наверх

Новости Футбола России
5 836
 
+7

Русские уйдут. Почему молодые игроки уезжают из России

 
На минувший чемпионат мира сборная России ездила без единого легионера. Особого выбора и не было. Павел Погребняк потерялся в английском Чемпионшипе, Денис Черышев лечился, а больше никто в топовых лигах и не числился. Нынешней зимой группировка русских футболистов в Европе с Черышевым во главе резко выросла. И вот уже «Бенфика» заключает контракт с защитником Виталием Лысцовым, а Аршак Корян отвергает предложения «Локомотива», «Спартака» и «Рубина» и отправляется покорять Голландию в составе «Витесса». Еженедельник «Футбол» отыскал других наших легионеров и узнал, в поисках какого счастья они уезжают из России, где даже в кризис платят больше всего.

Русские уйдут. Почему молодые игроки уезжают из России


Станислав Крицюк


Вратарь, 24 года, «Брага» (Португалия)

Закончив Академию Коноплева, Крицюк пять лет провел во втором дивизионе, играя за «Академию» и «Тольятти». Просмотры в «Ростове» и «Локомотиве» закончились неудачно, и в 2013 году молодой вратарь уехал в Португалию. Сейчас борется за место в основе «Браги» с бразильцем Матеусом.


«Бывало, хотелось все бросить. Думаешь: что ты делаешь? Один, без родителей, сына не видишь…»


- Я всегда был не против поиграть в Европе. По прошествии двух лет я готов признать, что не совсем был готов к отъезду. Причем не в спортивном плане, не как игрок, а просто бы не готов к переезду в другую страну. Но это и хорошо: пока через что-то не переступишь – не познаешь другие стороны жизни. Агент сказал, что есть заинтересованность: в «Браге» два опытных вратаря, им нужен молодой парень на смену. На эту авантюру я и согласился.

Три недели тренировался, на четвертой подписал контракт. Не так давно давал интервью, и в комментариях корреспондент написал болельщикам, что я отказался от денег. Хочу объяснить: никто от денег не отказывался. Все хотят зарабатывать, обеспечивать семью. Просто я решил, что таким путем быстрее добьюсь своей цели – играть на высшем уровне. Не нужно противопоставлять меня нашим игрокам. Я такой же футболист, просто пошел другим путем. Кстати, не от хорошей жизни. Может, если бы я был сразу в системе «Спартака», «Динамо», «Зенита», то поступил бы иначе. У меня был выбор, в том числе были предложения от клубов Премьер-лиги. Но сразу меня никто не брал -- тоже нужно пройти просмотр.

Даже в первой лиге никто тебе не скажет: приходи – будешь сразу играть в основе. В России боятся доверять молодежи, тем более вратарь – такая позиция… Селекционные службы у нас не сильно развиты. В них много вбухивают денег, но даже в половине клубов Премьер-лиги сидит там руководителем Вася Пупкин за какие-то прошлые заслуги, а вся работа селекционеров сводится к тому, что звонят они агентам и спрашивают про игроков. Поэтому, если даже ты себя хорошо продвигаешь, нужно, чтобы о тебе говорили. Хотя в России не всегда, если о тебе говорят, это значит что ты хороший футболист.

В России если у клуба есть выбор между дорогостоящим опытным футболистом и молодым, не хуже уровнем, возьмут опытного. Потому что знают, чего ждать от того, кто уже поиграл: он не опустится ниже, но и выше не прыгнет. А молодой может провалить матч, потому что пока не очень стабилен. Да, он может вырасти в игрока сильнее, но тренер не хочет ждать, ему нужен результат здесь и сейчас.

Русские уйдут. Почему молодые игроки уезжают из России


Первый месяц в Португалии был тяжелым, но интересным. Постоянно шли дожди, зато было полезно тренироваться с первой командой. Первые полгода я практически всегда попадал в заявку, но больше бы играть за вторую команду. Сложно было вне поля. Во-первых, ты не знаешь, куда пойти, не знаешь города, рядом никого нет, не с кем было поговорить - контакта с людьми в первое время не было. Случались моменты, когда было настолько тяжело, что хотелось все поменять.

Сидишь и думаешь, что ты тут делаешь? Один, без родителей, сына не видишь...

Каждый раз когда рассказываю, я понимаю, какая это школа. И если я хочу играть в Европе, мне нужно через это пройти. Не останавливаться, не сдаваться. И всегда останавливало чувство: если все брошу – это будет неправильно.

Русские молодые футболисты поехали в Европу? Нет, это не тенденция. Давайте будем говорить прямо: группа молодых перспективных ребят приехала в Португалию. Я не про себя – я не молодой и уже, можно, сказать не перспективный. Поехали не просто так. Тут работает агентство, и есть влияние у агента Александра Толстикова. Он решил, что Португалия – лучшая почва для молодых игроков. Здесь можно прогрессировать не хуже, чем в России. Почему такой наплыв? Появилась возможность не просто ехать куда-то. Здесь их поддерживают, за ними наблюдают. Плюс они приехали группой. Знаю по себе: если человек один, все куда тяжелее.

Все думают: а чего это наши футболисты не едут за границу? Основная проблема в том, что не так просто привыкнуть к жизни здесь - ты всю жизнь провел в России, а это накладывает свой отпечаток. Даже если у тебя все хорошо в финансовом плане, быт в новой стране может не устраивать. Вспомните 90-е: некоторые наши игроки возвращались, потому что не привыкли к такой жизни. Скучали, впадали в депрессию, и это отражалось на футболе. А что делать, если не нравится в этой стране? Карьера-то короткая, не будешь прыгать из страны в страну. Плюс есть опасения, что карьера может пойти на спад, и никого не будет интересовать, почему ты не играл - был не форме или заскучал? И когда решишь возвращаться прежнего спроса на тебя может не быть.

Через три года вижу себя на чемпионате мира в основе сборной. Сделаю все возможное, чтобы там оказаться. Ну и играть в топовом чемпионате: Германия, Испания, Англия… Россия? Никто не знает, может, это будет тем трамплином, чтобы попасть в топ-лигу. А может быть все наоборот. Если бы все зависело от меня, было бы здорово. Но многие не понимают: ты здесь можешь показывать хорошую игру, уровень, но не все зависит от тебя.

Русские уйдут. Почему молодые игроки уезжают из России


Наим Шарифи


Защитник, 22 года, «Штурм» (Австрия)

Уроженец Таджикистана, Шарифи переехал в Москву в четыре года. Футбольное образование получил в школе «Локомотива», играл дубль и даже попал в заявку первой команды на матч с ЦСКА. Перед 18-м днем рождения, в 2010 году, перешел в скромный австрийский «Капфенберг». Когда клуб вылетел из высшей лиги, Шарифи вернулся в Россию, но сыграл за «Амкар» лишь три матча. Обратный переход в «Капфенберг» получился удачным: Шарифи подписал контракт со «Штурмом».


«Первый месяц в Австрии не мог понять: почему смеются надо мной, что не так?»


- Когда Рашид Рахимов был тренером «Локомотива», я занимался с основным составом, пришел Семин – меня оставили. Потом я играл за дубль, и мы поехали на сборы, где встречались с австрийской командой. Это был «Капфенберг», хотя я тогда этого не знал. Матч был с их дублем, а основной состав занимался на соседнем поле вместе с тренерами, руководителями. Я сыграл удачно, после игры поговорил с менеджерами: Что? Как дела? Откуда? Через два месяца в «Локомотив» пришло предложение на выкуп трансфера. Но условие было - разговаривать без агента. Видимо, не хотели платить комиссионные. Помимо «Капфенберга» было предложение от «Амкара». Но у меня был контракт на полтора года, и «Локомотив» запросил сумму. А «Амкар» же не платит за игроков, только свободных агентов берет. «Капфенберг» же сразу перевел деньги, хотя это не свойственно для австрийский клубов такого уровня.

Контракт был рассчитан на три года, а они вообще хотели на четыре. Для меня это было много: я же ничего не знал о команде, вообще сомневался, подписывать или нет. Приезжал туда, мне показывали инфраструктуру. Уже в последний момент, когда ехал в аэропорт, подписал контракт. Меня поставили перед выбором. Вернулся в Москву, еще полтора-два месяца тренировался с «Локомотивом», играл за дубль. Ринат Билялетдинов знал, что я ухожу, но сказал: «Я знаю, что нормальный парень, не будешь дурака валять» – и выпускал на поле.

Перед вылетом в Капфенберг меня провожали мать и младший брат, и я плакал в аэропорту. Было тяжело, я не знал, куда еду, чужие люди. Характер еще не сформировался, мне было 17 лет, через несколько дней исполнилось 18 лет. Но быстро влился, интеграция безболезненная, со мной здесь, как няньки, бегали. Первый месяц в Австрии смотрел по сторонам: что, какие люди, почему смеются надо мной, о чем говорят. Идешь по улице – с тобой здороваются. А я постоянно угрюмый был, на тренировках серьезный. В России же не принято улыбаться. И тогда со мной тренер поговорил: «Наим, ты в Австрии, здесь так нельзя».

Основная сложность даже не в языке. Какой-то английский я знал – максимум, которому могут научить в российской школе. Тем более в условиях в контракте был преподаватель по языку. Теперь свободно говорю на немецком, практически свободно на английском. Будет возможность, еще выучу. Было тяжело в питании. Абсолютно не мог привыкнуть к еде, даже печень заболела. В России –супы, картошка, мясо, все тепленькое, а здесь любят холодное: газировку попить, обед с холодной водой. Привыкнуть не могу, у нас получше еда. Капфенберг не деревня, в Европе везде такие маленькие города. Если не брать Париж, Вену, даже Гельзенкирхен взять, откуда «Шальке», хуже Капфенберга. Размеры города не влияют, нужно смотреть на уровень жизни.

Так получилось, что «Капфенберг» вылетел из высшей лиги. Вспоминаю, как я себя вел молодым: куда мне первая лига Австрии?! Я вон такой! Возник вариант с «Амкаром», где тренером был Рустем Хузин, который знал меня. Подписал контракт, но рассказывать особо нечего. У меня все было прекрасно, но после двух лет в Австрии нужно было адаптировался к искусственному полю. Так что негативный опыт – тоже опыт. И это переход для меня создал определенную проблему. По закону Австрии я мог получить вид на жительство и не считался бы легионером в Европе. Мог играть в Англии, не надо было бы никакие игры за сборную России набирать. Один год в «Амкаре» все испортил, теперь нужно заново пять лет прожить.

«Штурм» - это уже другой уровень, в отличие от «Капфенберга». Здесь база, в офисе по 30–40 человек работает, полный стадион, на товарищеские игры по несколько тысяч болельщиков. Клуб с большой историей. Ну а маленькие клубы отличаются везде, в России они еще хуже в плане инфраструктуры.

Русские уйдут. Почему молодые игроки уезжают из России


Непривычны были требования, чего от тебя хотят. На каждой тренировке нужно ого-го вкалывать. В первый сезон после 65–67-й минуты у меня ноги сводило. Футбол в России сильнее, но потому, что денег больше, а не потому, что у нас мегазвездные таланты. Да, есть хорошие игроки: Кокорин, в свое время Аршавин, Кержаков. Но если брать Европу в общем, не именно Австрию, тут на голову выше футбол.

На уровне Австрии только «Ред Булл» поднялся. Сейчас игрок «Штурма» зарабатывает немного меньше, потому что стратегия поменялась. Три года назад тут был большой скандал, посадили президента «Штурма», который проводил махинации с налогами. И клуб крупно оштрафовали, до сих пор долги висят. Поэтому стратегия в плане зарплат поменялась. Если брать брутто - в среднем тысяч 15 евро. Высчитывай где-то 45%, то есть 8–9 тысяч чистыми. Для Австрии, если не брать «Ред Булл», это хорошие деньги. «Аустрия», «Рапид», «Штурм» платят почти одинаково.

Даже в кризис россиянину в Премьер-лиге заплатят больше, чем он получит в Европе. Деньги все решают. После карьеры вряд ли тебя будут носить на руках, будут смотреть, где ты живешь. Да и самому приятнее, когда на счету кругленькая сумма. Это абсолютно нормально. Карьера недолгая. Когда уезжал, я вообще не знал, что за страна Австрия. Слышал про «Рапид», «Аустрию», потому что там Рашид [Рахимов] играл. Желания кому-то что-то доказать не было: вот я уеду в Европу, там футбол сильнее. Я сомневался, потому что «Локомотив» - большой клуб, да и в деньгах я не выиграл. Но считаю, сделал правильный шаг.

Почему «Локомотив» теряет воспитанников? Это отдельная тема. Если смотреть статистику, все молодые игроки выходят из школы «Локомотива». Аршак Корян уехал в Голландию, ребята – в Португалию. Я вообще не понимаю, зачем покупать третьесортных легионеров: африканцев, балканцев. Никакой расовой неприязни у меня нет, просто они ничем не отличаются. Почему не дать шанс молодому? Видно, что в «Локомотиве» хорошая школа, игроки растут и уходят. Это еще один повод показать Смородской, что необязательно закрывать школу «Локомотива». Как я знаю из своих источников, она закрыла ее, «потому что за девять лет заиграл один воспитанник». Конечно, если никому шансов не даете. Давайте считать: Дьяков, Полоз, Кокорин, Горбатенко был сильным игроком, Бирхамов, Камболов, Бурлак, Оздоев. Школа работает, она лучшая в России.

Через три года вижу себя в немецкой лиге. Даже в ближайшее время. Мне не повезло с травмой, потерял время. В Австрии молодая лига: любой выстрел на полгода-год – и тебя забирают. Сборная России? Зачем играть в футбол, если у тебя нет целей? Я вырос в России, гражданин России, пусть по национальности нерусский. У меня всегда высокие цели. Если я не буду играть за сборную России, то не повешусь, но желание играть за сборную есть. Денис Черышев влияет на отток молодых игроков из России. Сейчас это единственный игрок сборной, который мне нравится. Когда Россия играла с Австрией, я приезжал на тренировку. Футбол Черышева и остальных отличается по скорости мышления, это даже непрофессионал увидит.

Русские уйдут. Почему молодые игроки уезжают из России


Владислав Дрогунов


Полузащитник, 19 лет, «Авеш» (Португалия)

Родившийся в Пскове Дрогунов начал заниматься в местной СДЮШОР и позже уехал в Академию Коноплева. Был на просмотре в московском «Динамо», год провел в системе «Рубина». Вернулся в родной город, полтора сезона играл во второй лиге за «Псков-747». Нынешней зимой уехал в первую лигу Португалии, подписав контракт с «Авешом».


«В России даже во второй лиге идет игра за деньги, и тренер ставит на опытных игроков»


- Чего мне делать во второй лиге, чего я там добьюсь? Полтора сезона я там отыграл, набрался опыта во взрослом футболе. Пацаны старшие помогали: «Давай-давай». Были варианты с дублями клубов Премьер-лиги, я мог перейти в ЦСКА, но после второго дивизиона дубли уже не рассматривал.

«Авеш» в прошлом году играл в стыковых матчах за выход в высшую лигу, но не получилось. Этот сезон начали неудачно, поменяли тренера, и пока непонятно, какая поставлена задача. Рано говорить о том, как меня рассматривают. Надо доказывать и доказывать. Мой агент Тажутдин Качукаев предложил мне и Алану Хабалову съездить посмотреть игру португальского чемпионата. Мы увидели, что пацаны 93–95-го годов играют за «Спортинг», и сразу захотелось попробовать свои силы в Португалии. Мне предложили контракт на два года. Когда увидел, какие здесь созданы условия даже в первой лиге, согласился. Натуральные поля, стадион, проживание, питание, реабилитация, хороший тренажерный зал, большой бассейн – все радует. Базы нет, но нам снимают квартиры.

Мне нравится, что Португалия – очень футбольная страна. На матчи приходят семьями, в среднем 30 тысяч зрителей, по всем каналам футбол показывают. Ну и сам «Авеш» выше уровнем, чем наша вторая лига. Там бей вперед – игра пойдет. Здесь комбинационный футбол, катают мяч.

Английский знаю умеренно. Общаюсь с португальцами, они меня тоже учат. Про русский мат им не рассказываю, наоборот, они меня португальскому учат. Но тут легко - три слова только матерных. Было очень тяжело в первую неделю без языка. Две тренировки провел, на первой двусторонке забил гол и отдал голевую передачу. Потом агент и переводчик уехали, и я сам по себе. Тяжело без родителей, друзей, никого почти не знаешь. Но созваниваемся по скайпу, да и местные пацаны поддерживают. Общаемся, играем в приставку, чтобы отвлечься.

Решил переехать в Европу просто потому, что хочу играть в футбол, прогрессировать, а не стоять на месте. В России молодому игроку не дают развиваться. Даже во второй лиге идет игра за деньги, поэтому тренер ставит на опытных, а не на молодых. У нас все думают, что лучше купить [футболиста], а молодых игроков губят. Менталитет такой, будто молодые хуже. Мне повезло, что тренер в «Пскове» мне доверял, и я много играл. Был ли я звездой в «Пскове»? Не знаю, что остальные думали. Это Россия, тут тебе никто в лицо не скажет ни плохого, ни хорошего.

Если буду прогрессировать в Португалии, кто-то из клубов российской Премьер-лиги заметит. Играть в высшей лиге Португалии либо России – пока две цели.

Русские уйдут. Почему молодые игроки уезжают из России


Вячеслав Караваев


Защитник, 19 лет, «Дукла» (Чехия)

Воспитанник ЦСКА, дебютировал в основном составе в 2013 году. Провел за армейцев четыре матча: два в чемпионате страны, по одному – в Кубке России и Лиге чемпионов. Попал во внимание «Дуклы», видимо, в игре против чешской «Виктории». Прошлым летом отправился в Прагу в годовую аренду.


«Непривычно, что выездные матчи отправляемся только на автобусе. Можно сказать, чемпионат Московской области»


- «Дукла» просмотрела мои игры, вышла с предложением. Им как раз был нужен правый защитник, а мне было интересно попробовать свои силы в Европе. Обсудили с агентом и решили, что это правильное решение. Начальник селекционного отдела ЦСКА Олег Яровинский помог с переходом. Почему решил ехать? Наверное, потому, что в Европе за молодыми пристально следят. Финансовый кризис в России никакого отношения не имеет: когда я переходил, еще все было хорошо. Другие предложения, может, и были, но я настроился проверить себя в европейском первенстве, так что даже не рассматривал варианты из России.

Хотелось почувствовать уровень, условия, что и как тут. «Дукла» - типичный середняк чемпионата, но это в любом случае хороший уровень. Чтобы прогрессировать, нужно было перейти во взрослый футбол. Считаю, принял правильное решение. Базы нет, но занимаемся мы на тренировочных полях в Праге. К счастью, проблем не было, тренер говорит на английском. Не сказать, что язык у меня топовый. Хотя уже и по-чешски понимаю, просто говорить тяжело. Язык сначала был сложностью, английского не хватало, иногда нужно было, чтобы кто-то понимал русский, чтобы что-то узнать. Родители меня поддержали, но иногда приходится чем-то жертвовать для достижения результата. Без родных и друзей тяжело, но я всегда на связи. Самое непривычное, что нет заездов на базу. Собираемся на стадионе в день игры, там готовимся. Естественно, не летаем на выездные матчи, постоянно на автобусе. Можно сказать, чемпионат Московской области.

В первую неделю в Чехии не было никаких отличий от графика, который был бы у меня в Москве в тот же период. Как раз были сборы, а это двухразовые тренировки, товарищеские игры. «Дукла» мне дает опыт во взрослом футболе и уверенность, это самое главное. Итоги подводить пока рано, впереди полсезона. Все еще может измениться как в худшую, так в лучшую сторону.

Через три-пять лет, надеюсь, буду в ЦСКА. Потому что это мой второй дом. Европа? Мечта многих футболистов – играть в Англии, на мой взгляд это лучший чемпионат. Пока рано об этом говорить, но если мечтать, то о «Челси».

Русские уйдут. Почему молодые игроки уезжают из России


Александр Толстиков, руководитель проекта футбольного клуба «Лейрия» (Португалия)

Толстиков развивал бизнес в Китае, там же открыл спортивное агентство. Около года возглавлял селекционный отдел «Краснодара». Сейчас руководит консалтинговым агентством D-Sports, а также компанией DS Investment, которая заключила инвестиционный договор с португальской «Лейрией». На данный момент в команде играют четверо российских футболистов, Виталий Лысцов ушел в аренду в «Бенфику».


- Почему вы решили развивать бизнес именно в Португалии?

- Там самые благоприятные условия, чтобы развивать молодых футболистов. Климат, лимит, хорошее бюджетное финансирование - это основные параметры, по которым мы выбрали Португалию. На территории Юго-Западной Европы, в Португалии и Испании, я постоянно нахожусь на протяжении пяти лет, поэтому был адаптирован, на португальском трансферном рынке меня давно знали. Площадку я готовил давно, и, когда пришло время, мы решили организовать внутри свой проект.

- Существует план, что в каждое трансферное окно вы будете привозить в Португалию столько-то игроков из России или это происходит спонтанно?

- Ни в коем случае не спонтанно. Мы отслеживаем практически всю молодежь в России и рассчитываем, что у нас будет постоянное пополнение российских талантливых ребят. Но ни в коем случае не должно быть пресыщения.

- То есть нельзя представить, что в составе той же «Лейрии» выходят 11 русских?

- Это невозможно. Оптимальный максимум - четыре футболиста.

- Главная сложность для наших ребят в Португалии?

- Наверное, чуть-чуть другой ритм жизни. Очень много свободного времени. Второе – это языковой барьер. То есть ребята предоставлены тренировочному процессу и изучению языка. У них остается достаточно свободного времени, и после российского ритма немного тяжело адаптироваться. Но после двух-трех месяцев они встают на рельсы.

- С наших как легионеров спрашивают больше?

- Конечно, это общепризнанный закон. У нас ведь одна из самых сильных академий в Португалии. Поэтому ребята из России должны быть сильнее, чтобы закрыть позиции в основе, куда не получилось найти воспитанника.

- Почему молодые русские футболисты рванули в Европу? Пока не массово, но тенденция прослеживается.

- Некоторые говорят про финансовые проблемы, которые искусственно выталкивают игроков в Европу. Касаемо тех футболистов, которыми мы занимались, ни один не сделал акцент на финансы. Так что кризис ни при чем. В России мало площадок для развития футболистов от 18 до 22 лет, где бы им предоставили игровое время и полноценный пятидневный тренировочный процесс: игра и один день восстановления. Такого у нас практически нет. В высшей лиге молодым вообще дают мало возможностей себя проявить. Если говорить о ФНЛ, там максимум трехдневный тренировочный цикл. Остальное время ребята восстанавливаются, перелеты, игра. Этого очень мало, соответственно спортивный рост останавливается.

Русские уйдут. Почему молодые игроки уезжают из России


- Ситуация может поменяться?

- Очень сложно поменять ее именно в России. Возьмите первую лигу: выживают самые сильные, потому что есть нехватка тренировочного процесса. А мы не можем из-за географических масштабов делать как-то иначе либо надо перестраивать ФНЛ. Такая уж у нас большая страна.

- Как быть с чемпионатом мира-2018? Кем будем играть-то?

- Ну как кем? На смену возрастным центральным защитникам подтянется Лысцов. Он сразу же занял место основного защитника во второй команде «Бенфики» и к концу сезона может сыграть за первую команду. Станислав Крицюк считается одним из самых сильных голкиперов Португалии. Уже двое. Плюс Черышев, Амир Натхо еще футболисты из России. Думаю, к 2018 году 30% игроков сборной будут играть в Европе, остальные – в России. Так и соберем сборную, все нормально будет.
фото Новость опубликовал
Sandor
19 марта 2015 года, Четверг 11:26 http://www.ftbl.ru/russia/issues/russkie-uydut-pochemu-molodye-igroki-uezzhayut-iz-rossii/
 

Комментарии болельщиков (5)

свернуть ответы
фото borisbbb
Не нужны молодые России, хлопот много, а навара нет!
фото Russian_Klop
Схемка порадовала ))) Но ведь есть и те, кто остался в России - не менее талантливые.. Хотя задуматься заставляет, конечно..
1
фото moscowguest
драма, Макс, нужна драма
они без драмы жить не могут
1
фото Russian_Klop
Да хватает тут в последнее время драм ))) Я бы сказал даже драм-энд-бэйз получается у наших РФПЛ с РФПС какой-то ))
1
фото khorsi
Из воздуха сделана статья

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ ФУТБОЛА

04 декабря 2016, Воскресенье
03 декабря 2016, Суббота
16:37
 
+3
02 декабря 2016, Пятница
23:55
 
+14

ГОЛОСОВАНИЕ

Как часто вы посещаете матчи Локомотива?