наверх

Новости ФК Локомотив Москва
17 1267
 
+18

Евгений Харлачев. Настоящий

 
Евгений Харлачев. Настоящий
Евгений Харлачев был одной из самых ярких звезд московского «Локомотива» конца 1990‑x. Однако травмы и характер помешали колоритному футболисту в полной мере раскрыть свой талант. Покинув команду «железнодорожников» в 2001 году, Харлачев уже не смог выйти на прежний высокий уровень ни в «Динамо», ни в «Сатурне». Завершив карьеру в Тольятти, там, где он ее когда-то начинал, Евгений стал тренером. Трудился в «Локомотиве‑2», который был вынужден покинуть, уже второй раз в своей карьере. «Спорт день за днем» воспользовался вынужденной паузой в работе Харлачева, чтобы расспросить его о старых подвигах и планах на будущее.

«Локомотив» затронули под конец. Евгений Харлачев будто спешил выговориться. Стало ясно: накипело. А я слушал и думал: «Какие-то они другие». Не зря мой собеседник играл бок о бок с Евсеевым и Овчинниковым, под руководством Семина. Какие, спросите? Настоящие.

«Лошадиная раса»

 Что-то еще связывает с Тольятти?
— Родители. Никак не решатся на переезд. Наверное, уже и не решатся. Их можно понять – свой уклад и круг общения. Да и сложнее им выбраться. Я‑то рванул в девятнадцать лет.

 Кто звал, кроме «Локомотива»?
— ЦСКА, «Торпедо». Но «Локомотив» хотел видеть меня еще раньше. Семин даже приезжал на сбор юношеской сборной, куда я был вызван. Тогда посчитал, что рановато. Да и страшновато было. Ну а спустя год решился.

 Семин умеет уговаривать?
— Я всегда поражался! Сразу располагает к себе. Это слышал от многих людей. Никакой вычурности! Да он всегда такой был. По крайней мере, с нами, с футболистами.

 Многие характеризуют: открытый и импульсивный.
— Скорее, настоящий. Если ругался – так ругался, если веселился – от души.

 Чаще ругался?
— Это зависело от нас. Но чаще улыбался. Думаю, ему приятно было с нами работать. К тому же ощущалось поступательное движение. Мы росли как футболисты, а он – как тренер. А в итоге – «Локомотив» как клуб.

 Конфликты с Семиным разгорались?
— А куда без них? Но это рабочие конфликты. Когда он не был доволен нами как футболистами. Мол, плохо сыграли или тренировались. А мы, естественно, огрызались. Пытались, по крайней мере. Молодые и гордые… Сейчас же я признаю правоту Семина. Когда сам начал тренировать. Как может наставник быть довольным, если футболист отбывает номер? Какие слова он должен произносить? Спасибо, что…

 Живой.
— Если только. Не нужно воспринимать конфликты как нечто противоестественное. Коллектив большой, а работа тяжелая. Я бы даже сказал – адская. Поэт Маяковский писал о футболе: «Занятие разве что – для лошадиной расы». Я вот себя вспоминаю… С первого класса начал заниматься футболом. Как такового детства и не увидел. Тренировки, матчи, тренировки. Как-то бегом да кувырком все.

 Но учились, я слышал, неплохо.
— Скажем так, успевал. Обычно смеюсь, вспоминая школьные года: «Если бы иногда уроки делал, закончил бы обучение с золотой медалью». Наука действительно легко давалась.

— Чтение не забросили?
— Стараюсь держать себя в форме. То у жены что-то украду, то у сына. Мне кажется, новое нужно узнавать обязательно. Когда человек перестает читать, он начинает деградировать как личность.

 Юрий Красножан собрал целую библиотеку специализированной иностранной литературы.
— Специально ничего не заказываю. А вот когда обучался на тренерскую лицензию, искал для себя что-то полезное.

— Настольная книга?
— Одной – нет. Я стараюсь брать лучшее. На футболе не зацикливаюсь. Да, виды спорта разные, но общее зерно есть. Если говорить о хоккее, нравится работа Федора Канарейкина. А в футболе – Семина. Это не чужой для меня человек.

«Стремящиеся»

 Юрий Палыч, рассказывают, был готов отдать оба своих «Мерседеса», лишь бы после матча с «Баварией» не уходили из «Локомотива».
— Ха! «Мерседеса» у него тогда не было. Что касается моего ухода, то до конкретики и не доходило. Не было такого: «Вот тебе ручка – подписывай контракт. А вот тебе билет на самолет – лети». Да и не льстили мне эти предложения.

 Почему?
— А меня все устраивало в «Локомотиве». Не подумайте, это не ради красного словца. Когда со временем поумнел, захотелось попробовать свои силы в иностранном чемпионате.

— Самое заманчивое предложение?
— От киевского «Динамо». Украинцы предлагали такие условия, что я не поверил. «Вы что, шутите?» Какие-то сумасшедшие по тем временам деньги. Но я ответил, что не могу. Да и Семин с Филатовым проявили участие.

— Зарплату подняли?
— По-моему, нет. Но это не самое главное.

— Тот матч против «Баварии» – ярчайший в карьере?
— По крайней мере, самый резонансный. Может, и громко прозвучит. Но я где-то вычитал, что после этой победы и началась новая история «Локомотива». Мы заставили обратить на себя внимание. И не только в нашей стране.

 Сильно рисковали, принимая условия спора с Соломатиным?
— Андрею приснилось, что я забью «Баварии». Ну, поспорили. Какая разница – кувыркаться в холле гостиницы или кукарекать в толпе. Сказал же – беззаботные и безбашенные. Я немцам забил, и Солома кувыркался. Вся команда собралась смотреть.

— Максим Бузникин как-то забил три мяча в ворота «Ротора», после чего стал получать скидки в магазинах.
— А мы после победы над «Баварией» жили в какой-то эйфории. Недели две, может. Нам уделяли столько внимания! На Арбате, помню, узнали и вручили какой-то сувенир. А мне неудобно. Хотелось лишь одного.

 Чего же?
— Спрятаться, чтобы никто не увидел.

— Уходя из «Локомотива», произнесли: «Всякое в жизни бывает».
— Самая досадная ошибка! Семин отговаривал от этого шага. Произнес пророческие слова: «Уйдешь из “Локомотива” и нигде не заиграешь». Не послушал мудрого человека. Молодой был, бестолковый… Нет бы подойти, извиниться: «Погорячился…» Может, карьера и сложилась бы удачнее. Но я ни о чем не жалею.

 Когда забирали вещи из Баковки, прослезились?
— Обошлось без этого. Хотя не скрою: тяжело далось расставание. Это все равно, что уезжать из родительского дома. Тебя провожают всей семьей. Даже уговаривают: «Останься с нами». А ты твердишь: «Я уже большой, не учите меня».

На один вопрос в конце 90‑х бросили в ответ: «Оскомину уже набил».
— Это какой же?

— «Почему “Локомотив” не стал чемпионом».
— Все у нас было. Желания вагон! Мастерства, видимо, не хватало. Валерий Газзаев о нас тогда отозвался: «Стремящиеся». Действительно, больше стремились. Могли у лидеров отобрать очки, а в играх с аутсайдерами оступиться.

 Как с «Уралмашем» в 95‑м.
— Я в той игре пенальти не забил. Выиграй тогда – может, и зацепились бы за чемпионство.

— Немосковским командам в 90‑х сложно было противостоять гегемонии столичных клубов. Это последние пять лет «Рубин» и «Зенит» не пускают москвичей на вершину. А тогда бросить им вызов удалось, по сути, одной «Алании» и «Ротору». Вот скажите, о «Рубине» что-нибудь было слышно?
— Не особо. Это уже в конце 90‑х они вышли в первую лигу, а потом столь же быстро закрепились в премьер-лиге.

— А о «Зените?»
— Что сказать? Добротная команда. Да, они чаще проигрывали. Но все понимали – за ними будущее. На нет сходило старшее поколение. Силу набирала целая плеяда своих воспитанников. Аршавин, Кержаков, Малафеев…

— Чей взлет удивил?
— «Рубина», конечно. «Зенит» о себе нет-нет да заявлял. Чего стоит хотя бы выигранный Кубок. На берегах Невы работали и такие специалисты, как Анатолий Бышовец и Юрий Морозов.

— А кому сейчас предпочтение отдаете?
— Мне нравится «Зенит». На данный момент это сильнейшая команда страны. Даже не столько по подбору игроков. Питерцы, что важнее, действуют умно, практично и результативно. Это тот футбол, который я бы хотел видеть в своей команде.

Нокаут в Сочи

— Какой матч за сборную особо памятен?
— Самый первый.

 Против бразильцев?
— Да, полные трибуны стадиона «Динамо»! Но, если быть откровенным, мне сложно было закрепиться. На место в составе претендовали Карпин, Канчельскис, Кирьяков…

— Олег Романцев, отсекая вас от Евро‑96, заявил: «Следующий этап – время Харлачева».
— Меня тогда в сборную пригласили в последний момент. Когда в финале Кубка обыграли «Спартак». Овчинникова и меня вызвали. Обоих, кстати, сманивали в «Спартак». Дескать, в этом случае путь в сборную открыт. Босс отказался, я отказался.

 Зачем?
— Опять же: в «Локомотиве» устраивало совершенно все. Ну может же быть такое! Да и где гарантия, что в «Спартаке» сумел бы заиграть. Много примеров, когда уходили в стан «красно-белых» лидерами и в новой обстановке терялись... До ночи можно рассуждать, почему не сложилось в сборной. Я одно знаю: во всем виноват только я сам.

 Поясните?
— Может, изменил отношение к делу.

— Звездная болезнь?
— Думаю, все через это проходят. Вот и я не стал исключением. Когда тебе на это указывают, обычно отмахиваешься: «Я такой же, как и был». Но со стороны виднее. Может, и зазнался, снизил к себе требования. Когда идет своим чередом, думаешь: «А зачем готовиться? Я и так могу». Стоило разнообразить свою игру. А я как играл по шаблону, так и продолжал. С другой стороны, можно сетовать и на травмы.

 Если не ошибаюсь, перенесли пять операций на коленях.
— Может, и больше. Как Соломатин, у которого ни одной целой кости не осталось. Травмы и на меня сыпались одна за другой. Лишь восстановился – снова в лазарет. А жуть как хотелось играть. Чувствовал ведь себя виноватым.

— Как это?
— Что подвожу команду, вылетая из обоймы. Поэтому старался быстрее вернуться. Врачи ставят срок восстановления, а я его не выдерживал. Против «Спартака», допустим, играл уже на восемнадцатый день после мениска.

 А в игре за «Крылья Советов» потеряли четыре передних зуба.
— Это было в товарищеском матче на сборах в Сочи. Идут заключительные минуты, какая-то свара у ворот. Даже не знаю, как все произошло. В общем, очутился я в нокауте. Последнее, что услышал, – свисток.

 Где открыли глаза?
— В местной больнице.

— Помогли?
— Я был, скажем так, нежелательным клиентом. Не забыть, как врачи шептались: «А что делать?» Это же самое начало 90‑х. В итоге зубы проволокой кое-как примотали. Ка­кое-то время питался исключительно творожком и соком.

Часть фольклора

 Карьеру завершили в Тольятти?
— Да, был звонок: «Ты у нас заслуженный-перезаслуженный. Помоги». Я не мог отказать.

 Что интересного в низших лигах?
— Мало чего. Уровень футбола? Куются-бьются. Каждый решает свои задачи. Как командные, так и личные.

— В Тольятти, говорили, должны были начать тренерскую карьеру.
— А были другие, которые хотели работать. С главным тренером чуть недопоняли друг друга. Хотя неукоснительно выполнял все, что требовали. Но, видимо, от меня надеялись получить больше.
Дочка в тот момент родилась. С женой состоялся разговор: «Всех денег не заработать». Понимал, что как футболист вряд ли буду востребован лучшими клубами. Так «Локомотив» и зазвал в селекционный отдел.

— Самая интересная находка?
— Когда был в Аргентине, имел встречу с бывшим президентом «Боки Хуниорс». Так он сделал мне комплимент, едва поделился с ним соображениями: «У тебя хороший вкус». Из того моего списка многие футболисты сейчас на слуху.

 Например?
— Лавесси, Ди Мария, Агуэро. Последний на тот момент стоил что-то около миллиона долларов. Тогда мало кто знал и о Кркиче. Я лишь увидел – начал звонить и уговаривать руководство сделать парню предложение, от которого тот не сумел бы отказаться.

— «Когда уйду из футбола, стану или тренером, или открою ресторан, как мечтали когда-то с Овчинниковым».
— Это фантазии. Из тех, что приходят на ум, когда лежишь на пляже. А когда взрослеешь, уже не юношеский энтузиазм превалирует, а практичность. Может, ресторан и впереди. Но пока я никакого бизнеса не веду.

 С Овчинниковым могли сняться в рекламе пива.
— Сейчас бы принял предложение. А тогда посчитал зазорным. Хотя раз снялся-таки в рекламе. Джинсового магазина, если не ошибаюсь. Вместе с Аюповым и Дроздовым. Самое интересное: снимали полдня, а ролик длился секунд пятнадцать.

— Сергей Овчинников – лучший друг из тех, что подарил футбол?
— Сейчас мало общаемся. Так уж вышло. Я практически не пересекаюсь с теми, с кем дружил будучи футболистом. С тем же Соломатиным, допустим. К сожалению. Но у каждого своя жизнь, своя семья.

— Дмитрий Сенников ждет не дождется мемуаров Овчинникова и Евсеева.
— А я про них все знаю. Когда пересекаемся, интересуемся, конечно, как идут дела и какие планы на будущее. Но в основном вспоминаем какие-то занятные истории. По­этому, как мне кажется, Евсеев может написать мемуары об Овчинникове. И наоборот.

— Встречали более свободных людей?
— Остальные гаснут на их фоне. Это наиболее колоритные личности. Сергея Ивановича, думаю, запомнят надолго. Как за судьями бегал, как «Спартак» прикладывал словесно. А Вадик и вовсе уже часть фольклора.

Стычка на Автозаводской

 Выступая за «Торпедо», Евсеев умудрился сцепиться с болельщиками автозаводцев.
— Так и у меня стычки были.

— Это когда?
— После финала Кубка против «Динамо». По-моему, на Автозаводской. Но я к динамовским болельщикам отношусь тепло. Да и они, насколько знаю, ко мне тоже. После того, как забил победный мяч в ворота «Спартака». А «бело-голубые» до этого лет семь не выигрывали у «красно-белых». А футбола, возвращаясь к стычке, без эмоций не бывает. Это одна из коронных фраз Семина.

 Сами как думаете?
— Соглашусь.

— А с тем, что тренерское ремесло – неблагодарное занятие?
— Действительно неблагодарное. Когда уступает команда, виноват тренер. Сразу множество советников объявляется. Иные в футболе не разбираются, а начинают диктовать состав.

— С этим сталкивались?
— Я старался быть независимым. Это ведь мечта. Об этом даже в третьем классе написал сочинение. Все писали про то, что мечтают вырасти космонавтами и милиционерами. А я – футбольным тренером. Мне, видно, нужно было отличиться.

— Не думали, что на тренера придется учиться с девяти утра до девяти вечера?
— Да уж… Экзамены, зачеты. Как пацан, волнуешься, боишься ошибиться. Вроде бы знаешь материал. А надо сыпать терминами. Хохмил. «Представьте, будем так изъясняться перед футболистами на установке». Да многие из них не поймут. Особенно те, кто ходил в школу от дождя прятаться.

 Самый умный футболист из тех, с кем пересекались?
— Первым на ум приходит Корнаухов. Когда был в олимпийской сборной, без книжки его ни разу не видел. А сейчас отметил бы Пашинина и Овчинникова. С Олегом можно общаться на любые темы. Босс же ответит на каждый вопрос. Может, не на все точно…

— А кого из лекторов выделили бы?
— Я бы отметил Андрея Лексакова. Хотя, в принципе, все лекции были познавательными. Красножан в Турции как-то пришел к нам на встречу. Обвел взглядом аудиторию. А там – Горлукович, Онопко, Писарев, Тетрадзе, Шалимов… «И что мне вам сказать?» – развел руками Юрий Анатольевич. Каждый из нас многое на себе испытал. Просто видел футбол с другой стороны. Лекторы в школе тренеров лишь подтвердили или развеяли какие-то наши собственные догадки.

Спасибо Рахимову

Неожиданным стало решение «Локомотива» не продлевать с вами контракт?
— Подспудно готовил себя к этому.

— Подспудно?
— Объясню. С дублем «Локомотива‑2» работает Нарвик Сирхаев. Это команда, откуда мы должны черпать резервы. В ноябре месяце состоялась встреча со Смертиным. Алексей объявил, что команда Сирхаева расформировывается. Ходили слухи, что и нашу команду ждет та же участь. Объявили, что закроют и филиал детской школы в Перово. Нам пояснили, что это огромные финансовые затраты, которые непосильным бременем лежат на «Локомотиве».

— Действительно лежат?
— Кощунственно об этом говорить. Это какие-то смешные деньги. Тем более на две команды. Мы со своим бюджетом не сможем прокормить одного футболиста большого «Локомотива». А школа… Кому она мешает? Так вот… Сначала нашему генеральному директору Игорю Зелепукину объявили…

— «Свободен»?
— Именно. Тогда и понял, что я следующий. Через два дня Смертин пригласил на беседу. Минуты две по времени. «Спасибо. До свидания». Спрашиваю: «Почему?» Отвечает: «Наша политика – менять все». А что – объяснить так и не сумел.

— Эту беседу себе иначе представляли?
— Мог бы на правах советника и подсказать, чем не угодил. Я же не услышал в свой адрес ни слова критики. По крайней мере, в лицо. Не понял и увольнение сотрудников администрации…
Сам же запишу себе в актив годы, что возглавлял «Локомотив‑2». Прошел, считаю, хорошую школу. За это хотел бы поблагодарить Рашида Рахимова, который не убоялся отказать мне.

— ???
— Когда он возглавил «Локомотив», я должен был войти в его штаб. Но у меня с ним состоялся разговор. Я честно спросил: «Рашид, я тебе нужен десятым-двенадцатым помощником?» Он честно ответил: «Нет». И добавил: «Если хочешь – приходи. Но я тебе советую: начни с низов». С подачи Рахимова и окунулся в КФК.

— Смородская на матчах «Локомотива‑2» бывала?
— Нет.

— А Смертин?
— Ни разу. Лишь его приближенные. От них, к слову, ничего конструктивного не услышал. Кроме критики в кулуарах. Это недалекие люди, преследовавшие какие-то личные цели. Может, поэтому Смородская и получала искаженную информацию. Ей-богу, чувствовали себя изгоями. Началось с того, что в прошлом году нам не дали ни одного футболиста из дубля.

— А должны были?
— Идея какая была? Кто перерос дубль, уходит в «Локомотив‑2». Наумов и Семин хотели, чтобы команда комплектовалась исключительно своими воспитанниками. С ними у нас был диалог. Когда Юрий Палыч возглавлял главный «Локомотив», брал наших футболистов на сборы. Мы с основой часто проводили спарринги. В общем, к нам проявляли живой интерес и игроки чувствовали, что в них реально заинтересованы. Это касается и Красножана. А я вот не уверен, что Коусейру даже знает о существовании «Локомотива‑2».

Сладкий яд

— На каждого дублера – сотня агентов. В уши течет сладкий яд: «Твое место в “Челси”, а потом уже в “Локомотиве”». Потому в ответ на приглашение и слышали: «Вторая лига? Да нет, это не мой уровень». Представляете, даже в дубле не играет, а кривит нос. Хотя для этого никаких оснований.
Остальных же тренеры пугали: «Будешь плохо играть в дубле, отправлю в ссылку к Харлачеву». Прошлый год вообще заставил снять розовые очки. Я‑то думал лишь о футболе. Оказалось, существует и оборотная сторона. Интриги, слухи, сплетни. От этой грязи вокруг сильно устал. Чувствовал, многие к нам ревностно относятся. Прежде всего – к нашим успехам.

— Самый удачный сезон?
— 2010 год. На третьем месте остались. Хотя могли и первое выиграть. Но нас «убили» судьи.

— Интересно.
— Не дали нам выиграть у «Торпедо». Выгнали футболиста, игнорировали нарушения правил. А ничья устраивала владимирский клуб. В итоге они и вышли в первый дивизион.

— Из большого «Локомотива» окрик не последовал?
— Нет. Да мы и сами понимаем. Наша цель – воспитание футболистов. Поэтому каждый год строили новую команду. Из прошлого состава оставляли человек пять-шесть. А с первой лигой это не очень сочетается. Эту задачу поставили как некий стимул. Но я своим подопечным внушал: «Ваша цель – играть в футбол так, чтобы обратить на себя внимание и подписать контракт уже в головном офисе клуба».

— Случались прецеденты?
— Саркисов, Криворучко, Фомин… Я точно знаю, что к нашим футболистам есть устойчивый интерес со стороны клубов как первого дивизиона, так и премьер-лиги. Георгия Габулова чуть ли не выгоняли из большого «Локомотива». Сезон он у нас провел. А потом его с руками и ногами оторвала «Алания». И началось – «Рубин», «Зенит», «Анжи»…

— Нет страха, что не дадут больше шанса?
— Тренеров больше, чем команд. Но, думаю, шанс представится. Надо им только воспользоваться. А так… Мне нравится тренировать, нравится футбол. Надеюсь, это взаимно.
фото Новость опубликовал
маляр
27 апреля 2012 года, Пятница 20:07 http://www.sportsdaily.ru/articles/evgeniy-harlachev-nastoyaschiy-50205
 

Комментарии болельщиков (17)

свернуть ответы
фото маляр
Классный был игрок. Вот таких бы сейчас побольше.
10
фото Бульба
ни про одного тренера не слышал столько лесных слов, сколько бывшие игроки Локо говорят о Семине.
10
фото маляр
Потому что настоящим мужиком был. И это не просто слова. Это из личного опыта.
7
фото Бульба
Это из личного опыта

можно подробнее?
2
фото Глобус
Пеши исчо. Интересное интервью.
6
фото Бульба
Это из личного опыта

можно подробнее?
1
фото borisbbb
Какие чистые, честные, и классные игроки и тренеры у нас были!
Были единомышленниками, потому и чемпионами стали!
10
фото borisbbb
Маляр был лично знаком с Семиным!
2
фото Бульба
понятно. а у меня школьный учитель по физ-ре с ним учился. Палыч к нему приезжал, мячи футбольные в школу привозил.
2
фото маляр
Я об этом раньше много писал. Если тебе так интересно, то напишу в личку.
2
фото Бульба
было бы очень интересно. буду признателен.
2
фото фанзиль
Интерестно.
1
фото Дед Николай
А чёйто в личку? Ляпи статью!
5
фото mr_ozio
Да, это была та еще команда. Ребята качественные, еще и тренер, можно сказать, редкостный. Долгое время фирменным знаком были регулярные проигрыши аутсайдерам на финише, и победы над лидерами. Я даже втайне этим гордился. Никто не слышал, как там наш Володя Маминов?
1
фото azizov68
Харлачев,Саламатин,Джанашия ,Овчинников,Семин,Евсеев,Пашинин,Маминов
и д.р! Наверно это и был тот самый Локомотивский дух,которого сейчас так сильно не хватает нашей команде!
1
фото Buzueff
Удачи тебе,Евгений,в тренерской карьере и спасибо за вклад дело команды !!!
фото BARS
Блин, меня тоже заинтересовало)

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ ФУТБОЛА

03 декабря 2016, Суббота
16:37
 
+3
02 декабря 2016, Пятница
23:55
 
+14

ГОЛОСОВАНИЕ

По какому формату должен проходить чемпионат России?