стали представляться, а тот, новенький, сказал: «Лев Яшин, перворазрядник. Меня сюда пригласили из Тушина – я там слесарем работал». В хоккейном «Динамо» Яшин тоже был вратарем – забавно это выглядело, шайбу он отбивал ногами, а не клюшкой.


– Как вы попали в журналистику?

– Отучился на тренера, и меня пригласили руководить физкультурой в радиокомитете. Однажды его руководитель Шамиль Мелик-Пашаев вызвал к себе. В кабинете, кроме него, сидел Вадим Синявский. Я сел на какой-то хромой диванчик, он подломился подо мной, но я успел подставить руки и не ударился об стену. Я сказал: «Не знал, что у вас здесь необъезженный мустанг. Я бы седло взял». Синявский расхохотался: «О! И лоб целый, и за словом в карман не лезет. Беру его в ученики».

– Чему он вас научил?

– Тогда уже начинал работать Озеров, и я тоже пытался комментировать в эмоциональной манере. Синявский мне сказал: «Володя, люди сидят за столом у телевизора, выпивают, может быть, – а вы тут кричите. Поспокойнее, поинтимнее. К тому же вы путаете игроков. Запомните: если врете, то врите красиво».

Синявский много рассказывал о войне. Однажды зашел ко мне в каморку с поллитровкой: «У вас нет кружки?» Я дал ему железную. Он: «О, это мне напоминает фронт. У меня на войне была такая же, привязывал ее к ремню и носил с собой» – написал на ней гвоздем свое имя, налил себе и мне и стал рассказывать. Всю войну он прошел военным корреспондентом, в Сталинграде друзья, с которыми он работал, погибли на его глазах. Синявский первым сообщил по радио о пленении Паулюса. В Севастополе в Синявского попал осколок, повредил глаз – на последней подводной лодке его оттуда забрали.

После войны Синявский комментировал по радио все футбольные и хоккейные матчи, ездил в Англию с «Динамо», он и болел за них, а первый телевизионный репортаж провел с Николаем Озеровым, другим своим учеником. Из-за ранения глаза в Севастополе Синявский с трудом различал игроков и сказал в эфире: «Теперь и вы все видите – чего я буду встревать. Лучше про рыбалку расскажу». На этом закончилась его телевизионная карьера.

Синявский стал часто ходить подшофе – считал, что его жизнь подходит к концу, хотя мог жить еще долго.

Как пережить войну и стать спортивным комментатором

Вадим Синявский


– Какой репортаж с Синявским запомнили лучше всего?

– Был какой-то матч – присутствовали Хрущев и правительство. «Лужники» построили удивительно – комментаторские кабины на восьмом этаже, а единственный туалет – на первом. У Синявского была традиция – сходить в туалет перед игрой. А в «Лужниках» мы первый раз, что там один туалет – не знали, лифт забит высокими гостями, спуститься невозможно – что делать? Синявский подошел к вентиляционной коробке, вышиб решетку и туда, значит, по-маленькому.

До репортажа минут семь, вдруг – нервный стук в кабину. Синявский мне: «Володя, откройте». Я открыл, там стоит мужчина в сером костюме – весь мокрый: «Что вы тут творите? Я начальник охраны Хрущева! На шляпу Никиты Сергеевича сверху потекло, главный инженер проверил коммуникации и сказал, что это от вас»
. Я вытолкал его, мы отработали матч, потом вернулся начальник охраны: «Это инженер виноват, что не предусмотрел у вас туалет – мы его уволим». Уже на следующем матче в комментаторской стояла сбитая из дерева кабинка.


Как пережить войну и стать спортивным комментатором

1960-е... Пеле и Яшин


У кого вы взяли первое в жизни интервью?

– У Пеле. В начале шестидесятых в Москву прилетела сборная Бразилии. В Шереметьево мы приехали с Синявским. Прилет бразильцев ждали в буфете – собрались журналисты всех изданий, а Синявский куда-то исчез. Вдруг слышим объявление: «Внимание встречающих сборную Бразилии – по погодным условиям она должна приземлиться через час во Внукове, а не в Шереметьеве. Комментатора Синявского ждет вертолет». У нас паника – а нам-то что делать, как добраться через всю Москву до Внукова за час?

Появился Синявский, журналисты принесли ему из буфета пива, водочки: «Пожалуйста, возьмите нас в вертолет до Внукова!» Он махнул немножко и ответил: «Неужели вы не поняли? Мы сидели, сидели, анекдоты кончились – вот я и решил разрядить обстановку». Оказалось, объявления в аэропорту делал его знакомый военный.

Наконец объявили, что совершили посадку самолеты из Рио со сборной Бразилии и из Милана с итальянскими певцами. Пассажиры вышли из двух самолетов и, слившись в одну группу, пошли в здание аэропорта. Вдруг из рядов артистов вылетела невысокая рыжеволосая девица и торпедой бросилась на Пеле, а он успел выставить руки и удержал ее.

Среди нас был лучший спортивный фотограф Юра Маргулис из «Советского спорта» – лучше, чем он, экспрессию спорта у нас никто не понимал. Юра травил анекдоты и упустил момент с Пеле и девушкой, а американец из Reuters успел и сделал классный кадр. Юра так расстроился (кричал: «Я мог стать миллионером, если б продал этот кадр!»), что запил и ушел из спортивной журналистики. Как потом выяснилось, той девушкой была Рита Павоне. Она потом продавала свою пластинку с фотографией, где Пеле держит ее на руках.

Потом я пробился к Пеле с микрофоном. Переводил парень из португальской редакции. Спросил: «Наша сборная хорошо котируется в Европе – не боитесь ее?» – «Пусть нас боятся», – ответил Пеле. Потом вышел на поле и раздел всех наших, и Воронина, и Логофета, обводил по несколько человек.
фото Новость опубликовал
cop67
09 мая 2015 года, Суббота 18:08 http://www.sports.ru/tribuna/blogs/soulkitchen/777063.html
 

Комментарии болельщиков (1)

свернуть ответы
фото Cop67
Какие раньше были комментаторы! Синявский, Озеров, Перетурин, Маслаченко, Писаревский... а сейчас - Гусев, Уткин и Черданцев с Орловым...
2

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ ФУТБОЛА

04 декабря 2016, Воскресенье
03 декабря 2016, Суббота
16:37
 
+3
02 декабря 2016, Пятница
23:55
 
+14

ГОЛОСОВАНИЕ

Как выступит "Локомотив" под началом Юрия Семина в этом чемпионате?