наверх

Новости ФК Локомотив Москва
2 1144
 
+3

Бурова: Иногда реабилитолог чувствует себя Шерлоком Холмсом

 
Бурова: Иногда реабилитолог чувствует себя Шерлоком Холмсом

Большинство клубов РФПЛ проводят свои вторые сборы в рамках подготовки к возобновлению весенней части чемпионата. EF решил узнать о специфике работы на сборах у известного в России тренера по физподготовке Марии Буровой, которая несколько лет работала с основным составом «Локомотива». Мария занимается также восстановлением травмированных спортсменов. На её счету не один благодарный пациент, кому она помогла после тяжёлых травм набрать прежние кондиции и вернуться в большой спорт. Обо всём об этом Мария рассказала нашим читателям.

- Для начала хотелось бы узнать, вы больше себя считаете тренером по физподготовке или тренером - реабилитологом?

- Я индивидуальный тренер и физиотерапевт, потому что в европейском понимании это специалист, который восстанавливает спортсменов после травм, готовит их к ответственным играм и поднимает функциональные возможности. В «Локомотиве» работаю управляющей центром спортивной медицины. Занимаюсь с представителями всех видов спорта, которые приходят к нам на реабилитацию или для повышения физической готовности. Игроки основы «железнодорожников» также восстанавливаются у нас.

- Сейчас российские клубы, в том числе и «Локомотив», активно готовятся к возобновлению сезона. Расскажите о специфике тренировочного процесса на первых зимних сборах, у вас же за плечами работа с основным составом «железнодорожников».

- Сразу скажу, что сейчас я не занимаюсь с первой командой «Локомотива» - только восстанавливаю футболистов. На сборы с клубом не езжу. Но могу отметить, что первые сборы характерны набором общих кондиций, силы и выносливости. Некоторые команды предпочитают достигать этого беговой работой, а кто-то набирает силы в тренажёрном зале. То есть футболисты набирают обороты и закладывают определённый базис.
На втором сборе игроки переходят к скоростно-силовому режиму работы. Меняются занятия в тренажёрном зале: увеличиваются веса, и уменьшается количество повторений. На поле добавляются упражнения на скорость и силу, футбольные упражнения в средних группах.
Третий сбор характерен работой на коротких дистанциях. В тренажёрном зале используются максимальные веса, а на поле ограничивается пространство для игровых групп, численность футболистов в которых уменьшается: два в два, три в три. Недели за две до чемпионата команду начинают «отпускать». Хочу добавить, что основной игровой ритм в официальных матчах таков, что футболистам приходится выдавать примерно 86% от максимума своих возможностей.

- Если спортсмены на сборах не выдерживают общую нагрузку, что делается в этом случае?

- Изначально в команде всегда есть деление на группы. На первом сборе они градируются в зависимости от показаний максимального потребления кислорода. Все футболисты перед началом работы проходят углублённый медицинский осмотр. Доктора получают цифровые показатели и на их основании выстраиваются группы. Сейчас в РФПЛ мало команд, которые всех игроков заставляют работать одинаково. Мы склоняемся к индивидуализации процесса. Ведётся онлайн-мониторинг во время тренировок. Все параметры отслеживаются на компьютере и уже в ходе занятий можно кого-то снять, а кому-то добавить дополнительных упражнений.

Бурова: Иногда реабилитолог чувствует себя Шерлоком Холмсом

- Получается, программу на сборы составляют не столько тренеры, сколько специалисты вашего профиля?

- Это коллективная работа. Тренер по физподготовке обязан знать функциональную готовность каждого футболиста, исходя из ежедневных исследований разных параметров, которые он получает: крови, биохимии, сердечного ритма и так далее. Особенно это актуально для первых сборов, потому что некоторые игроки приезжают с лишним весом, и они будут выполнять несколько другую работу.

- Когда даются полноценные нагрузки?

- Начиная со вторых сборов, но самые сложные для футболистов - первые, потому что игроки выполняют много работы, не характерной для вида спорта. Современные тренеры сейчас стараются закладывать базу через игровые тренировки. Занятия становятся выше по интенсивности и энергозатратам, но спортсменам легче их воспринимать, потому что они делают подобную работу постоянно.

- Вы также занимаетесь реабилитацией травмированных футболистов. Какие случаи в вашей практике были самые тяжёлые?

- Встречалось очень много интересных случаев. Иногда реабилитолог чувствует себя Шерлоком Холмсом, потому что пытается найти определённые зависимости и похожие клинические случаи. Из прошлого опыта могу привести пример с баскетболисткой Марией Логиновой, у которой было повреждение передней крестообразной связки. Как только мы убрали костыли, через месяц после операции, и начали давать ей нагрузку, обнаружилась ещё одна травма, которая потребовала два с половиной месяца хождения на костылях. Таким образом, она у меня была три месяца на костылях, без опоры на ногу и основной задачей было не допустить атрофию мышц. Мало, кто верил в благополучный итог, но мы много занимались и справились с нашей задачей. Она уже год успешно играет.

- Если говорить о футболистах, расскажите о работе с Сосланном Гатаговым, с которым вы недавно занимались. Его случай тоже был довольно сложным.

- У него были четыре операции на одном коленном суставе и постоянно случались рецидивы повреждения передней крестообразной связки. Физиотерапевты изучили все показания и посоветовали мне не браться за этот случай, чтобы не портить свою репутацию, потому что процент успешного исхода был очень маленьким. Но мы всё-таки стали с ним заниматься, после чего Сослан отлично отыграл весь прошлый сезон в «Улиссе», а сейчас тренируется с молодёжным составом «Динамо».

- То есть вы отслеживаете, как складывается дальнейшая карьера ваших пациентов.

- Конечно. Помимо того, что они мне сами звонят, я перед началом сезона начинаю обзванивать сложные случаи. Я работала с одним футболистом, у которого была на семьдесят процентов повреждена прямая мышца бедра в месте ее прикрепления. Это первый показатель к операции, но специалисты сказали, что оперировать нечего, потому что эту мышцу не к чему прикреплять - слишком тонкие волокна остались. И мы на свой страх и риск восстанавливали игрока консервативно, каждую наделю его контролировали с помощью УЗИ, и сейчас он благополучно играет в армавирском «Торпедо».

Бурова: Иногда реабилитолог чувствует себя Шерлоком Холмсом

- Были такие случаи, когда не удавалось помочь игроку вернуться на профессиональный уровень?

- Был очень сложный случай, когда к нам обратился спортсмен с типичным мышечным повреждением. Отправили его на консультацию в реабилитационный центр в Италии, где ему провели микрооперацию. В итоге человек не играл два с половиной года. Он ездил в этот реабилитационный центр раз шесть, его раз семь оперировали и наши специалисты, и итальянцы, но это была не врачебная ошибка. Просто у него так индивидуально происходило восстановление. После любой травмы могут быть нетипичные пути восстановления. Или иногда к нам приходят футболисты с АРС-синдромом. Это достаточно распространенная травма в футболе. Зачастую таких спортсменов сразу отправляют на операцию, хотя наши европейские коллеги в таких случаях говорят о семидесяти процентах успешного восстановления без операции. Мы всегда пытаемся восстановить ребят консервативным путём, а если не получается - только тогда рекомендуем операцию. За прошлый сезон у нас было семь человек с подобным синдромом среди профессиональных футболистов. Шестеро успешно восстановились, а что касается седьмого, боюсь, что придётся решить проблему с помощью операции.

- Есть ли у вас пациенты, которыми особенно гордитесь?

- Конечно. Через одного. Например, футболист Денис Войнов. Это воспитанник «Локомотива», который потом играл в «Торпедо». Он подавал больше надежды, но у него случился разрыв передней крестообразной связки. Денис восстанавливался, как по книжке. Это был один из первых моих пациентов в медицинском центре. У него получилось гениальное восстановление. Денис выдержал все сроки, вышел, потренировался месяц и случился рецидив. Начали делать повторные снимки, хирург, который очень успешно сделал операцию, разводил руками, говорил, что не понимает почему, но у игрока произошёл некроз, то есть отторжение. Почему это случилось на таком сроке, через полгода после операции, непонятно, ведь всё должно было уже давно сформироваться. Но врач сказал, что так бывает. После этого случая очень долго переживала, потому что не понимала, из-за чего так произошло. Всё ведь шло идеально. Сейчас мы благополучно восстановились после второго рецидива, спортсмен играет уже год и набирает обороты. Всё у него хорошо. В течение полутора лет он находил силы каждый день заниматься восстановлением. Такими людьми можно гордиться.

- Вы сейчас работаете с кем-то из футболистов?

- Конечно. У меня их много, несмотря на то, что команды уже давно разъехались по сборам. Из «Локомотива» у меня занимается Максим Григорьев. Скоро подъедет Арсений Логашов.

- Бывает ли в вашей профессии «горячая пора»?

- К сожалению, да. Это совпадает со статистикой ФИФА по количеству травм, получаемых спортсменами за сезон. Как правило, это период после сборов, когда футболисты выводятся на пик формы, и в это момент происходят травмы. Поэтому перед стартом чемпионата у нас много пациентов. В других видах спорта сборы - очень сглаженный период, а в футболе предсезонка длиться долго - около трёх месяцев.

Бурова: Иногда реабилитолог чувствует себя Шерлоком Холмсом

- Вы объясняете футболистам, для чего нужны те или иные упражнения?

- Стараюсь объяснять. Очень важно в процессе реабилитации не только заставлять делать какие-то упражнения, но и пропустить это через сознание игроков. Иногда я даже показываю анатомические фильмы, чтобы человек понял, какая у него травма и какая мышца повреждена. Иногда на макете показываю, что происходит во время какого-то упражнения, почему мы именно его сегодня делаем. Моя задача - информировать спортсменов, что и для чего они делают. Важно, чтобы они это понимали.

- Как меняются методики восстановления? Часто ли появляется что-то новое в этих методиках?

- Я постоянно это отслеживаю. Слава богу, что у меня есть такая возможность благодаря президенту «Локомотива» Ольге Юрьевне Смородской. Она постоянно способствует обучению тех людей, кто этого хочет. Все сотрудники клуба регулярно выезжают на какие-то международные конгрессы, семинары, мы организовываем круглые столы с иностранными физиотерапевтами. Помимо этого сами читаем лекции. То есть у нас постоянно происходит обмен знаниями вплоть до того, что раз в месяц я стараюсь встретиться с ведущими хирургами Москвы, которые часто оперируют моих пациентов, чтобы понимать их видение процесса и объяснять своё. У нас нередко происходят спорные ситуации, которые мы решаем в процессе дискуссии.

- Где вы рекомендуете своим пациентам делать операции - в России или за рубежом?

- Сейчас у нас тоже появляются специалисты - доки в своей области. Есть такие, кто специализируется на определённых повреждениях опорно-двигательного аппарата. В Европе, конечно, есть мастодонты своего дела, к которым едут пациенты со всего мира, и мы знаем с какой травмой к какому специалисты лучше обращаться. Но в связи с тем, что сейчас в стране сложная экономическая ситуация, постоянно отправлять ребят за границу финансово тяжело. Резекция менисков, пластика передних крестообразных связок успешно оперируются и Москве у двух известных хирургов. Они молодые, постоянно развиваются. Поэтому у нас есть неплохие задатки в этом направлении и мы можем поспорить с Европой. А вот что касается реабилитации, здесь мы отстаём, потому что у нас нет такой профессии, как реабилитолог.

Я стараюсь поднимать эту тему, мы с удовольствием проводим в медицинском центре «Локомотив» образовательные семинары, приглашаем европейских физиотерапевтов. У нас в России можно учиться либо на врача спортивной медицины, либо на массажиста, либо на врача ЛФК. Не умоляю достоинств этих кафедр, но там скорее говорится о реабилитации после ДЦП, инфарктов, инсультов, а спортивной реабилитации уделяется очень мало времени и могу сказать, что все те знания, которые я получаю, имею потому, что работаю с профессионалами своего дела. К тому же в «Локомотиве» было много иностранных специалистов и возможность учиться в Европе, где я прохожу много курсов.

P.S. До возобновления чемпионата России остаётся не так много времени и первый, самый тяжёлый этап подготовки, по мнению Марии Буровой, команды РФПЛ уже преодолели. На вторых сборах, на которых сейчас работают наши клубы, игрокам предстоит выдержать максимальные нагрузки. Как они поработают, какой фундамент заложат - такие результаты и покажут. Кроме того, у травмированных игроков есть время, чтобы залечить свои болячки и набрать необходимые кондиции. Итоги всей работы мы сможем оценить совсем скоро.

Источник: Eurofootball
фото Новость опубликовал
LOKO_64_RUS
05 февраля 2016 года, Пятница 20:10 http://www.eurofootball.ru/article/70765/burova-inogda-reabilitolog-chuvstvuet-sebya-sherlokom-holmsom
 

Комментарии болельщиков (2)

свернуть ответы
фото Паровоз19
уже даже позабыл о ней
фото hubaxis
Похожа на Лоис из гриффинов)

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ ФУТБОЛА

09 декабря 2016, Пятница
08 декабря 2016, Четверг
07 декабря 2016, Среда

ГОЛОСОВАНИЕ

Болеете ли вы за российские клубы в ЛЧ и ЛЕ?