наверх

Новости ФК Локомотив Москва
7 1787
 
+2

Планета Железяка

 
Локомотив» — единственный российский топ-клуб, поменявший этой зимой тренера, — встретил Новый год в угаре ремонтных работ. Хотя ремонту не видно конца, уже можно фиксировать одну стратегическую сенсацию — из «Локо» как будто взялись вытрясать гламур. Все последние годы команда из Черкизово считалась компанией талантливой, но сытой и бесхарактерной молодежи. Есть основания думать, что с приходом Юрия Красножана все будет несколько иначе.

Для начала игрокам «Локомотива» срезали отпуск и вызвали в Москву за неделю до конца декабря. Кроме того, изменилось место первого сбора. Изначально «Локомотив» планировал тренироваться и жить в одном из самых роскошных отелей самого роскошного турецкого курорта — том самом, где начинал подготовку к сезону-2010 Юрий Семин. Отель этот, как и Москва, почти не спит, а в январе-2011 еще и приютил отряд отборных моделей. Известная турецкая марка одежды устроила там свой fashion-week и запустила в гостиницу барышень с такими длинными ногами, что перепутать их со штангами ворот было бы совсем не сложно.

Людным и блестящим хоромам на побережье Юрий Красножан предпочел уединенную и комфортабельную келью в предгорье. Чтобы добраться до спорткомплекса, в котором разбил лагерь «Локомотив», надо сворачивать с шоссе и 15 км крутить руль по глухим турецким деревням, миновать кладбище, зарываться в гравий и уступать дорогу дружным компаниям худющих турецких коров.
Дорога стоит того — как раз сегодня с ревизией из Москвы приезжает президент «Локомотива» Ольга Смородская. На вечернюю тренировку она выходит в сером спортивном костюме: на командных мероприятиях надеть что-то другое по контракту с экипировщиком не может ни один сотрудник клуба, даже президент. Вместе с прожекторами дорогу освещают улыбки молодых мужчин: Алексей Зинин и Алексей Смертин, отвечающие в клубе за селекцию, тоже здесь. На поле выходят игроки, многие здороваются со Смородской за руку.

— Ну, улыбнись, улыбнись же, Дима! — говорит она традиционно угрюмому Торбинскому.

— О, а вы, кажется, похудели? — обращается к Яну Дюрице.

— Hello, my darling! — боснийского полузащитника Сенияда Ибричича, с которым президент «Локо» несколько дней назад подписывала контракт, Смородская чмокает в щеку.

Первые полчаса тренировки объясняют, почему Красножан прячет свою команду подальше от оживленных турецких дорог. Сегодня очередной вечер, который новый тренер «Локо» посвящает тактике: моделирует игровые ситуации и прерывает их, когда игроки ошибаются. Тактики, говорят снующие вдоль бровки сотрудники клуба, «стало раз в 10 больше, чем раньше».

— Почему у вашей команды на этом сборе так мало кроссов? Как они будут набирать форму, втягиваться в работу? — спрашивают Красножана после тренировки. Красножан работает в «Локомотиве» почти месяц, но привыкнуть к интересу извне не может до сих пор. Общаясь с журналистами, он очень стесняется.

— Если в отпуске игроки выполняли определенную работу, то это втягивание можно перенести не на бег, а на другие упражнения. С мячом, например.

РУСЛАН НАХУШЕВ — один из тех, кто теперь работает с мячом в «Локомотиве». Его предыдущий клуб — «Сатурн» — был не лучшим местом для развития карьеры. Почти все футболисты, приезжавшие в Раменское, постепенно угасали. Руслан Нахушев переходил в «Сатурн» полузащитником, переучивался в игрока обороны и оставался одним из немногих, кто развивался и провоцировал разговоры о переходе в одну из больших российских команд. Когда этой зимой «Сатурна» не стало, переход наконец состо­ялся.

— Как и главный тренер «Локомотива», вы попали в большой футбол в Нальчике. Причем дебютировали в 16 лет. Как в таком возрасте можно играть в первой лиге?

— Я себя комфортно чувствовал. Никакого страха. Мне доверял тренер, говорил: выходи, показывай, что умеешь, и никого не бойся. В 16 лет я сыграл в первой лиге — это было местным рекордом. В 17 отыграл еще полкруга и уехал в ЦСКА.

— Ваш дом остался в Нальчике?

— А я живу на два дома: Москва и Нальчик. Каждый отпуск стараюсь попасть домой. Новый год встречаю дома обязательно. Было только два исключения. Одно — два года назад. Жена была в интересном положении, решили не рисковать и остались в Москве. А первый был как раз в 15 лет. Четырех парней из нашей команды вызвали на мемориал Гранаткина в состав юношеской сборной России. У родителей не было денег купить билет на самолет, а турнир начинался 2 января. Чтобы успеть, мы выехали 31 декабря. С нами был еще тренер, мы задорно встретили Новый год. Даже антураж создали: по купе развесили «дождики», гирлянды. Что такое шампанское, мы тогда даже не знали. Разливали по стаканам минералочку и кока-колу.

— В 2005 году вместе с «Химками» вы дошагали до финала Кубка России. Пока это самый большой успех в карьере?

— Пока да. Все-таки это Кубок России, а мы, коман­да первой лиги, шороху тогда навели. Тогда ЦСКА привез в Москву Кубок УЕФА. Естественно, мы смотрели финал и между собой шутили: «Куда под машину такую идти? «Спортинг» в порядке, а они по нему так проехались». Но это шутки — на самом деле в той команде был стержень. Все молодые и задорные, только один дядька — Андрюша Тихонов. Мы ехали за победой. Там был интересный случай. Подъехали к стадиону, и водитель автобуса — то ли не знал, то ли ошибся — провез чуть дальше нашего входа. Когда понял, хотел сдать назад. А у футбольных команд есть примета: назад не сдавать. Павел Яковенко, наш тренер, сказал: «Не надо, сами пройдем». А там было метров 100, и идти надо было по неогороженной территории — навстречу всем болельщиками. Мы вышли, разгрузились и пошли. Болельщики и «Химок», и ЦСКА шли на нас и не понимали, в чем дело. «Ребята, соберитесь! — подкалывали из толпы. — Вы что, своим ходом приехали?»

— Вы попали в «Сатурн», когда он был одной из богатейших команд России. Подписав контракт, почувствовали себя богатым человеком?

— Смотря что подразумевать под словом «богатый». Но в какой-то степени — да. В «Анжи» у меня был один контракт, через год в «Химках» он у меня увеличился, а еще через год, в «Сатурне», увеличился в разы по сравнению с тем, что платили в «Анжи». Тогда я был счастлив не потому, что дали много или мало денег. Я был счастлив, что вернулся в премьер-лигу. Я ведь с таким условием и ушел в аренду в «Анжи». Тогда мудрые люди напомнили мне: лучше сделать шаг назад, чтобы сделать два вперед.

— На «Сатурн» никогда не ходило много народу. Вас это удручало? Особенно когда после игры включали европейский футбол.

— Порой не хочется европейский футбол смотреть. Там такая атмосфера! Да и вообще смотришь на грандов и думаешь: «А что ты вообще делаешь в футболе? Вот реальные игроки. Какой из тебя футболист? Ты не играешь, мучаешься…» Я люблю смотреть европейский футбол, но иногда ловлю себя на таких мыслях.

— После банкротства «Сатурна» в распоряжение «Коммерсанта» попали некоторые документы из клуба. Согласно этим бумагам, в 2010 году Руслан Нахушев должен был получить 28,9 млн руб. Это правда?

— Я так скажу. Во всем мире любят заглядывать в чужой кошелек. Если бы это было по-доброму, было бы намного приятнее. Но когда идет зависть и такое обсуждение этих зарплат… Поверьте мне, это не самые большие цифры в российском чемпионате — я знаю, о чем говорю. Не знаю, откуда эта информация вытекла. Не буду говорить за других ребят, но то, что касается меня, не соответствует действительности
— То есть сумма в 28,9 млн завышена?

— Завышена. (Смеется.) Нет, занижена. На самом деле я 50 млн получаю. (Смеется.)

— По-прежнему крепко мнение: российские футболисты получают гораздо больше, чем должны исходя из того футбола, в который играют.

— Понимаете, есть система, рынок. Когда все получают рубль, а ты приходишь и говоришь: «Дайте мне 15», — тогда можно сказать: «Руслан, о чем ты говоришь?» Вот я недавно Ловчева читал, он говорит: если мне дают миллион или два, я буду отказываться, что ли? Другое дело — наглеть, просить заоблачные цифры.

— В 2009 году вы забили «Зениту» свой первый гол за «Сатурн». Читали потом, как Роман Широков и Вячеслав Малафеев ругались друг с другом через газеты?

— Я всегда читаю газеты — это у меня от отца. Так что следил — было забавно. На самом деле там рабочая ошибка — ничего сверхъестественного, о чем говорил Роман Широков. У того же Ромы Широкова была не в меньшей степени грубая ошибка, когда он как-то играл с нами центрального защитника, обрезал и, по-моему, Каряка забил.

— У ВАС КОГДА-НИБУДЬ срывало крышу?

— Никогда, и скажу почему. Я очень рано повзрослел. Я в детстве играл не со сверстниками — в команде всегда были старшие. Из третьего класса все шли в пятый, а я сразу пошел в шестой. Отец специально хотел, чтобы я попал к определенному тренеру. Гия Георгиевич Лобжанидзе — золотой человек. Аслан Машуков, Тимур Битоков и я вышли из нашей команды, а еще много ребят играют по первой и второй лиге. Тогда он был совсем молодым тренером — 22 года.

— Роман Адамов, едва подписав контракт с «Ростовом», помог своему первому тренеру — Леониду Слуцкому — купить квартиру. Как благодарите тренера вы?

— Недавно Тимур, Аслан и я скинулись и купили ему машину — «Ладу Приору». До этого не покупали ни квартиру, ни дом, но старались помогать финансово. Это тот человек, который сделал из нас футболистов. Понимаете, Нальчик такой город, где не было ни полей, ни мячей — периферия. Когда мы приезжали на соревнования, видели другие команды, у которых была экипировка, мячи и лучшие гостиницы. Мы же иногда жили в спортзалах. А мячи — клянусь, это не громкие слова — Гия Георгиевич штопал сам. Брал нитку, иголку и штопал.

— Вам 26, но вы уже довольно семейный человек.

— Женился я четыре года назад. Жена из Нальчика. Я играл в дубле ЦСКА, приехал в отпуск, и моя сестра пригласила меня на концерт — певица Света, может, помните такую, у нас выступала. Пошел и встретил там свою будущую жену — она среди подруг сестры была. Сразу приглянулась. Завязалось: эсэмэски, звонки, а два года спустя предложил выйти замуж. Полтора года назад у нас родился сыночек. Назвали Эмир — от арабского слова «правитель». Долго подбирали, много вариантов было, всем понравилось. Имя необычное даже у нас на Кавказе — вроде и с нашим колоритом, но людей, которых так зовут, там очень мало. И вот сейчас этот полуторагодовалый бандит бегает по квартире.

— Вы наполовину кабардинец. Когда-нибудь бывали проблемы в Москве на национальной почве?

— Да нет! Вы посмотрите на меня.

— Смотрю. Вы на грузина Малхаза Асатиани очень похожи.

— Да, Гильерме и Драман мне сразу сказали: «Ты копия Асатиани». Вообще меня выдает только горбинка носа, а так — светлый, хоть и лысый уже. Я в маму светлый. Мы с сестрой двойняшки — она старше на 45 минут, я во втором тайме на замену выскочил. Вот она в отца — черненькая.

— Как должен сложиться сезон-2011, чтобы по его окончании вы сказали: доволен?

— Чтобы «Локомотив» был в призерах. Понятно, что интерес команды для меня важнее — дай бог, чтобы у нее все появилось. Но почему-то мне все снится, что я забил восемь голов. Вроде как меня все поздравляют, а я скромничаю. Нет, я не верю в сны. Но есть ощущение, что все будет нормально.
фото Новость опубликовал
wjwan
02 февраля 2011 года, Среда 16:08 http://www.sports.ru/tribuna/blogs/prosport/152728.html
 

Комментарии болельщиков (7)

свернуть ответы
фото Dartloko
Ааа... понятно КАК Смородская с Ибричичем контракт подписывала!
фото wjwan
Гламур надо уничтожать.
фото marchenko
правильно сделали,что не поехали в фешенебельный отель как в прошлом году-результат в том сезоне показали плохой-еще раз убедился,что все неприятности из-за баб
фото wjwan
Да в этом году условия тоже были шикарные,но на отшибе.
фото lunohod
Пиар президента достал!
Этой статье место в гламурных сайтах.
фото vargas
Статейка ни о чем ,........ ! ?...
фото Baba Misha
Давай Руслан в основу пробирайся=))))))

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ ФУТБОЛА

06 декабря 2016, Вторник
05 декабря 2016, Понедельник

ГОЛОСОВАНИЕ

Кто должен играть в нападении?