наверх

Новости Футбола России
24 4209
 
+22

Николай Наумов: "Агенты регулярно предлагали "распилить"

 
Бывший президент "Локомотива" живет в Петербурге, время от времени наведываясь в Москву. Теперь он пенсионер, от бизнеса отошел. В январе исполнилось 60.
Николай Наумов: "Агенты регулярно предлагали "распилить"


Но бодрости его любой пенсионер позавидует. Приезжает Наумов в Москву для того, чтоб сходить на футбол. Или встретиться с друзьями. Надеется вернуться в большую игру. Из которой в 2010-м вышел по собственной воле.

ФАНАТЫ


– Бывший президент "Амкара" Валерий Чупраков сообщил, что отныне в Перми его в ложу не пускают. Купил абонемент. Как на матчи "Локомотива" проходите вы?

– С просьбами ни к кому не обращался. Если позвоню Смородской – наверное, не откажет. Но не считаю нужным. Мне друзья из РФПЛ дают пригласительный либо иду в кассу.

– Билет покупаете не самый дешевый?

– За 6-7 тысяч. В VIP-зону.

– Как вам Кучук?

– Концепция игры у него есть. Понятно, на чем хочет выигрывать. А Билич вслепую двигал футболистов – то так поставит, то эдак… Если у Кучука получится, о вчерашних неудачах забудут сразу.

– Коусейру, покинув "Локомотив", открыл душу: "В клубе многие говорят о футболе, но очень немногие в нем разбираются". Ваша версия – он подразумевал Смородскую? Или ее зятя Котова, отвечающего за селекцию?

– Не знаю. Но вы интересный момент затронули. Я как-то сказал Прядкину: "Человек без категории Pro тренировать команду премьер-лиги не имеет права. Почему же должность спортивного директора или руководителя селекционной службы может занять кто угодно? И для них надо ввести лицензирование".

– А Прядкин?

– Согласился, что необходимость в этом назрела. Вот тогда стихнут разговоры, что кто-то не разбирается в футболе. Между прочим, при мне в "Локомотиве" спортивным директором был Дима Баранник, затем Виктор Тищенко. Оба – с лицензией Pro. В их квалификации не было сомнений.

– За что же вы Баранника уволили?

– По менталитету не подошел. Он долго жил за границей. Это наложило отпечаток. Его внешняя холодность, отстраненность, желание держать дистанцию воспринимались как высокомерие. Дима оказался в вакууме. С ним в клубе никто не общался. Пришлось расстаться.

– Смородская одному уходящему игроку посоветовала "побольше читать". А ей самой вы что пожелали бы?

– Критиковать не стану – как сильный бизнесмен она улучшила работу коммерческих служб. Территория стадиона в прекрасном состоянии. Желаю Ольге Юрьевне найти взаимопонимание с фанатами. Если она их чем-то обидела, то вряд ли сознательно.

– У вас с болельщиками "Локомотива" отношения поначалу тоже складывались напряженно.

– Когда меня только назначили, на трибунах повесили баннер: "Наумов: кто вы?!" Фанаты – серьезная сила. С ними надо договариваться. Не заигрывать, не прогибаться – а наладить контакт и дружно работать. Чем-то помочь, что-то объяснить. Поэтому я всегда был готов к диалогу. Есть вопросы – пожалуйста, приходите. Однажды человек двенадцать ко мне домой заявились!

– Впустили?

– Конечно. Жил один, семья – в Петербурге. А квартиру мне клуб снимал просторную, так что всем место нашлось.

Откуда у них ваш адрес?

– Сам назвал его в разговоре с болельщиком. Сказал: "Если что – с товарищами заходите". И вот, зашли.

– Трезвые?

– Абсолютно. Ребята нормальные, адекватные. Я с болельщиками спокойно встречался там, где пожелают. То в кафе, то в каком-то полуподвальном помещении. Ездил один, без охраны.

– Она президенту "Локомотива" по статусу положена?

– Да, машина сопровождения – джип с охраной. Но я от охраны сразу отказался, а джип передал в службу безопасности клуба. Мне это ни к чему. Если захотят устранить – телохранитель не спасет. Я же в бизнесе давно, насмотрелся всякого. 90-е научили не идти на поводу у собственных прихотей и желаний взять то, что тебе не принадлежит. В те годы многие бизнесмены пострадали.

– Вам угрожали?

– И мне, и семье, которую прятал по подвалам. А в 1991-м, когда еще в Средней Азии жил, в меня даже стреляли.

– Как это случилось?

– Вышел из машины, рядом притормозила другая. Раздался выстрел из винчестера. Пуля разбила стекло, но я успел укрыться за автомобилем. Думаю, это был акт устрашения. Если б действительно хотели убить, я бы тут не сидел.

– В "бандитском" Петербурге столкнулись с беспределом?

– Нет, к тому времени все успокоилось. Да и не занимался я бизнесом, который предполагал бы огромное количество наличных. Лишь инвестирование в строительство.

РЖД

– Об экономике в футбольном клубе мы ни с кем почти не говорили. Может, поговорим с вами?

– Охотно. Тем более с экономикой в наших клубах беда. Что такое клуб?

– Что?

– Акционерное общество. У которого должны быть активы, капитал. Как у каждого предприятия есть стены и станки. Но активов нет! У "Локомотива" уставной фонд – 50 тысяч рублей! И нет ничего своего. Как у "Спартака", "Зенита"…

– А футболисты?

– Их законом запрещено ставить на баланс. Если я как президент клуба разом распродам всех футболистов и деньги прикарманю – меня никто не посадит. Их нет, они не на балансе!

Приводит это к тому, что клуб не может взять кредит. А если бы у меня на балансе стояли футболисты на 200 миллионов евро – любой банк в кредите на 10 миллионов не отказал бы. С такими-то активами!

– Зачем вам банк – если вы были под крылом РЖД?

– Все предприятия России работают на банковских кредитах. Включая РЖД и "Газпром". Но дело не только в этом. Сегодня хозяин клуба не в силах контролировать собственные деньги. Потому что вопросы решаются на уровне селекционера и агента. Никому не известно, на какой сумме они сговорились. Что приводит к тотальной коррупции. Мне смешно, когда слышу от кого-то, что его клуб – доходный…

– Такого быть не может?

– В России – нет. Все это туфта. "Доход" я хоть сейчас нарисую. Область выделяет на клуб миллиард. Руководитель клуба рассчитывает заработать на атрибутике и билетах 50 миллионов. И вдруг зарабатывает 100. Всем рассказывает, что его клуб – доходный. Забыв про полученный от области миллиард. А знаете, как владелец корпорации дает клубу деньги?

– Нет. Как дает РЖД?

– Чтоб перечислить деньги – должна быть причина. Например, благотворительность. У РЖД с клубом рекламный контракт. Допустим, на миллиард. Там прописано: столько-то платится за рекламу на футболках, столько-то за показ по телевидению. Президент клуба упомянул РЖД в интервью – еще сколько-то. "Локомотив" по контракту отчитывается. Но УЕФА начинает бороться с такими вложениями в зарплату футболистов.

– Финансовый fair play.

– Совершенно верно. И у наших клубов возникнут проблемы. Можно вкладываться в инфраструктуру, детский футбол. Туда – сколько угодно! А в зарплату – с ограничениями. Проверят рекламные контракты, условно, "Газпрома" с "Зенитом". И решат: это стоит не 100 миллионов, а 10. А это – 5. Значит, лишь 5 имеете право расходовать. В России же бюджет любого клуба на 90 процентов состоит из выплат футболистам!

– Ничего себе.

– А я в "Локомотиве" довел цифру до 60 процентов. Остальные деньги шли на школу и инфраструктуру. Я хотел провести глобальные реформы. В Черкизове на месте недостроенного аквапарка планировалось построить отель и торговый центр. Все это в РЖД передали бы на баланс клуба как дочернего предприятия.

– Почему застопорилось?

– Никто не захотел этим заниматься. Дело сложное, кропотливое. Сначала привели в качестве аргумента то, что в учредителях клуба состоят физические лица – Семин и Филатов.

– И вы убедили Филатова подарить свои акции РЖД?

– Да. Психологически решиться на это ему было непросто, хотя Филатов знал, что никакой материальной выгоды акции не принесут.

– Зато у Семина те же 15 процентов акций выкупали?

– У Семина была финансовая компенсация. Ее включили в счет зарплаты, которую чуть-чуть подняли. Однако сумма небольшая. Фактически свои акции он тоже подарил. Дальше финансисты РЖД заговорили что-то абсурдное: "Вы профукаете нашу собственность, наберете кредитов, а рассчитаться не сможете…"

– Что отвечали?

– У РЖД – 49 дочерних предприятий. Почему-то им передали собственность. Не боялись, что профукают. К тому же РЖД оставался стопроцентным учредителем. Как мы могли бы что-то утратить?

ЯКУНИН

– С Якуниным эту тему обсуждали?

– Обсуждали… "Да, да, надо делать", – кивал он. А потом сошло на нет. Когда начинаются реформы, вокруг тебя образовывается группа недовольных товарищей. Они вхожи в кабинет главного руководителя. Регулярно ему что-то нашептывают.

– Ну и вы бы с ним потолковали.

– К Якунину редко напрашивался на встречи. Ограничивался беседами по телефону. А параллельно ему говорили, говорили… Причем близкие люди. Конечно, в такой ситуации невольно задумаешься – наверное, в клубе не все ладно. Я чувствовал какое-то недоверие, критику.

Контракт у меня был до ноября 2010 года. А заявление об уходе написал в декабре 2009-го. Положил на стол председателя совета директоров Вадима Морозова, который летом сменил на этом посту Сергея Липатова. Якунин отреагировал резко, но по-дружески: "Ты кончай заявлениями расшвыриваться, давай работай!"

– А вы?

– Отвечаю: "Хорошо. Но жду, когда найдете кандидатуру на мою должность". Прежнего настроя у меня не было. Понимал: реформы не провести. С тем же Липатовым поначалу много спорили – но под конец сезона-2008 пришли к полному контакту. Он меня поддерживал. Если б мы капитализировали клуб, в России обогнали бы всех. Я подсчитал: уставной капитал "Локомотива" был бы 10 миллиардов!

Когда состав совета директоров обновился, понял: чем меньше человек разбирается в футболе, тем сильнее амбиции и его желание футболом рулить. Дергали то меня, то Семина. А я уже не имел права принимать решения по покупке и продаже игроков.

– Президент клуба?

– Ну да. Все должен был согласовывать в экономическом департаменте РЖД. Там определяли, нужен нам Майкон или нет. Но откуда им знать, стоит ли он 4 миллиона?!

– Вам, помним, совет директоров покупку Майкона поставил в вину.

– И его, и Магомеда Оздоева. Выговор объявили.

– Потрясающе.

– За Оздоева мы заплатили 100 тысяч евро. Даже сегодня, когда Магомед сдал из-за травм, получить за него можно гораздо больше. Еще заиграет, парень талантливый. Семин тогда сказал: "Что вы наезжаете на Наумова? Оздоев – наше будущее!"

– Кто был вашим главным противником в совете директоров?

– Морозов. Опытный хозяйственник, но в футболе разбирается слабо.

– Так как вы ушли?

– Заявление не забирал, оно лежало у Морозова. Прошло заседание совета директоров, подвели промежуточные итоги. После я позвонил Якунину: "Хочу в отставку!" – "Если ты решил – смотри сам…" Да, отвечаю, я решил. На то, чтоб сидеть в кабинете и тупо делить деньги между игроками и тренерами, ума не требуется. Мне интересно было заниматься развитием футбольного клуба. Почему "Локомотив" в начале 2000-х вышел на ведущие роли?

– Почему?

– Потому что построил стадион. А вот база уютная – но рядом всего одно поле. Для профессиональной команды необходимо пять-шесть.

Как быть? Места рядом нет, всё в особняках.

– Есть выход. Земля в Баковке дико дорогая. Ее продаем – и денег хватает на шикарную базу в другом районе. Там будут аскетические условия, никакой лепнины – но хорошая медицина и много полей. Владельцем должен быть клуб. Для РЖД, при всем уважении, это активы не профильные. Расскажу некоторые вещи – вы не поверите…

– Поверим.

– База в Баковке построена в 70-е – а земля до сих пор не оформлена. Не принадлежит РЖД! Завтра по закону там все легко снести, как самовольное строение! Сделал новую газовую котельную, мне говорят: "Принесите свидетельство о собственности на землю". Отправляюсь в РЖД – а его нет. Выясняется, что и входная зона на стадион, где билетные кассы, не оформлена!

– С каждым годом у главы РЖД интереса к футболу меньше?

– Вовсе нет. Якунин футбол любит. И вообще – спорт. Но детский, массовый.

– А профессиональный для него – нагрузка?

– Да, очень тяжелая. Расходы громадные, результата нет, негатив на трибунах, баннеры всякие. Но, уверен, от финансирования "Локомотива" Якунин никогда не откажется.

– Бюджет "Локомотива" растет?

– По сравнению с 2008 годом – увеличился почти вдвое.

– А результаты упали.

– Бюджет играет роль, если повышается в разы. Условно не 2 миллиарда получаешь, а 12.

ОТКАТЫ

– Юрий Палыч сейчас жалеет о спорах с вами. Жаркими они были?

– И жаркими, и долгими. Иногда пыль до потолка летела. Правда, наши споры не носили характера вражды. Скорее это была дискуссия двух человек, которые стремятся сделать клуб лучше. В чем суть разногласий? Семину импонирует схема "Манчестер Юнайтед", где Фергюсон до недавних пор отвечал за все. Я же настаивал, что тренер должен сосредоточиться на команде. Взваливать на него еще и финансово-хозяйственную ношу нельзя. Для этого есть президент. Часто спорили и на другую тему.

– Какую?

– В "Локомотиве" в моем подчинении находилось около пятисот человек. Для любого из них дверь в кабинет президента была открыта. Это моя принципиальная позиция! Неправильно, когда идешь к руководителю, а тебе говорят: "По какому вопросу? Запишитесь у секретаря. Через неделю примут. У вас будет 10 минут". Подобные вещи бьют по атмосфере в коллективе. Но Семин ворчал: "Ты такой добренький, слушаешь футболистов, жалеешь…"

– Действительно, жалели?

– По-разному. Играл за дубль Андрей Вавилченков. В юношеской сборной он котировался на уровне Дзагоева. Но без тормозов. Пиво, девочки, дискотеки. Сколько бесед я с ним провел! И подзатыльники давал, и с отцом встречался. Бесполезно. Так и пропал мальчик.

– А как с радаров исчез Левенец?

– Вот его мне искренне жаль. Нормальный парень. Просто слабохарактерный. Плюс проблемы с женой. Когда тренировку проигнорировал, сразу послали к нему домой. Левенец был там, выпивши. Он все понял и написал заявление. Расстались без взаимных претензий.

– Как полагаете, Рахимов, по инициативе которого "Локомотив" и покупал Левенца, окончательно перекочевал в разряд "экспертов"?

– По объему футбольного багажа Рахимов – тренер сильный. Много читает, сам поиграл. Но этого мало. Ему не хватает харизмы. Знания людей, человечности какой-то. Того, что, кстати, отличает Семина.

– Один из селекционеров "Локомотива" Сергей Щербаков обмолвился в интервью: "Рахимов предпочитал работать напрямую с агентами. При нем во главу угла не ставилось мастерство игрока, а решались иные задачи…"

– Не имея доказательств, трудно рассуждать на эту тему. Хотя в "Локомотив" приходили футболисты, не соответствовавшие уровню клуба. Настаивал на их приобретении Рахимов. К примеру, аргентинец Перейра, сыгравший минут десять.

– Заплатили за него 3 миллиона евро?

– И оклад – 2 миллиона долларов в год. Был еще из Аргентины защитник, которого Рашид настойчиво рекомендовал. На медосмотре выяснилось, что игроку физкультура противопоказана. Ему с собой дефибриллятор носить надо!

– Что-то с сердцем?

– Через восемь минут на велотренажере пульс зашкаливал за 200. После нагрузки врачи на ночь установили датчики – у парня началась аритмия. А Рахимов продолжал настаивать на покупке!

Могу сказать, что я думаю вообще о тренерах и селекционной работе. Тренер – непосредственный участник селекционного процесса. Если говорит "я этим не занимаюсь" – лжет! Поэтому подозрения есть всегда. И даже не так важно, заработал ли тренер "левые" деньги. Он обязан привести качественного футболиста! А если приводит плохого и на этом зарабатывает – прощать нельзя. Вы согласны?

– Разумеется.

– Увидев такое, президент клуба может промолчать, проглотить. А потом с тренером тихо расстаться.

– Вам ведь тоже предлагали "распил" за Майкона?

– Да. Везде Майкон проходил как игрок за 6 миллионов. Я бы его за 6 и привез. А взял бы за 4. Миллион агенту, миллион мне – и концов не сыскать.

– Кроме Майкона были такие предложения?

– От агентов они поступали регулярно! Но в "Локомотиве" у президента солидная зарплата. Да и нужно понимать: стоит хотя бы разок клюнуть, тебя засосет. Будешь на крючке.

Еще история. С нами сотрудничала строительная компания. Принесли в мой кабинет пачку денег. Изумились, услышав, что откаты не беру. При них вызвал бухгалтера: "Эти деньги направляем в школу. Там они пригодятся". Для строителей был шок – они думали, что в Москве иначе никак! Пять процентов положено возвращать!

– Отсюда и цены на строительство?

– Конечно! В нашем бюджете не было строки "сооружение Малой арены". За эту стройку я получал сплошные выговоры. Контролировал каждую копеечку – и 10-тысячный стадион обошелся в 5 миллионов евро. 500 евро за посадочное место.

Дешево?

– Есть нормативы – 4 тысячи евро. У меня вышло намного меньше!

– Сколько стоит посадочное место в Питере на Крестовском?

– Насколько знаю, там потратили миллиард 200 миллионов. Значит, 20 тысяч евро за место. Откаты, подкаты, прочее… Строить надо – как Ахметов в Донецке.

– Это как?

– Всю стройку напичкал камерами, вывел на телевизоры в собственном кабинете. Приходит, работает – а сам поглядывает на экраны. А какую базу Галицкий построил в Краснодаре? Шикарную! И копейка не ушла на сторону!

ПРЕМИАЛЬНЫЕ

– Почему Рахимов отверг Касаева?

– Не понравился: "Бычок такой, склонен к полноте. А я люблю высокорослых, на широком шаге". Он и Гильерме забраковал: "Что за вратарь? Ноги слабые. Не нужен…" Меня Виктор Тищенко убедил не продавать бразильца. Верил в него до последнего.

– Не зря.

– Тищенко специализировался на бразильском рынке. Увы, все его кандидатуры Рахимов отметал. Из-за этого у них вспыхнул конфликт. А я был меж двух огней. Тищенко я доверял. У него хороший вкус на игроков. Именно он вел Гильерме, Майкона, прежде чем их купили.

– А Шарлеса?

– Тищенко привез диск. Мы просматривали другого футболиста. Рахимов заметил Шарлеса и загорелся: "Давайте этого!" Игрок неплохой, но своенравный. Как и многие бразильцы, выросшие в фавеллах. Тренер покритиковал за неудачную игру, а у Шарлеса обида: "Ой, меня здесь никто не любит, я собираю вещи…"

– Увольняли вы Рахимова интересно. Заставляли ежедневно ходить в клуб, писать отчеты. Зачем?

– Рахимову полагалась внушительная компенсация. Эту сумму надо было срочно найти. И я сказал: "Ты пока не уволен – отстранен. Будь добр утром являться в клуб. Кабинет у тебя есть. Вот задание – в письменном виде отчитайся за полтора года, проведенных в "Локомотиве". Проанализируй ошибки". Рахимов нахмурился: "У меня не было ошибок!"

– Сколько он так в клубе сидел?

– Неделю. Потом привел юриста, и мы договорились о размере компенсации. Рашид в итоге пошел на уступки. Замечу – действовал я в рамках закона! Не понимаю, почему во всех организациях любой руководитель какие-то бумаги после себя оставляет, а в футболе уходит тренер – и ничего не остается. Даже грязных носков.

– Что он должен оставить?

– Хотя бы папочку – система подготовки, краткие характеристики на игроков. Чтоб клубу не начинать всякий раз с нуля. Вот после Смородской в "Локомотиве" документы останутся. Как остались после меня инструкции, приказы, положения о премировании…

– К разговору о премировании. Сенников нам рассказывал: "Играем с "Зенитом" на Суперкубок. У нас за победу 5 тысяч долларов. У них – 70". Неужели такая пропасть?!

– Я не в курсе, какие премии в "Зените". Может, там это была разовая акция. В "Локомотиве" в 2008-м премиальные были 15 или 20 тысяч долларов. В 2009-м точно помню – 10 тысяч. Мы меньше тратили на футболистов, поскольку параллельно поднимали другие объекты клуба. При этом порядок выплат не менялся. Половина – сразу. Остальное – если команда финишировала в пятерке.

– А ничьи?

– За них платили 5 тысяч. Деньги начисляли – но выдавали, лишь когда выполнена задача на сезон.

– Агент Торбинского гордится, что благодаря переходу из "Спартака" в "Локомотив", контракт игрока вырос почти в двести раз. Не погорячились, Николай Алексеевич?

– Торбинского на работу принимал я. В "Спартаке" у него была низкая ставка. В "Локомотиве" она выросла – но не в двести раз. А вот позже я по собственной инициативе поднял ему зарплату. Торбинский это заслужил – был одним из лидеров клуба, заиграл в сборной. С теплотой к нему отношусь. Когда обсуждали контракт, он честно сказал: "Наверное, это большая для меня зарплата. Но к 30 годам я рискую стать инвалидом. На ногах живого места нет, 17 операций…" Дима такой боец, что на поле забывает о последствиях! Берет азартом, напором, злостью. Хоть в нем, как мы шутили, 60 килограммов вместе с бутсами.

КОКОРИН

– Сейчас корите себя за то, что упустили Кокорина?

– Я по-прежнему уверен в своей правоте. Смотрите, в "Локомотиве" с 17-летними выпускниками школы заключают типовые контракты. Первая зарплата – 15 тысяч рублей. Действует она на время предсезонных сборов. Попал в заявку дубля на чемпионат – твой оклад уже 50 тысяч. Играешь за дубль постоянно – сумма увеличивается до 150 тысяч. Привлекаешься к основному составу – опять растет. Если закрепился там – зарплата достигает 50 тысяч долларов.

– Не слабо.

– Этот путь можно пройти за год, можно – за три. Ведь по закону с футболистами, которым не исполнилось 18 лет, контракт подписывается максимум на три года. Вот такой типовой договор был предложен Кокорину. С какой стати давать 10 тысяч долларов мальчику, который и в дубль-то пока не зачислен?! Взорвать всю клубную систему? Я считаю ее эффективной, она по сей день существует.

– В "Динамо" 17-летнему Кокорину с ходу положили 10 тысяч долларов?

– То ли 10, то ли 15 тысяч. Особенно возмутило поведение его родителей. За неделю до нашей встречи ко мне подошел генеральный директор "Динамо" Дмитрий Иванов. Извинился за то, что увели Кокорина. Объяснил: вопрос решился до моего назначения. Ага, думаю, уже все подписано.

– Зачем же родителям Кокорина с вами встречаться?

– А вдруг Наумов предложит суперусловия? Тогда, наверное, Кокорин остался бы. В кабинет его мама пришла с мужем, это отчим Кокорина. Не удосужившись дочитать до конца контракт, он расшумелся: "15 тысяч рублей – да это смешно! Знаете, сколько нам "Динамо" дает?" А мама Кокорина теперь рассказывает в интервью, что Наумов выдавил их из клуба, сыну предлагал кабалу и зарплату в 7 с половиной тысяч рублей. В "Локомотиве" таких цифр вообще нет! С потолка их взяла, что ли?

При этом клуб еще арендует игроку жилье. А цены в Москве заоблачные. Однокомнатная квартира обойдется тысяч в 50. Помню, отцу Димки Полоза предложил такой вариант. В ответ: "Нет, хотим трехкомнатную!" Говорю: "Она на 100 тысяч потянет. Как ее снять, если у вашего сына зарплата в два раза меньше?"

– Трехкомнатные есть и дешевле.

– Разумеется. В спальных районах. А нам нужна была недалеко от базы. Где-то на Кутузовском проспекте. Игрок не должен тратить на дорогу по три часа. Вон, Макс Беляев жил в Мытищах – так и ему квартиру сняли ближе к Баковке.

– Наорать на игрока для вас было проблемой?

– Когда при Рахимове безвольно проиграли "Химкам", я сорвался. Кричал на базе так, что стены тряслись. Чуть телефоном не запустил. Одемвингие на меня обиделся. Начал: да я, мол, профессионал… Я перебил: "Ты даже не любитель! Потому что тот футбол любит. А ты – себя в футболе. Тебе разве что зеркальца на поле не хватает".

– При всей команде?

– Да. И почувствовал, что ребята со мной согласны. У Одемвингие невероятный потенциал. Но менталитет африканца, несмотря на русские корни. Гламурный, самовлюбленный. Из-за этого не раскрылся.

– А Сычев почему потух?

– Физиология. Иной причины нет. В чем был его главный козырь? Резкость. То, что тренеры называют футбольной ловкостью. Сычев быстро принимал мяч, бил по воротам – и никто не успевал его накрыть. Вот это из-за травмы колена Дима потерял. Упала скорость. По тренировкам-то к нему претензий нет. Трудяга, пощады себе не дает.

БАРИНОВ

– С Филатовым до прихода в "Локомотив" вы были знакомы?

– Нет. Позвонил ему после назначения, попросил о встрече. Филатов удивился. Сказал, что в клуб заходить ему неудобно. Договорились поужинать в ресторане. Я поделился своими планами развития "Локомотива", ничего не скрывал. Филатов во многих вопросах меня поддержал. Рекомендовал кое-кого из кадров.

– Возвращаться в футбол он не желает?

– Для этого пока нет условий. В душе-то, может, и желает. Футбол затягивает. И если я скажу, что не хочу вернуться, слукавлю. Хотя убеждаю себя в том, что мне это уже не надо.

– Филатов погрузился в бизнес?

– Да. У него все в порядке. Последний раз пересекались зимой на турнире "Негаснущие звезды". Меня Баринов пригласил, он там призы вручал.

– Баринов? Вас?

– Да. Сегодня могу смело сказать, что мы друзья. Познакомились в марте 2008-го на игре с "Рубином". Первое, что услышал: "Предупреждаю – я близкий друг Семина. И всегда буду на его стороне, даже если он в чем-то не прав". А я у него ассоциировался с человеком Липатова, с которым у Семина были скверные отношения.

– Что ответили?

– Рассмеялся. "Валерий Александрович, я и не заставляю вас отказываться от дружбы с Семиным". Так началось общение. Он летал с нами на матчи, сборы. В гости ко мне заходил. Оказалось, мы соседи. От дома Баринова до моей служебной квартиры в Сокольниках – метров триста.

– Бывали на его спектаклях?

– Видел "Скрипку Ротшильда". И честно предупредил, что больше не приду. Не для меня такие постановки.

– Артист обиделся?

– Отнесся с пониманием. "Тяжелый спектакль" – "Да я не представляю, как ты столько лет его играешь!" На меня спектакль подействовал угнетающе. Вызвал чувство тревоги, причем безысходной, что самое печальное.

– Когда в январе вам стукнуло 60, от дел отошли?

– Да. Но остаюсь совладельцем строительной компании и стоматологической клиники. Это приносит доход. У меня две дочери, внук. Еще и им помогаю.

– Курбан Бердыев старше вас на год. Недавно он оформил пенсию и поразился: "Получаю 5 тысяч рублей". А вы – сколько?

– 8 тысяч. Ужас охватывает, когда подумаешь, что в нашей стране 90 процентов пенсионеров живут на такие деньги! Впрочем, это тема совсем для другого разговора…
фото Новость опубликовал
snaiper
23 августа 2013 года, Пятница 02:05 http://www.sport-express.ru/fridays_talking/reviews/34744/
 

Комментарии болельщиков (24)

свернуть ответы
фото локомотив_рус
мда... если бы не Наумов , клуб принадлежал бы Филатову и Семину
-2
фото petrovich_united
Мнда много интересного рассказал!
4
фото snaiper
Бердыев старше вас на год. Недавно он оформил пенсию и поразился: "Получаю 5 тысяч рублей". А вы – сколько?
– 8 тысяч
. Ужас охватывает, когда подумаешь, что в нашей стране 90 процентов пенсионеров живут на такие деньги!
Билет покупаете не самый дешевый?
– За 6-7 тысяч. В VIP-зону.


Бедный. Он один раз в месяц на футбол ходит, а потом голодает ai
1
фото petrovich_united
Ну он же не обычный пенсионер!В него всетаки стреляли!
фото Sychik
Он же сказал, что у него есть доход дополнительный. Плюс за жизнь то, наверное, немало накопил.
3
фото Л-О-К-О-М-О-Т-И-В
Он наверное свою пенсию и не снимает, уже на всю жизнь себя обеспечил
фото Л-О-К-О-М-О-Т-И-В
Про Рахимова интесные вещи рассказал
1
фото Reddd
В принципе,планы по развитию клуба у него не плохие были,но это на словах,а как оно на деле вышло бы,мы не узнаем
фото RuN
Сычев то я так и думал, что из-за травмы сдулся, а Рахимов то какой говнецо то оказался...каких-то дураков приглашал к нам в команду, хорошо Гилю не продали и Майкона приобрели, Рахимову только амкар и тренировать с его взглядами на футболистов...
3
фото Incredible
Ну прям не президент, а ангел.Столько всего хотел сделать то, но многие слова так и остались словами.При нем Локомотив был еще в большей... ,чем сейчас.
-4
фото EMMLoko
Николай Наумов: "Агенты регулярно предлагали "распилить"

... и я никогда не отказывался
1
фото ParovozNike
Ну знаете,не думаю что сейчас смородская решилась бы на встречи с болельщиками в неформальной обстановке..
3
фото poza15d
никола питерский
фото Leon_13
– Агенты предлагали "распил"...
Ну а как же... В России живем!
фото Cop67
Прям херувим какой-то(судя по интервью),а не бывший президент..
-3
фото LokomotivChita
Мощное вью.Наумов умен,тонок,честен.Прекрасно разбирается в футболе.ВОТ ТОЛЬКО ЧТО У НАС ТАК ВСЕ ХЕРОВО БЫЛО?Помнится,примерно подобное вью в свое время Червиченко давал...
-1
фото tap23
Пилили с Палычем так что аж в зубах трещало. Чего только стоили трансферы "пакет бразильцев". Отдышись старик.
-1
фото Endryu
Статья отличная! Очень интересно было читать. Спасибо.
2
фото blackfang
статья супер, но хотел он то, хотел он это....благими намерениями вымощена дорога сами знаете куда....
фото vovanloko1970
Читал взахлеб, отличное интервью.
2
фото AleX_PARoVoZiK
Отличное интервью
2
фото Amplua
а за что Кокорину нужно было платить такие деньги?
но самое интересное, что никто не отказывался платить, нужно было всего лишь доказывать свою состоятельность на поле...все правильно сделали, что не стали ломать систему...нах такие игроки с их родителями нужны
5
фото Philych
Кружков и Голышак всегда делают прекрасные интервью)) респект им. А Наумову спасибо за такое обстоятельнное вью, но есть косячок,

то что он построил Малую арену в 8 раз дешевле нормативов, так он не смог её ни с кем согласовать - и она еще 3 года простаивала... а за "согласование" в нашей стране любого проекта, любой стройки берут огромные деньги (порой в разы превышающие сами проекты), так что полностью сданный стадион и просто построенный в нашей стране (и Москве в частности) - это две большие разницы!
1
фото ke
Хоть кто-то, наконец, объяснил «доходность» российских клубов. Полностью согласен. Единственный аргумент «успешности» Смородской – и тот эфемерный.

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ ФУТБОЛА

09 декабря 2016, Пятница
08 декабря 2016, Четверг
07 декабря 2016, Среда

ГОЛОСОВАНИЕ

Болеете ли вы за российские клубы в ЛЧ и ЛЕ?