наверх

Новости ФК Локомотив Москва
6 1695
 
+13

Бай Умар Ниасс: «Останавливаться нельзя – иначе проиграешь»

 
Бай Умар Ниасс: «Останавливаться нельзя – иначе проиграешь»


В эксклюзивном интервью «Нашему «Локо» лучший игрок сентября форвард Бай Умар Ниасс рассказал о тяжелом детстве в Дакаре, несостоявшемся дебюте за сборную Турции, дружбе с Дрогба и об интересе со стороны футбольных грандов.


Отец, Лондон-2012, Дрогба


- Умар, ты родился в Дакаре. Что еще, кроме знаменитого ралли «Париж-Дакар», можно рассказать о твоем родном городе? И как проходило твое детство?

- Сенегал - это обычная африканская страна со всеми традиционными характеристиками. В Дакаре у нас была большая семья - пять братьев, две сестры и я - итого 8 детей. Наш отец не был богатым человеком, ему приходилось очень тяжело. Он был водителем автобуса, а мама воспитывала нас дома, при этом каждый из братьев и сестер вносил важный вклад в семейное счастье. Я ходил в обычную школу и, надо сказать, здорово учился. Но гораздо сильнее я любил футбол, это была моя страсть с того дня, как я научился ходить. Кстати, у меня было очень много травм в детстве как раз из-за сильного желания играть в футбол, я совсем не прислушивался к собственному организму и при первой возможности гонял мяч.

Мой отец никогда не интересовался футболом, для него это было абсолютно бесполезное занятие, поэтому он долго не разрешал мне играть профессионально. У нас было много конфликтов на этой почве, и мне действительно приходилось совершать сумасшедшие вещи, чтобы иметь возможность играть. Отец говорил мне: сейчас ты развлекаешься и веселишься, но скоро детство закончится, и футбол ничего не даст тебе взамен. Он не знал, что футболом можно прокормить себя и всю семью. Да я и сам в детстве об этом не знал и играл просто потому, что мне это нравилось.

- Ты действительно не знал, что футбол может помочь выбраться из бедности?

- Да, я никогда об этом не думал, я просто играл в футбол. Я по-настоящему любил его, но этого было мало, чтобы переубедить отца. Мой брат Ибрхима, который играет сейчас в «Мордовии», первым из нашей семьи перестал ходить в школу и полностью сосредоточился на спортивной карьере. Моему отцу это жутко не нравилось, ведь поначалу Ибрхима играл в Сенегале на любительском уровне и долгое время не получал ничего. Это был не лучший пример моего будущего, и я продолжал совмещать футбол и школу, иногда совершая ошибки в ту или иную сторону. Приходилось трудно.

Наконец, у моего брата появился шанс поехать в Европу, и многое поменялось. Он оказался во Франции в «Нанси», и тогда отец понял, что футбол действительно может серьезно изменить нашу жизнь в лучшую сторону. В этот момент я в очередной раз спросил у него разрешения приостановить учебу и сосредоточиться на футболе, получив в ответ долгожданное согласие. Мне было очень сложно, потому что у других игроков было много преимуществ. Большинство из них банально жило ближе к тренировочному полю, они носили лучшие бутсы, потому что росли в обеспеченных семьях. Но на поле все были равны, и здесь я всегда отдавал всего себя.

Когда мне исполнилось 18, я подписал первый профессиональный контракт с клубом «Уакэм». Первый год складывался достаточно тяжело, но надо отдать должное тренерам: мне давали много шансов и ставили в «основу», потому что знали, что я всегда выкладываюсь по максимуму. Важное влияние на мою карьеру оказали и болельщики «Уакэма»: они были по-хорошему сумасшедшими и добавляли мотивации отдавать на поле всего себя. Так и сформировался мой характер. Тем не менее, в первую очередь я обращаю внимание на себя и свою игру, ведь если ты будешь хорошо играть и выкладываться, то и болельщики это оценят.

- Твоя карьера развивалась достаточно стремительно: ты помог олимпийской сборной Сенегала пробиться в Лондон-2012.

- В 2011-м мы выиграли чемпионат, и я был лучшим игроком «Уакэма», играя правого вингера. А в олимпийской сборной стал и вовсе правым защитником!

- Ты настолько универсален?

- Знаешь, я не сильно переживаю по поводу позиции на поле: на любом участке при любой установке тренера я все равно буду умирать на поле. Поэтому, когда на несколько матчей наш главный тренер ставил меня на правый фланг обороны, это не было для меня проблемой. В квалификации Олимпийских игр мы действительно играли очень здорово, у нас была сильная команда.

- Тем не менее, несмотря на большой вклад в успехи сборной, ты не поехал в Лондон. Почему весь состав был сформирован из игроков, представлявших европейские чемпионаты?

- Да и в квалификации практически вся сборная состояла из легионеров. И я понимал: чтобы точно попасть на Олимпиаду, желательно иметь опыт игры в Европе. Вот почему я ушел на полгода в аренду в норвежский «Бранн». Жаль, что там я практически не играл. Главный тренер олимпийской сборной сказал, что не может вызвать меня из-за отсутствия игровой практики. Поэтому в итоге я остался без Олимпиады.

- Так почему у тебя не получилось в Норвегии?

- Сложно сказать. Вначале я был на 100 процентов сконцентрирован и уверен в своем успехе, но никогда не знаешь, как все сложится в итоге. Я полностью выкладывался, но было много проблем, все было в новинку: новая страна и холодная погода, между Сенегалом и Норвегией – действительно существенная разница. Да и объективно на тот момент я ничего не знал о профессиональном футболе, а ведь статус арендованного футболиста вынуждает постоянно доказывать свое право находиться в команде.

В «Уакэме» в меня верили и знали мои возможности, поэтому я демонстрировал свои лучшие навыки, а здесь, в новой команде, было сложно развить свой потенциал, потому что мне не давали возможности сделать это. Мне говорили, что всему свое время. Я тогда не знал, что это абсолютно нормально – сидеть на лавке и усердием на тренировках доказывать главному тренеру свое право играть. Я стал терять уверенность, стал чувствовать себя уязвимым. Несколько раз у меня были шансы, но не получалось проявить себя должным образом: сказывалось еще и не слишком хорошее психологическое состояние.

- Тем не менее, после неудачного опыта в Норвегии ты вернулся в Сенегал и вскоре вновь получил шанс заиграть в Европе.

- После успешного сезона в «Уакэме» я осознал, что все-таки необходимо двигаться дальше. Французский «Сент-Этьен» захотел посмотреть на меня в деле, и я отправился к ним на 10-дневный просмотр. Я участвовал во всех тренировочных занятиях, но не ощущал никакого внимания с их стороны. На мой взгляд, если ты привозишь футболиста во Францию из Сенегала, встраиваешь его в первую команду, то это нужно делать с определенной целью, а не просто так.

В итоге мне так и не дали никакого ответа, и я вернулся в Сенегал. Были контакты и с другой французской командой: «Брест» из второго дивизиона отправлял своего селекционера в Сенегал, они следили за моей игрой. И по итогам наших разговоров мне предложили 3-летний контракт. Правда, учитывая налоги во Франции и другие расходы, соглашение было смехотворным с финансовой точки зрения. И я сказал «нет», потому что в тот момент появилась возможность попробовать себя в Турции.

- Если не ошибаюсь, тебе помог игрок сборной Сенегала Ибраима Санко?

- Да, это друг нашей семьи. Он увидел, как я играю, и по возвращении в Турцию поинтересовался у тренера своей команды, возможно ли пригласить меня просмотр. Тренер сказал: почему бы нет, давай посмотрим на него в деле. Спустя три дня я уже играл за «Акхисар» в товарищеском матче и понравился тренеру. А уже через неделю мне был предложен двухлетний контракт, который меня полностью устроил.

Когда стартовал чемпионат, я тренировался с командой всего 20 дней, поэтому у нас не было наигранных связей и какого-то особенного взаимопонимания. Но если я могу что-то дать команде, то обязательно сделаю это. Тем более что тренер сделал ставку на мою скорость и на передачи из глубины. Первая игра складывалась для нас очень тяжело: мы много бегали без мяча, и я постоянно прессинговал защитников. Я бегал, бегал, бегал…

- Должно быть, у тебя отличная физическая подготовка.

- Да, я готов бегать без остановки, мой тренер знал об этом и рассчитывал на мои козыри. В итоге в первом матче я забил и отдал голевую передачу. Во втором матче мы тоже сыграли достойно, хотя и проиграли. Однако я вновь смотрелся хорошо. В третьем матче мы играли с «Транбзонспором», я забил и снова отдал голевую. Затем мы снова неудачно сыграли на выезде, после чего я вновь сделал «гол+пас». И вот в соперниках оказался «Галатасарай» с Дидье Дрогба. К тому моменту обо мне уже многие говорили: «Кто этот парень из Сенегала, он постоянно забивает!» Наша команда никогда не обыгрывала «Галатасарай», мы были новичками турецкой Суперлиги.

- Наверняка мотивация на игру против Дрогба зашкаливала?

- Еще бы! Правда, до этого матча мы не были знакомы, хоть немного и поболтали на французском в подтрибунке до выхода на поле. Но во время игры мне безразлично, кто в моих соперниках: Снейдер, Дрогба или кто-то другой. Я забил гол, после чего и не думал останавливаться, постоянно прессингуя защитников. Наконец, я отличился второй раз, и это принесло нам победу 2:1.

После матча обо мне стали говорить еще больше, следить еще более пристально. И для меня началось тяжелое время, потому что соперники стали играть со мной плотнее. Мне не давали пространства, потому что знали: если я смогу разогнаться, это может плохо для них закончиться. Я несколько сбавил обороты, но в конце сезона на моем счету оказалось 15 мячей и 8 голевых передач в 34 матчах. Это совсем неплохо. Первый полноценный сезон в европейском сезоне сложился очень трудно, и к концу я очень устал.

- В итоге «Акхисару» не хватило всего трех очков для попадания в еврокубки.

- Да, это был результат наших ошибок. Мы слишком много думали о том, что мы небольшая команда. Нужно было меньше об этом задумываться и просто показывать хороший футбол: тогда бы все забыли, кто мы и откуда. У больших команд все иначе: и сильный состав, и атакующий стиль игры, но что не менее важно – уверенность в своих силах.

Нам не хватило резервов: многие получили травмы или банально устали, как я. Двухмесячная травма нашего плеймейкера Киса буквально нокаутировала нашу команду: я стал намного реже получать мяч, приходилось играть глубже или на флангах экстренно менять других выбывших партнеров. В итоге мы не попали в Европу, но сезон все равно получился хорошим.

- К 24 годам ты успел поиграть на шести позициях. Где нравится больше всего?

- Больше всего я люблю играть центрального нападающего, потому что обожаю искать свободные зоны для открываний за спину защитникам. Мне нравится оказывать давление на игроков обороны, заставлять ошибаться, и мне кажется, что со временем я стал лучше чувствовать их. Но в целом за свою карьеру я успел поиграть на стольких позициях, что пришел к простому выводу, – это все не важно. Главное – выкладываться на полную катушку, оправдывать доверие тренера.

Братья, Суарес, настоящий Роналдо

- Ты говорил, что перед приходом в «Локомотив» советовался с Даме Н’Дойе. Насколько сейчас он помогает тебе в адаптации?

- Это правда, Даме рассказал мне о клубе, его статусе, о команде. Я понял, что это большая команда, которая откроет мне новые возможности и позволит стать большим игроком. Здесь очень высокий уровень конкуренции, и нужно действительно отвоевывать себе место в стартовом составе. Мне это нравится.

Даме сказал, что все обязательства и обещания со стороны клуба будут выполняться беспрекословно, а значит, мне нужно будет просто играть в футбол и ни на что не отвлекаться. Это серьезный подход. Сейчас я чувствую себя достаточно уверенно. Постоянно расспрашиваю Даме обо всем. Он рассказывает мне о каждом игроке, кто и откуда родом, у кого какой характер, кто какой стиль общения предпочитает. Это очень важно, ведь знание внутрикомандных правил позволяет не совершать ошибок.

- Н’Дойе – твой друг, но в то же время он и конкурент, ведь вы оба нападающие.

- Мы из Сенегала, так что нас никак не волнует конкуренция. Это просто. Играть будет тот, кто сильнее. Если мы оба будем хороши, то тренер сделает правильный выбор между нами или вовсе поставит нас одновременно: в этом нет никакой проблемы. Если я сижу на лавке и вижу, как Даме играет, – я счастлив. У нас такой менталитет: мы рады успехам друг друга. Он для меня как старший брат: постоянно помогает мне, дает мудрые советы. Как после всего этого я могу не радоваться, когда он играет и забивает голы?

Когда я только начинал, я мог не совсем правильно реагировать на то, что оставался в запасе. Теперь я знаю: если сегодня за пять минут я буду хорош, то однажды у меня будет 90 минут. В любую секунду тренер может решить выпустить тебя на поле, и тогда ты должен быть в полном порядке.

- Ты назвал Даме старшим братом по духу, но у тебя есть родной старший брат Ибрхима, опорный полузащитник «Мордовии». Он присутствует на каждом домашнем матче «Локомотива», хотя между Москвой и Саранском путь не близкий.

- Да, каждый раз, когда у него есть время, он приезжает в Москву с семьей и обязательно посещает мои игры. Хотя вообще-то ему просто нравится наш город (смеется). Он рассказывает, как против меня будет играть защитник, как поставить его в максимально трудное положение. Он действительно знает очень много тонкостей, и это помогает мне прогрессировать. Вообще, в Сенегале принято на сто процентов доверять советам старших: я следую этому принципу и нисколько не жалею.

- Он дает советы даже по игрокам из «Мордовии»?

- Ха-ха! Вообще нет, хотя я спрашивал (смеется). Он сказал: «Ты мне брат, но я забочусь и о своей команде». А вот про «Ростов», «Терек» – другое дело. Он очень умный игрок и действительно видит тонкости, которые не каждый заметит. Ибрхима смотрит много футбола, анализирует. В отличие, например, от меня – я не так часто смотрю футбол.

- Разве не стоит смотреть матчи топ-чемпионатов, чтобы подметить что-то для себя?

- Согласен, я смотрю немного, но делаю это с максимальной пользой (улыбается). В прошлом году я не пропустил, кажется, ни одной игры Суареса. Может быть, он не пример для подражания в плане поведения на поле, но это чертовски сильный игрок. Мне нравится, как он действует чуть ли не в каждой ситуации, какие решения принимает.

И я стал замечать, что на поле задумываюсь о том, как бы сейчас поступил Суарес. Если пристально наблюдать за его игрой, то перед тобой буквально открываются новые горизонты. То же самое касается Уэйна Руни. Но смотреть мало – нужно еще очень усердно работать.

- А что ты думаешь об укусах Суареса?

- Откровенно говоря, мне это не очень нравится, я совсем другой человек. Я никогда не хотел причинить боль своему оппоненту и никогда в карьере не получал красных карточек. Но он слишком хороший игрок, чтобы даже задумываться об этом.

- Судя по всему, Суарес входит в тройку твоих любимых игроков?

- Ты знаешь, он совсем рядом, но все же не там. Больше всего я люблю Стивена Джеррарда, для меня он номер один. Также мне очень нравится, как играет Бастиан Швайнштайгер. Так получилось, что мои любимые игроки – центральные полузащитники. Ну и, конечно, нельзя не назвать Роналдо. Для меня бразилец – лучший нападающий в истории.

- Моуриньо сказал, что настоящий Роналдо – это именно бразилец. Согласен?

- Безусловно! «Эль Феномено» – лучший для меня.

Сборная Сенегала, сборная Турции


- Летом тебя, наконец, вызвали в сборную Сенегала. В дебютном матче с Косово ты отметился дублем, но с тех пор так и не получал повторного вызова. Как ты к этому относишься?

- Честно говоря, мне сложно говорить об этом. Весь прошлый год я играл очень хорошо, но так ни разу не был вызван в свою сборную во время сезона и лишь однажды – после его завершения. Поначалу в «Локомотиве» я играл не так много, и наш главный тренер прислал мне сообщение, что мне нужно чаще выходить на поле, чтобы попасть в сборную. Я ничего не ответил, потому что единственным моим ответом может быть только игра. Надеюсь, в ближайшее время у меня будет больше игровой практики.

Вообще я не так много думаю о сборной, потому что моя работа здесь, в «Локомотиве». Именно с «Локомотивом» у меня контракт, поэтому я должен выкладываться и добросовестно выполнять свои обязательства перед командой здесь и сейчас. А что касается сборной... Конечно, я люблю свою страну и хочу представлять ее на поле, но принимаю тот факт, что тренер больше верит в других игроков. Не надо забывать, что конкуренция в сборной на позиции нападающего просто сумасшедшая, там очень много сильных игроков, в том числе и из английской Премьер-лиги.

- Правда ли, что ты мог оказаться в сборной Турции – еще до вызова в сборную Сенегала?

- Да. Одним из тренеров в сборной Турции был главный тренер моего «Акхисара». Он относился ко мне по-отечески, и мы часто обсуждали с ним жизненные и футбольные темы. Он часто спрашивал, почему меня не вызывают сборную? Мне нечего было ответить. И вот однажды он сказал: «А что, если я вызову тебя?» «Вызывай», – ответил я. Турция – большая футбольная держава, почему бы не попробовать. Главный тренер сборной Фатих Терим также дал согласие, отметив, что ему нравится моя игра. Это было сказано на пресс-конференции перед товарищеским матчем со сборной Швеции и вызвало самый настоящий информационный бум в Турции.

Журналисты на долгое время окружили меня вопросами о сборной, но я не видел никаких проблем в моей игре за сборную Турции. Моя игра за сборную стала бы плюсом и для меня, и для турецкой сборной: болельщики и журналисты были согласны с этим, им нравилось, как я играю. Фатих Терим очень сильно хотел моего появления в его команде, но все упиралось в паспорт. Закончилась история тем, что сборная Сенегала вызвала меня раньше, чем мой паспорт был готов. Но вера Терима помогала мне по ходу всего сезона показывать достойный футбол. Сборная не может не мотивировать.

- Неужели тебя не терзали мысли о своих братьях, сестрах, родителях, о своей стране, где ты родился и вырос?
- Еще как! Ох, сколько же я думал об этом! Поймите меня правильно: я люблю мою страну, там живут мои родные, но сенегальская федерация долгое время выражала некоторое неуважение ко мне как к футболисту. Нужно думать в первую очередь о своей карьере. Я здорово играл в Турции, каждую неделю попадал в различные символические сборные. И это при наличии таких звезд в турецкой Суперлиге, как Дидье Дрогба, Мусса Сов, Эммануэль Эменике, Бурак Йылмаз!

Я прекрасно помню ту встречу с «Галатасараем», когда отметился дублем, а через неделю моя сборная должна была играть с Кот-д'Ивуаром Дидье Дрогба. Дидье сказал мне, что увидимся скоро на матче сборных, а я ответил, что меня не вызвали. Он был сильно удивлен. Я всегда думаю о семье, о своей стране, но игры за сборную – это важная часть карьеры любого футболиста. Турция многое дала мне в прошлом году, и было бы здорово играть за их сборную. Люди в Сенегале имеют полное право на критику, но нужно понимать, что я долго ждал вызова в свою сборную, да и по-прежнему нахожусь в ожидании.

«Боруссия», «Челси», «Тоттенхэм»


- Тебе 24 года, а ты проводишь всего второй полноценный сезон в Европе. Наверняка ты знаешь историю Дрогба, который также достаточно поздно начал, но в итоге стал суперзвездой.

- В 24 года проводить всего второй сезон в Европе не так здорово, потому что многие ребята начинают в 18-19 лет и к моим годам имеют вдвое больше опыта. Я слишком много времени провел в Дакаре и прекрасно это понимаю. Именно поэтому я стараюсь работать максимально усердно, чтобы наверстать упущенное. Что касается Дрогба, то с того памятного матча мы много общаемся, и он каждый раз говорит мне, что я могу повторить историю его успеха. Дидье постоянно напоминает мне, что ни в коем случае нельзя останавливаться – ведь тогда ты проиграешь. Он поздравил меня с переходом в «Локомотив», отметив, что это большой и правильный шаг в моей карьере.

Когда мне было 23, обо мне никто ничего не знал, но это не проблема. Я уверен в себе и в том, что скоро могу оказаться в дортмундской «Боруссии», «Челси» или «Тоттенхэме». И это не просто слова, у меня уже были с ними контакты в прошлом сезоне: шесть раз приезжали смотреть мои игры представители «Боруссии», четыре раза – селекционеры «Челси». Такие новости помогают мне идти своим курсом и не отвлекаться на разные мелочи. Хотя на данный момент далеко не все здорово, ведь «Локомотив» провел в чемпионате 9 игр, а я забил всего 2 мяча.

- Но ты же не так много играл!

- Да, но вряд ли это может служить оправданием: количество голов от этого не увеличится. Не знаю, было ли дело во мне или в тренере, но я отдаю на тренировках всего себя и чувствую, что с каждым днем становлюсь лучше. Я поставил для себя определенную голевую планку: 8-10 голов до зимнего перерыва. И если на данный момент не все получается, то значит, я должен еще больше выкладываться и быть еще более сконцентрированным. У меня такой менталитет, я всегда настроен на борьбу. А разве может быть иначе, раз я позволяю себе рассуждать о повторении карьеры Дидье Дрогба?

- А высчитал ли ты уже для себя голевую норму по итогам всего сезона?

- Считаю, что 15 голов стали бы хорошим результатом. Это будет сложно, но все реально, ведь дело не только во мне. Команда прогрессирует, у нас очень сильные игроки, и чувствуется, что мы становимся сильнее с каждым днем. С такими полузащитниками, как у нас, мне не придется скучать без мяча! По сути, все, что от меня требуется, – быть готовым получить отменную передачу. Поэтому я готовлю себя физически и ментально, чтобы реализовывать свои шансы.

Фернандеш, баланс, риск


- Ты уже рассказывал о плеймейкере, который помогал тебе в Турции. Кого из своих нынешних партнеров ты бы выделил по умению отдать тонкую передачу?

- Это, конечно, Ману Фернандеш. Ману отдает передачу исключительно под гол, и к этому нужно было привыкнуть. Он все видит, ищет варианты и отдаст только тогда, когда нападающий встретит наименьшее сопротивление. В своих первых матчах я часто открывался, но не получал передачу, не зная о его игровом почерке. Сейчас же мы намного лучше пониманием друг друга. Еще по Турции я знал Ману как отличного игрока, но совершенно другое дело – это взаимодействовать на поле. Еще отметил бы Буссуфа. Он знает, как доставить мяч за спину защитнику. Мы сыграли вместе всего два матча, но у нас уже здорово получается. Тем более Буссуфа говорит по-французски. Язык футбола действительно существует, но когда владеешь общим языком, объясниться проще. Уверен, что с Ману и Мбарком нас ждет большое будущее.

- У тебя много сильных качеств: скорость, удар с обеих ног, выносливость, голевое чутье. Как эффективнее всего использовать сильные стороны Умара Ниасса?

- Это прозвучит нескромно, но я действительно могу использовать свои сильные стороны в определенные моменты игры. Когда команда садится глубоко, я могу убежать в контратаку за счет свой скорости. С другой стороны, мое тело позволяет мне здорово играть позиционно, хотя для меня более привычна игра вторым номером. Я действительно люблю бегать. В прошлом году партнеры по команде и тренер даже говорили: «Да сколько можно бегать, остановись, у тебя же нет мяча, отдохни!» Я пытался заставить себя остановиться, но не мог. Порой такой прессинг – это здорово, он побуждает защитников ошибаться. Но иногда, бегая целый матч, мне не хватает свежести ног в действительно важные моменты. Поэтому сейчас я учусь более сбалансированной игре. Мне нельзя отказываться от своего агрессивного стиля, но при этом нужно сохранять силы для голевых моментов.

- Считается, что поздний приход в футбол – это всегда пробел в образовании. А может, это, напротив, твое преимущество? Ведь в каких-то моментах на поле ты действуешь нестандартно.

- В футболе без импровизации ничего не получится. Порой защитники ждут от меня передачи, а я хватаю мяч и бегу к мечте. Всегда нужно пробовать! Если ты на поле задумал какое-то сумасшествие, обязательно послушай свой внутренний голос, рискни! Многим моим сверстникам с 15 лет рассказывали о том, как нужно действовать в той или иной ситуации. У меня этого не было, и это действительно проблема. Но у каждого свои преимущества, и я стараюсь не запирать свой талант в какие-то рамки. Многие защитники думают, что я изображу только подобие прессинга и остановлюсь. И в этом их ошибка. В футболе есть много правил и схем, но в целом он состоит из маленьких эпизодов, и моя задача как нападающего – действовать максимально непредсказуемо.

- Многие наши болельщики смаковали твой гол через себя в прошлом сезоне, да и «Мордовии» ты забил очень красивый мяч издали. Это именно то, о чем ты говоришь?

- Да, на поле не нужно много думать, в этом и смысл. Я не успел подумать, вратарь – тоже и в итоге оказался не готов к моему удару. Мой детский тренер говорил: «Если ты не видишь вратаря, то он тоже тебя не видит. А когда он не видит, ты можешь его удивить». Поэтому при любой возможности, когда получаешь мяч и есть пространство для удара – бей! В матче против «Мордовии» так и было, и я сделал это.

- Ты стал лучшим игроком сентября по версии болельщиков «Локомотива». Что это значит для тебя?

- Вера болельщиков добавляет ответственности, потому что теперь они знают меня. Это летом обо мне мало кто слышал. Теперь же я забил несколько мячей и доказал, что могу помогать команде. Мне нужно тренироваться еще усерднее, играть еще сильнее, чтобы оправдать доверие наших болельщиков. Для меня это очень много значит. Впрочем, я не собираюсь останавливаться на достигнутом и понимаю, что мне нужно прибавлять в реализации, да и свое тело я хотел бы контролировать еще лучше.
фото Новость опубликовал
LadyLoko
23 октября 2014 года, Четверг 14:40 http://www.fclm.ru/ru/info/news/index.php?id_4=25767
 

Комментарии болельщиков (6)

свернуть ответы
фото oleg 74
Так держать, верим в тебя, правильные вещи говоришь.
4
фото Amplua
У Ниасса правильные мысли в голове
Работай, Умар, на благо Локо и все у тебя получится!)
10
фото kane90
Ниасс Молорик )))
1
фото Alvaro
"Порой защитники ждут от меня передачи, а я хватаю мяч и бегу к мечте..."

В магазин, прочь со стадиона.
2
фото borisbbb
Когда команда садится глубоко, я могу убежать в контратаку за счет свой скорости.

Вот и вопрос к тренеру, зачем заставляет садиться в защиту, а не оставляет на линии последних защитников соперника!
1
фото dolgihser
Что то есть в этом парнишке. Очень выносливый и всегда до конца идет. Чисто по-человечески желаю ему таки оказаться в Боруссии или Челси.

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ ФУТБОЛА

06 декабря 2016, Вторник
05 декабря 2016, Понедельник

ГОЛОСОВАНИЕ

Как часто вы посещаете матчи Локомотива?