наверх

Новости ФК Локомотив Москва
4 1313
 
+5

Анатолий Машков: «Бесков всегда знал: кто после игры напьется – тому нагрузку поменьше»

 
О советском и российском футболе, сложностях в работе администратора и просто жизни «Локомотива» последних четырех десятков лет Анатолий Егорович рассказал «Нашему «Локо».

Анатолий Машков: «Бесков всегда знал: кто после игры напьется – тому нагрузку поменьше»

- Для вас спорт начался с хоккея?

– Я с пяти лет на коньках. Раньше коньки были не то, что сейчас. Это теперь все дают – а тогда ничего не было. Первые коньки у меня были аж 42-го размера, «гаги». Я их надевал на валенки, чтобы хоть держались. Еле ноги поднимал. Помню, прицепишься за машину, прокатишься до конца улицы – удовольствие огромное!

А где-то с семи-восьми лет пошел футбол и другие виды спорта. Тренировался сначала здесь, на старом «Локомотиве», а потом на «Крыльях Советов».

- Там же, в «Крыльях Советов», вы начали и карьеру хоккеиста.

– Да, играл в хоккей с мячом. Клуб сделал мне отсрочку от армии, но спустя четыре года получилось, что служить некому, и меня все равно забрали. В 1960-м «подчищали» практически всех, и я тоже попал.

Поначалу о продолжении спортивной карьеры и речи не шло. Нас собрали человек 200 начинающих спортсменов и отправили в ракетно-войсковую часть под Москвой. Мы-то думали, что сразу попадем в спортроту, а в итоге отслужили там целых восемь месяцев. Курс молодого бойца, все дела. Потом уже только произошел отсев, и борцов, футболистов, хоккеистов забрали в спортроты. Так я попал в футбольный ленинградский СКА, где провел полтора года. Веселое было время!

- Но карьеру перечеркнула травма.

– Да, я «разворотил» колено в начале 1965-го. За год до этого рассчитался со СКА и вернулся в Москву поступать в институт физкультуры. Здесь у меня был хороший друг из команды мастеров «Крыльев Советов» Саша Чертов. Было лето, им с приятелями в отпуске нужно чем-то заниматься, и предложили съездить поиграть в футбол. В итоге поиграл я так, что остался без колена – вышел без разминки и порвал мениск. На ровном месте практически.

Это была настоящая трагедия. Я уже подыскивал в Москве команду, где продолжать карьеру. К тому же надо было сдавать все нормативы в институте, чтобы учиться дальше. И все насмарку. Врач сказал срочно делать операцию, я уже даже лег в больницу, но таких технологий, как сейчас, не было тогда. Я насмотрелся на гимнастов, которые лежали со мной в одной палате. У них были такие шрамы, что просто беда. Это сейчас все делают точечно, а тогда колено разворачивали полностью, чтобы этот мениск достать. Так что я от операции отказался.

Пришлось сдавать все нормативы фактически на одной ноге. А у нас еще была спецгруппа в Малаховке, в которой готовили специалистов широкого профиля. Даже английский язык три года вместо одного изучали, высшую математику, из которой только интеграл и дифференциал в памяти остались. Ну, и надо было получать разряд по разным видам спорта: лыжи, плавание, другие. С плаванием-то было попроще – нога не особенно мешала, а вот с легкой атлетикой, например, – гораздо тяжелее.

Вроде иногда ничего, разбегаешься, все в порядке, но в какой-то момент как защемит – аж искры из глаз летят, в голове такой треск! И потом следующие полмесяца ходишь хромаешь, еле на ногу наступаешь.

- Окончив институт, вы стали тренировать.

– Я поработал год в Подольске, а потом мой друг, завкафедрой института физкультуры Валентин Павлович Савин предложил мне поработать на Томилинском заводе полупроводниковых приборов. Директор завода решил создать свою хоккейную команду мастеров, и меня рекомендовали тренером. Пять лет я там поработал. Ставку делали на заводских ребят, но брали хороших игроков и со стороны.

- На заводе были хоккеисты подходящего уровня?

– Ну, человек же смотрит на свои возможности, свои умения. Соответствует ли он профессиональной команде, не будет ли смотреться смешно. Это уже когда я работал в «Локомотиве», к нам на сбор в Хосту каждый год приходил один чудачок. Дима звали. Говорил, возьмите меня в команду, я здесь лучше всех. Его запустят в дубль, поставят в центр «квадрата» и гоняют, а он бегает целый день. Я ему как-то раз говорю: «Дима, сегодня будем отрабатывать удар головой». А только что дождь прошел, сыро, мяч тяжеленный. Он на голову мяч раз пять поймает и уже начинает «плыть». Умный человек закончил бы уже, а он говорит – нет, давай дальше. В общем, подшучивали над ним постоянно.

- В «Локомотив» вы пришли как раз после Томилина.

– В 1977 году, когда клуб уволил администратора. У меня здесь всегда было много друзей, ведь я постоянно тренировался в Черкизове, на старом стадионе. Знал почти всю хоккейную команду, некоторых футболистов. Дружил с Витькой Якушевым, Цыплаковым, Козиным.

Якушев был, конечно, уникальным человеком, десять лет в сборной СССР отыграл. Единственный хоккеист, который умел играть «с листа». В какую тройку его ни поставь – он без обкатки выдаст классную игру. Анатолий Тарасов много хорошего о нем написал. В 90-е годы Витя уже еле ходил, нужна была операция, а денег у нас никто ему не давал. Помогли со стороны – средства собрал знаменитый шведский хоккеист Тумба-Юханссон, побеждавший здесь на чемпионате мира-1957.

- Что было поначалу сложного в работе администратора?

– При Марьенко было достаточно легко работать, я со всем справлялся. Другое дело, что в принципе работа администратора в советское время была непростой. Во-первых, я был один – никаких тебе административных отделов, помощников, администраторов дубля. Во-вторых, с билетами приходилось тяжело, но у меня были хорошие знакомые, которые помогли мне войти в это дело.

Ведь что такое раньше – билет достать? Целая проблема! Вот и обращались многие ко мне, в том числе из федерации. Расскажу один эпизод. Приехало к нам киевское «Динамо», сыграли матч, а уехать не могут. Я звоню замначальнику руководителя всех московских железнодорожных касс Кузину, он – раз-раз, и делает им целый вагон.

С Кузиным мы быстро сработались. Он рассказывал мне, что прежний администратор торговал билетами, а до Московской железной дороги все доходило, это ведь подсудное дело. К тебе, говорит, нет вопросов. Вот мы с ним и сдружились, так что можно было по телефону любой вопрос решить: и вагон отдельный, и просто билеты.

Ко мне обращались многие. Когда Лев Иванович Яшин ушел из «Динамо» и стал работать в спорткомитете, ему сразу сказали, что я могу помочь. Он звонит: «Толя, можно обратиться с просьбой?» Я, конечно же, с радостью согласился. Потом он спрашивает: «А что я-то для тебя могу сделать?» А я говорю: «Просто спасибо вам, что позвонили, обратились ко мне». И вот такие хорошие отношения были со всеми – с Колосковым, Симоняном, другими.

- Со спортивной экипировкой было так же сложно, как с билетами?

– В советское время эти захудалые комплекты формы мы получали на складе в Питере. И вот если из общего заказа ты не оставишь десять процентов, то тебе в сумки засунут всякой ерунды. То же самое и с обувью, которую мы ездили получать на Телеграфный переулок (ныне – Архангельский. – Прим. С.Т.). Скажут тебе оставить две пары из 20 – приходится делать, а иначе дадут бутсы 44, 45 размера. Кому они такие нафиг нужны?

Правда, команда каждый год в Югославию ездила – там подарят 15 комплектов, вот и дрожишь над ними. А однажды министр «сделал» на всю команду форму из Германии. Адидасовские костюмы, игровая форма – высший класс! Не то, что наше: гетры выдавали такие, что после первой стирки настоящими валенками становились, не наденешь.

Другие моменты сложные были тоже. Приезжаем мы в другой город. Питание стоит 5,60. Говорят мне – добавляй на каждого по рублю, потом расплатимся. Вот и приходилось со своей зарплаты добавлять. И так по всем вопросам. Пиши записки о том, сколько своих денег отдал. Вот я всю жизнь и писал – сумма приличная накопилась! А как раньше эти дела решались? Продавали машину клубную и с этих денег отдавали долги.

- При таких сложностях с формой, естественно, о расположении цветов на футболках никто не задумывался?

– Нет, конечно. Как играл «Локомотив» с продольной полосой – так и шили, ничего не меняли. Благодаря этому, кстати, я и другие команды выручал не раз. Администраторы «Спартака» или ЦСКА постоянно обращались ко мне с просьбой одолжить форму на один матч.

Пример такой. В ЦСКА работал администратор, и он форму то оставит на базе, то пропьет ее. И вот на коленях просит – выручай. А форма практически одинаковая, эмблем никаких не было. Одалживаешь ему, ЦСКА играет свой матч – и он мне тут же возвращает форму обратно. Мы в ней через два дня играем. Вот идет матч, и мне передают – Бубукин что-то сомневается, то ли «Локомотив» в «цээсковской» форме играет, то ли ЦСКА в «локомотивской». Я после матча к нему подбегаю и говорю: «Валентин Борисович, это ЦСКА в нашей форме».

Была еще с этим администратором история. Как-то раз ЦСКА приезжает на игру со «Спартаком» в «Лужниках». «Спартак», как чемпион, должен в красной домашней форме играть – а он взял с собой только один комплект, и он тоже красный! Вот его спартаковский администратор выручает. Дает гостевую форму – а она с эмблемой. Ну ладно, ромбик заклеили, вышли играть. А финал, знаешь, какой?

- ?

– ЦСКА в этой спартаковской форме обыгрывает «Спартак»! Бесков после матча просматривает видео и замечает у кого-то из «армейцев» ромбик – наклейка оторвалась. Он сразу – как так получилось? Вызывает администратора – так тебя и так, ну а он что ответит? Выручать нужно было. Это я к чему? Сейчас этой формы – целые горы, а тогда было по одному комплекту на команду, а кто-то умудрялся и его спьяну профукать.

- Как в советское время проходили выезды? Это же всегда определенная нервотрепка для администратора.

– Самый дальний выезд у нас был в Хабаровск, когда мы играли в первой лиге. Однажды загрузили меня там знакомые рыбой и красной икрой – целый хоккейный баул. Лететь девять часов, вот я банку икры положил себе под ноги, чтобы не забыть потом. И финал такой: прилетаем в Домодедово – уже выходим из аэропорта, а икры нет. Елки-палки! Ну, думаю, все, накрылось. А был у нас доктор, тот еще прохиндей, он говорит – нет уж, не оставим. И мы назад к самолету! Поднимаемся на борт – а стюарды с пилотами уже делят нашу икру! (Смеется). Нет, чтобы паузу выдержать хоть какую, а они – сразу делить. Но мы у них все забрали.

А с зарубежными выездами все было строго – из персонала брали только одного врача да одного массажиста. Расскажу историю, как встречал команду из Марокко, куда после окончания сезона они ездили на турне. Поездка туда в советское время была, что называется, «премиальной». Отправляли туда в основном «Спартак». Но что-то там у них сорвалось, по каким-то причинам они не полетели, и поехал «Локомотив». А почему премиальная? У футболистов в таких дальних выездах была возможность подзаработать. Купи – продай.

Вот двое особо шустрых наших ребят перед поездкой съездили в Тарасовку к «Спартаку» и узнали, что там в Марокко лучше всего «идет», покупается то есть. Выяснили, что там хороший спрос на одеколон – а у нас он 30 копеек стоит. Ну, естественно, бартер: за три одеколона – джинсы.

Встречаю я их, значит, в аэропорту. Идет один из членов делегации через пропускной пункт с призом – раз, перед ним шлагбаум опускается. А приз в виде пирамиды, внутри полый, и он туда под завязку мандаринов, апельсинов засунул и проволокой перевязал. Его сразу – оп, и тормозят на таможне. Оказывается, ввозить фрукты нельзя. 20-30 минут прошло, идет разбирательство. А помощник главного тренера Борис Петров «врезал» уже и говорит мне: «Да ему дай хоть колбасы по 2,20 (в то время самой дешевой в СССР. – Прим. С.Т.), он все одно утащит с собой». А тот услышал все и говорит так, вбок: «Подожди, я с тобой еще на партсобрании поговорю».

- Каким был российский футбол после распада Союза?

– Как Россия выживала, так и футбол. С каждым днем становился все лучше и лучше. «Локомотиву» в этом смысле повезло: в 90-е годы и позже руководство российских железных дорог очень здорово помогало клубу. Стадион вон какой построили.

В плане инфраструктуры были тяжелые случаи. Всучили нам как-то мячи, дермантиновые – тогда ведь выбора особенного еще не было. Играем со «Спартаком» и обыгрываем их. После матча спартаковцы к нам подходят – что за мячи? Да мы и сами к тому моменту прочухали – играли еще в мороз, мяч легкий, летит непонятно как. Тем не менее, в сезон вошли с ним и так весь год отыграли. Результаты пошли, не меняли мячи уже на фарт – и хорошее место заняли. А голы забивали какие! Вратарь уже вроде бы ловит мяч, а он – хоп, и под рукой пролетает в сетку.

- Были за долгое время вашей работы футболисты, которые практически сразу поразили уровнем своей игры?

– Назову Лоськова и Лиму. Дима после первого года в «Локомотиве» раскрылся просто великолепно – уникальный футболист. А бразилец – настоящий работяга, профессионал. Даже если получал какую-то травму, все равно выходил на поле. Ему и врачи говорят, мол, нельзя тебе играть, а он никого не слушал и играл, бился за команду. Вырезал свою зону, как автогеном. С ним мы и два чемпионства взяли. Лима отберет мяч, выгрызет его, отдаст пас Лоськову – а тот, как рукой, в атаку закидывает. Но и оборона с Овчинниковым во главе была классная – забить нам было очень тяжело.

- А кого было обиднее всего отпускать из «Локомотива»?

– Скорее даже не отпускать. Когда Серега Горлукович закончил свою карьеру в Германии, очень хотелось, чтобы он вернулся именно в «Локомотив». Но там то ли по деньгам не сговорились, то ли другие какие факторы сказались – в общем, он перешел в «Спартак», и они стали чемпионами. Это было обидно. Все-таки он свой.

- Если сравнивать два времени – советское и нынешнее, какие положительные и отрицательные моменты можно отметить?

– Сейчас, конечно, все есть. Нет никакого дефицита – шикарная инфраструктура, никаких проблем, все можно купить. Другое дело, что патриотизм совсем не тот, что раньше. Это обиднее всего – что на первом плане деньги. А так, наука и технологии ушли далеко вперед – но одной наукой в футболе не выиграешь. Вспоминаю сейчас, что наши знаменитые тренеры Севидов, Марьенко, Бесков на глаз определяли – кому какую нагрузку дать. Никакая аппаратура не нужна была. Тот же Константин Иваныч знал, кто после игры напьется – тому большую нагрузку давать нельзя. Вот он основную группу отберет, их по полной грузит, а тех, кто пил, сразу отсеивает и дает полегче. Таким и должен быть настоящий тренер.

- Леонид Кучук – такой?

– Дай Бог, чтобы у него все получилось. Он молодец, начал с того, что наладил обстановку в команде. Во всех вопросах настоял на своем – а это основа всего. Я на тренировки сейчас езжу не так часто, но вижу, что команда по-настоящему заиграла. Надо теперь не сбавлять обороты до финиша.

Сергей Томилов
фото Новость опубликовал
Глобус
10 апреля 2014 года, Четверг 08:23
 

Комментарии болельщиков (4)

свернуть ответы
фото Lokomoskva96
Надо теперь не сбавлять обороты до финиша.

Самое главное сейчас
фото vada51
Прочитал с интересом,узнал много нового
1
фото Паровоз19
про Лиму напутал немного
фото Russian_Klop
Сначала подумал - может эдак он Бубнова троллит? ))))

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ ФУТБОЛА

09 декабря 2016, Пятница
08 декабря 2016, Четверг
07 декабря 2016, Среда

ГОЛОСОВАНИЕ

Нужен ли Игорь Денисов "Локомотиву"?