наверх

Новости ФК Локомотив Москва
2 1936
 
0

Футбольный Че Гевара

 
Юрий Палыч — человек, которого хочется слушать и слушаться. Вроде и говорит без нерва, вроде бы и «вопросы хорошо подготовь» звучит как бы «промеждупрочим» брошенной в разговоре фразой, но... За пару часов до беседы судорожно просматриваю план интервью и... перечеркиваю все. Просто потому что понимаю: невозможно спросить у Семина то, чем еще не интересовались. Палыч — он как воздух, как футбольный Че Гевара: сколько живу, столько он где-то рядом. В новостях, в телевизоре, в газетах и журналах, в фотографиях, в обрывках воспоминаний. Везде.

Что я могу узнать неизвестного о Семине? И как? Метод избирается сам собой: а если попробовать просто поговорить? Представить, как будто это происходит за чашкой кофе. О жизни, о футболе... обо всем. А там — была не была, не получится — стандартный вопросник всегда под рукой. Спустя полтора часа листики с продуманными вопросами отправляются в корзину. Под аккомпанемент его такого по-юношески задорного смеха.

ЗА ПАЛЫЧА!

— Юрий Павлович, вы сказали вопросы подготовить к интервью. А вот если не секрет, о чем чаще всего спрашивают? И какие вопросы уже оскомину набили?
— Это у тебя вопрос такой или просто интересуешься? Мы начали, да? Чаще всего спрашивают о сопернике перед матчем, и это самые ужасные вопросы, потому что они стандартны. И ответы на них как заученные. Всегда практически одно и то же. Поэтому и не люблю их. Очень не люблю, когда просят сделать прогнозы какие-то. Создается впечатление, что журналистам нравится слышать фразу про неблагодарность прогнозирования. Ну а так... Иногда мне очень даже нравится давать интервью. И потом, это часть нашей тренерской профессии.

— Говорят, что какие-то нюансы видно сразу же, а более глубинные процессы можно разглядеть только с расстояния времени. Сейчас уже прошло достаточно, чтобы сказать, что глобально изменилось в «Локомотиве» за время вашего отсутствия?
— Я могу сказать, что мы изменили сейчас. Появилось взаимопонимание между командой и тренерами. У ребят есть четкое понимание того, какие задачи они должны решить перед игрой и в матче. Они знают, чего от них хотят и почему это надо сделать. Все звучит достаточно просто, но на самом деле это очень важно для успеха рабочего процесса. Я вижу сегодняшний день. Вижу день завтрашний, будущее и знаю, чего нам надо добиться и как это сделать. Вся работа — на эту цель. И физическая подготовка и тактическая и все остальное.

— Кстати, о подготовке физической. Много говорят о том, что у вас сейчас в команде одна из знаковых и очень значимых фигур — итальянец Винченцо Пинколини.
— Неправильно говорят. Потому что у нас все фигуры в тренерском штабе знаковые и очень значимые, и тут я не вижу особой разницы между теми, кто тренирует вратарей или теми, кто следит за физическими кондициями полевых игроков. В нашем деле мелочей нет. Важен каждый нюанс процесса, а в людях, которые его двигают, важно единство. А это означает, что все, от администратора до главного тренера, должны четко знать, какова общая цель и четко знать свои функции в деле ее достижения. Это — единство позиций и мыслей, я бы так сказал.

— И в то же время вы один из немногих топ-тренеров, который не путешествует «со своим роялем». Вы не ставите в условия контракта наличие в тренерском штабе исключительно своих людей.
— Да, потому что я не считаю, что это правильно. Ну как я мог, к примеру, приехав в киевское «Динамо» настаивать на том, чтобы там полностью поменялись лица? Я не имею на это, в первую очередь, морального права, потому что, как правило, люди, которые работают в клубах, помогая тренерам — это часть истории команды, это те, кто отдал ей много времени и сил. И они имеют полное и бесспорное право участвовать в ее развитии, помогать команде и в дальнейшем на иных ступенях. Единственное: если я считаю нужным усиление той или иной позиции, то я привлеку специалиста для работы по ней. Но не вместо местного, а в помощь ему. Это принципиально разные вещи. Поступать по-иному я не имею совершенно никакого морального права. Даже если на это у меня есть право юридическое или деловое.

— А вот ведь интересный нюанс: те, кто сейчас у вас в штабе — Маминов, Пашинин — и те, кто выходят на поле — Сычев или Гатагов... И «поколение-до» и возможно «поколение-после». Думаю, никто не удивится, если годы спустя из уст «железнодорожников» будет звучать фраза на все времена «я играю за Палыча». Трудно тренеру, когда игроки бьются в первую очередь за него? Это моральный груз?
— Ну, какой же это груз? Зачем такие страшные слова применительно к этому находить? Это приятное явление. Замечательное само по себе. И я бы желал каждому из коллег испытать его. Если твоя фигура является фактором, который объединяет игроков — это здорово, на мой взгляд. Ведь за что, по большому счету, способен играть с полнейшей самоотдачей футболист: за честь клуба, за наставника, за себя. Это важные компоненты. Ведь если посмотреть на общий уровень команд и игроков, то вы обнаружите без труда, что все, за исключением может быть двух-трех клубов, по оснащенности и мастеровитости приблизительно равны. И тут включается вот этот фактор мотивации, которая начинает играть очень важную объединяющую роль для достижения положительного результата. Если все это хорошо для победы, то чисто логически — хорошо и для меня. Да и... сказал же, просто по-человечески приятно, когда ребята это чувствуют. Но при этом, я считаю, что самое главное, чтобы игроки четко понимали одну основополагающую вещь — можно думать, что ты играешь за клуб, считать, что ты играешь за тренера, полагать, что это все — исключительно для твоей карьеры, но всегда... Подчеркиваю, всегда помнить о том, что во главе угла стоит футбол. И ему все это посвящено. Вот это самое главное.

— Если не секрет, как относитесь к мнению, что «Палычу, для того, чтобы построить нормальную команду, нужно лет десять времени и такой же долгосрочный карт-бланш»?
— Басни все это. Нам не надо было много времени. Мы не зависали на одной точке ни единого года. Все время — от первой лиги до чемпионства занимал не процесс строительства, а процесс развития.

БЕЗ «БАХ-БУХ-ПЛАТИМ-ВДВОЕ-ЗАБИРАЕМ-ЗАВЕРНИТЕ»

— Образно говоря, команда — это не дом, который возводится единожды, а далее все вопросы в дизайне и украшательстве, а нечто живое — «создано, развивается, растет»?
— Понимаете, все всегда определяется возможностями, целями и задачами. Если брать «Локомотив», который был у меня в самом начале, то его ведь называли в то время пятым колесом в московской футбольной телеге. И я очень рад, что сейчас об этом выражении уже абсолютно все забыли. Поначалу у нас не было реальных возможностей делать что-то большое. Хотя и то, чего мы год за годом достигали — немало. Первая лига — сезон спустя выход в высшую. Потом удачный кубковый сезон 1990 года, когда мы в финале тогда еще союзного турнира уступили киевскому «Динамо». И далее постепенно, шаг за шагом, вперед. Но каждый из этих шагов был обусловлен растущими амбициями, новыми задачами и новыми соответственно возможностями, а не каким-то там засекреченным строительным процессом. Нам ставили задачу, создавали условия, и мы давали результат. Вот вам и все строительство.

— А как вам утверждение, что весь секрет удачной работы Семина с командой в том, что он придерживается строго одной линии — все игроки подыскиваются им по своему мнению, под себя и точка?
— Да, это так. И это для меня очень важный принцип. А знаете почему? Лучше я буду исправлять свои собственные ошибки и отвечать за них, чем жалеть, что совершил ошибку, поставив выше своей чужую точку зрения. Но сказать, что это лично я руковожу и двигаю всем процессом подбора игроков в «Локомотив» единолично, конечно же, нельзя. Весь предварительный этап работаем вместе с селекционной службой клуба, в которой настоящие профессионалы с очень ясным взглядом на футбол. Именно эти ребята ведут игроков месяцами, годами, отсматривают их матчи, следят за всеми ситуациями с их участием. На каком-то определенном этапе, когда они приходят к твердому мнению, что этот футболист может быть нам интересен, к процессу подключаюсь я. С этого момента он и на моем контроле. Но это не значит, что месяц спустя он выйдет на поле в нашей форме. Даже скорее наоборот. Во-первых, я не люблю сиюминутных решений в стиле «бах-бух-платим-вдвое-забираем-заверните». Даже если это очень хороший игрок, ни один суперагент и ни один суперпрезидент не заставит меня принять решение скоропалительно. Есть одна для этого причина: нужно знать все не только о сильных качествах футболиста, но и его минусах. Нужно четко представлять, чем их компенсировать и учитывать все, вплоть до того, насколько он подойдет команде как человек. Пока я не буду уверен в полной мере в том, что тот или иной футболист — наш, что именно он нам нужен, не дам добро на его появление.

— Про «бах-бух-заверните», кстати... История с Владимиром Быстровым, на ваш взгляд, типично футбольная или типично жизненно-человеческая? Чего в ее оценке больше должно быть, разума или сердца?
— А... я и не хочу на эту тему даже рассуждать. Это же не у нас в клубе такая ситуация. А что если бы была у нас? Если бы была у нас, я бы вам сказал, что об этом думаю. А сейчас не хочу даже комментировать. Уже и так все на эту тему высказывались.

— Вообще, если говорить о практике футбольного менеджмента... У вас же есть опыт работы президентом клуба. Можете сказать, какой стиль ведения дела вам ближе: условно-зенитовский (это когда есть деньги и цели, а все остальное и все остальные — неважно) или условно-армейский (когда менеджмент очень четко следует соотношению цена-качество)? Мне кажется, что ответ будет интересным просто по той причине, что «Локо» в нынешних кризисных условиях, наверное, единственная команда, которая может рассчитывать на такой же объем финансовых амбиций, как и «Зенит».
— Да вы что, серьезно?! Откуда? У нас не такой климат, чтобы золотые дожди нежданно проливались с небес (смеется). Ну а если серьезно, то дело тут конечно не в количестве денег, а в стиле управления. Мне, например, очень симпатична была ситуация, которая в свое время сложилась в «Спартаке», когда большие возможности в деловой части имел тренирующий команду Олег Романцев. И вы помните, каким результатом это сопровождалось: непобедимый в те годы «Спартак» — это страница истории нашего футбола. Мне импонирует сейчас политика руководства Татарстана по отношению к «Рубину», когда руководитель республики оказывает безграничное доверие Курбану Бердыеву и тот, зная, как строится футбольная команда и клуб, как достигается результат, по какому пути надо двигаться для развития, поднимает вслед за основной командой весь футбол в регионе. Мне нравится стиль и возможности управления футбольным процессом, которые есть у тренеров английской премьер-лиги — Алекса Фер-гюсона и Арсена Венгера. Мне нравятся рабочие возможности и методы их использования у Гуса Хиддинка. Все это всегда, заметьте, приводит к положительному результату, если за конечный итог отвечает профессионал, который принимает решения в деловой части. Но если карт-бланш на управление клубом получает человек, который не знает футбол, который в нем зачастую просто транзитный пассажир, то итог почти всегда плачевен. За очень редкими исключениями.

ЗВЕЗДА — ЧЕЛОВЕК-КОНСТАНТА

— Общее мнение: команды Семина сильны в первую очередь коллективизмом. Если вывод един — он объективен. Не помеха ли в этой объективной реальности — звезды?
— Нет, ни в коем случае. Мое глубокое убеждение, что они в команде должны быть, без них она не будет занимать высоких позиций. Другое дело, кого считать звездой. Для меня, звезда — это человек-константа, незыблемость статуса которого в том, что он либо единолично это делает, либо помогает коллегам решить исход не только каждого матча, но и каждой тренировки. Иная звездность — блеф. И она неинтересна ни мне как тренеру, ни игрокам. Звезда — это командный футболист, носитель духа победителя, мотор игры. А чтобы быть таким надо обязательно верой и правдой служить клубу, за который выступаешь, уважать его традиции, быть патриотом своей команды. Для меня именно такой игрок — звезда. Ну и как он может мешать процессу (улыбается)?

— Билялетдинов — звезда? И серьезно ли его потеря отразится на команде? Вообще, если не секрет, по трем направлениям — игровому, деловому и имиджевому — проиграл «Локомотив» от его продажи или нет?
— Безусловно, звезда и это даже не оспаривается. Если брать первый аспект, игровой, то это для нас очень серьезная потеря. Динияр начал набирать хорошие кондиции после травмы, и я знаю, на что он способен как футболист. У него огромный талант, и, думаю, найти ему равноценную замену нам будет очень сложно. Финансово мы, конечно, заключая эту сделку, выиграли. Это, безусловно, хороший бизнес и... в общем, тут победа за «Локомотивом». Как и в имиджевом ракурсе: все-таки наш лидер ушел играть в сильнейший чемпионат планеты. И, коли у него было такое, понятное всем желание роста, то держать его насильно у себя, мы не имели морального права. Я надеюсь, что у Ди-нияра все получится замечательно, и все мы за его успехами будем следить.
Это важно, что он вырос до этого уровня. Я лично только рад за него, и не думаю о каких-то наших игровых проблемах в связи с этой потерей... Хотя они есть, не они тут главное. Будем искать или воспитывать новую свою звезду. Как говорят, свято место пусто не бывает.

— Кстати, о ваших новых звездах: молодежь не нарадуется, говорят, вы уделяете им очень много внимания.
— А я иного пути и не мыслю. Ну зачем мне выискивать в другом каком-то клубе игрока за сумасшедшие деньги, если я вижу, что и у нас в молодежном составе есть ребята, которые при серьезной работе с ними могут вскоре выйти на такой же уровень? У нас есть своя школа, свои таланты, и нам надо давать им шанс проявить себя. Используют они его или нет — это уже их сторона вопроса. Но пока я всем доволен. Гатагов Алан свой шанс использовал в полной мере. Павлов и Беляев — тоже. Другое дело, что для того, чтобы они стали крепкими игроками состава необходимо определенное время. Футбольный процесс должен быть предельно объективным, он не терпит искусственности. В тот самый момент, когда эти ребята будут не только выдерживать, но и выигрывать конкуренцию, они начнут играть постоянно. Пока — это только выход на замену или в случае, если игрок основы травмирован.
Но, я уверен, что будущее у каждого из них, при условии, что будут работать, прекрасное. Вспомните историю, которая в свое время случилась у Лобановского, когда весь основной состав команды разъехался на игры сборных, и в бой пришлось кинуть молодых дублеров, которые зарекомендовали себя так, что вернувшись в стан, многие «сборники» просто потеряли место в основе, не выдержав конкуренции с голодной до побед молодежью. И ведь этот состав, получивший шанс благодаря случайным обстоятельствам, затем блистал, (улыбается) Времена может быть уже не те, но критерии желания помноженного на труд, мастерство и талант никто не отменял.

— О мастерстве и талантах, приобретенных в трансферное окно. Результаты селекционной компании можете назвать хорошими? И как вам Вагнер?
— Вагнер радует. На сегодняшний момент два гола в двух играх — это, согласитесь, неплохо. Его задача увязывать при атаке линии, и он с ней, на мой взгляд, справляется. Но самое для меня главное — это то, что он изначально приехал сюда с большим желанием и с полным пониманием задачи, которую ему вместе с командой надо решать. Я это знаю и чувствую по всему, что он делает. Если же говорить о результатах селекции в этот период в целом, то в полной мере их можно будет оценить по окончании сезона. Если руководство и я увидим, что команда нынешним составом способна на выполнение больших задач, то для чего ее перетряхивать, искусственно накачивать новыми игроками и ломать? Да, может быть в будущем и имеет смысл добавить конкуренции на позиции путем приобретения одного-двух игроков серьезного уровня, но селекция оптом — точно не по мне. Глубокое убеждение — должен быть свой костяк, свой остов, своя обойма, в основе которой свои воспитанники, наши ребята. Ее можно дополнять. Это — в идеале. И всегда дает результат.

— А что с вратарской позицией? Возвращение в рамку бразильца Гильерме, учитывая лимит на легионеров, может загонять вас в определенные рамки в выборе полевых игроков.
— Конечно, в идеале голкипер должен быть с российским паспортом. Вообще, по моему мнению, если при выборе игроков в линии атаки и в полузащиту (где нужны люди креативные, неординарно мыслящие, элитные такие футболисты) взгляд можно, а иногда и приходится обращать на мировой рынок, то защита и вратари (то, где важны, прежде всего, надежность и опыт) должны быть у наших команд своими.
Но это в идеале. В реальности все по-другому, и вы видите, какие проблемы испытывает даже наша сборная с подбором игроков в оборонительную линию. Но это ведь не вдруг возникшая неприятность: мы видели, что есть пробел во всех наших клубах на этих позициях, но не придавали этому должного значения.
Ну и, к сожалению, похоже, что она будет на общем уровне только усугубляться: посмотрите, ближайший резерв основной сборной — молодежка на протяжении долгого времени никак не может не то, чтобы что-то серьезное выиграть, а иногда и просто пройти отборочный этап. Так что, если с вратарями еще более-менее сносная ситуация, то с защитниками — все хуже.
Что касается Гильерме, то опять же, остановившись на нем мы, в первую очередь, исходили из объективных параметров, по которым он у нас сейчас — лучший из вратарей.

— А как вам его тезка противоположного амплуа, появившийся сейчас на правах аренды в ЦСКА? Ведь в свое время именно вы как поговаривают настояли на покупке форварда Гильерме для киевского «Динамо».
— Это было наше совместное решение с руководителем клуба, и к тому моменту селекционная служба киевлян имела на него полную информацию. Гильерме приходил в «Динамо» в ранге одного из самых талантливых молодых игроков Бразилии, и я знаю, что этот парень на очень многое способен.
При соответствующих условиях он может играть ведущую роль. Это игрок момента, очень умный и скоординированный, способный использовать малейший предоставленный ему шанс для атаки. Но сможет ли Гильерме в полной мере проявить себя в нашем чемпионате и именно в этой команде, предугадать сложно. Все вы помните Кавенаги, который просто выпал каким-то образом из игры «Спартака», хотя футболист — тоже прекрасный. В общем же, если все будет нормально, ЦСКА можно поздравить: Гильерме — очень серьезная фигура.

ВАЛЕНТИНА ИВАНОВА ПРОВОДИЛИ РАНОВАТО

— Юрий Павлович, давайте шаг за шагом и тур за туром присмотримся к тому, что происходило в «Локо» после вашего возвращения. Первые матчи без побед. Не боялись, что попадете вместе с игроками в психологическую яму?
— Это было для нас серьезным тестом. Если бы дрогнули, кто его знает, как бы все сложилось. Но все понимали, что надо продолжать работать. И работать как можно больше.

— Стартовые два месяца прошли в процессе притирки? Игроки по-новому посмотрели друг на друга. Вы присмотрелись к ним.
— Да, и это был очень сложный процесс. Самой главной в тот момент задачей было убедить их в том, что выполнение наших требований важно в первую очередь для них самих, для их игры. Это было понято и принято.

— Можно назвать матч с «Ростовом» той точкой отсчета, после которой стоит следить за тем, как играет ваш, тренерским трудом сделанный «Локомотив»?
— Нет, нельзя. Во-первых, это просто победа. И не был бы это «Ростов», была бы другая команда, уверен. Вообще, для меня к примеру удивительно, что победа не пришла к нам в ранее сыгранных матчах: ведь в каждом из них мы были гораздо ближе к ней, чем наши соперники. Так что о точках отсчета нет никакого смысла говорить.

— Денис Глушаков как-то обронил в разговоре, что вы научили их не бояться. Не поинтересовалась у него, поэтому спрашиваю у автора метода: это как?
— Это — самое главное. Не проиграть себе. Своему страху. Это можно сделать, только если твердо знаешь, ради чего надеваешь бутсы и выходишь на поле стадиона. Вот выиграешь у самого себя эту маленькую войну — и дальше ничего невозможного нет.

— ЦСКА и «Зенит» были после того, как ваши ребята это правило приняли?
— Да, но все же я считаю, что в этих играх мы сыграли не в полную свою силу. Ну и... Знаете, когда о клубах говорят вот именно в такой связке — ЦСКА и «Зенит» — как статус особый подчеркивается. А между тем, у нас сейчас внутренний чемпионат, в котором нужно играть, исходя из своих собственных возможностей, а не заглядывая в возможности соперника. Я это понимал. И строил эти игры со своих позиций.

— После матча с «Кубанью» и... как бы это назвать... волевой победы с разгромным счетом, Алан Гатагов сказал в интервью «Семин нас бил в перерыве. Правда, морально».
— Неправда, ничего не было (смеется). Если серьезно, имел место обыкновенный рабочий разговор. Вообще я считаю, что не имею никакого ни данного мне профессией, ни человеческого права морально лупить игрока. Посоветовать — да, в рабочем футбольном тоне — да... Но не унижать или отчитывать прилюдно. Этого я никогда не сделаю.

— Вот не могу что-то вспомнить: судей вы критиковали или из тех ленивых, кто этого еще не сделал?
— Не критиковал. И вообще, я сейчас скажу, что надо сделать для того, чтобы у нас не было того судейского дефицита, о котором сейчас столько пишут везде. Говорят у нас только десять арбитров осталось? Неправда. Во-первых, возвращаем Егорова Игоря, на мой взгляд, лучшего нашего специалиста и человека честнейшего. Уже одиннадцать. Во-вторых... Что там с Валентином Ивановым? Закончил карьеру? По-моему рановато мы его проводили: учитывая тот уровень, который сейчас есть, он нам еще годков пять как минимум нужен. Вернуть и его надо, пусть судит.
Уже двенадцать. В-третьих, надо пригласить иностранных арбитров: пускай едут к нам с Украины или из Германии и работают как положено. Ничего в этом страшного нет. А я кричать, что нас «убил или задавил судья», «всю игру нам заломал поганец» никогда не буду. Хотя мнение такое: если ошибся так, что в действительности все сломал — должен отвечать. Такие ошибки — футбольное преступление, а за каждым преступлением должно следовать наказание. Это — законы жизни и справедливости. Ведь за результат ни один президент клуба доселе не увольнял в конце сезона судью. Страдали только тренеры (улыбается).

«БЕНТЛИ», БРИОНИ И ХВОРОСТОВСКИЙ

— Юрий Павлович, вот что вы на досуге делаете, расскажите? Интересно же, есть ли свободное время вообще. А то все отрезают сразу — «нету досуга».
— Есть свободное время, правда не так много как хотелось бы. Да ничего особенного не делаю. С друзьями встречаюсь, заходим куда-нибудь в рестораны разные, ужинаем, разговариваем, новости обсуждаем. Вот к Баринову могу на спектакль пойти, удовольствие получаю. К Иосифу Давидовичу Кобзону на концерт — и выходишь в прекрасном настроении. В общем, простыми банальными вещами занимаюсь. Так же как и все остальные люди.

— Ну да. Вот только ваш «Бентли», конечно, совсем небанален и является порой объектом восторга. Кстати, знаете вы об этом? Недавно вот видела, как один из молодых тренеров нашей премьер-лиги молча издалека смотрел на ваше авто. И в этом взгляде было столько правды о футболе и «Бентли».
— Эх, «Бентли», «Бентли» (смеется)... Да мне его так, друзья дали покататься. Вообще же, для меня лично и вправду никакого значения не имеет, какой у меня автомобиль. Главное, что комфортно и быстро. Это критерии. А машина моя — и вправду подарок. К моему удовольствию, соответствующий этим критериям.

— Знаете, был такой момент, готовили как-то материал о том, как одеваются тренеры Российской премьер-лиги. Взяла в консультанты одного стилиста, нагрянула к нему с фото. Она внимательно все посмотрела, разложила на две кучки, первую — оптовую, вторую — розничную. И, пожав плечами, отрезала: «Странно, если бы стиль можно было замерить, то я бы сказала, что здесь, в большой пачке, люди, которые все вместе в совокупности одеты настолько же стильно и дорого, насколько каждый из тех, кто на фото из этой, маленькой. Не знаю почему». На одной из фото худой стопки были вы.
— Хе-хе... Наверное, тренер все-таки должен понимать, что такое стиль в одежде. Впрочем, так же, как и любой другой профессионал, который является, как вы это называете среди себя «медийной фигурой». Вкус в умении одеваться, на мой взгляд, мягко говоря, не самое худшее качество для людей нашего дела и просто для мужчин. Но самым стильным я себя не считаю. Знаете, кто у нас самый стильный, как я вижу? Валера Карпин. Всегда хорошие джинсы, интересного тона небанальная рубашка, пиджаки идеальной посадки... Умение носить это так, что каждый знает: перед ним деловой человек из спорта. Он реально выглядит как образец стиля. В общем, Валера у нас сейчас по этому пункту — лидер.

— Но вот локомотивовские легенды бы с вами не согласились. А как же ставшая легендарной ассоциация — вы и экселент-галстуки Бриони?
— О! Это был очень недолгий период и давным-давно. Я галстуки уже и не помню, когда надевал. А сейчас их носить и вовсе не хочется.

— Юрий Палыч, помимо того, чтобы поскорее закончить наше затянувшееся интервью, чего вам вот так, от души, больше всего хочется?
— Побед хочу. Побед. И с «Локо» занять высокое место хочу. Знаю и уверен, нам для этого совсем по-чуточку всего не хватает.

— Желаем вам этого от души! И спасибо за интервью.
— (пауза) Вот еще что очень хотел сказать. Недавно был на концерте Хворостовского. Нуууууууууууууу... такое наслаждение... просто потрясен! Это... Это... Это как Марадона и Пеле в свое время играли! Вот!

***

Проанализировать такую вещь как доверие к тренеру сложно, а в случае с Юрием Семиным, как мне представляется, невозможно вовсе. Потому что речь тут идет не о доверии, а о вере. Вере игроков в «своего Палыча». То, что он для «Локо» чемпионского был больше, чем просто тренер — факт, как говорят, медицинский. И доказательства этому звучали не только в интервью.
Год 2004-й. 11-й тур чемпионата России лидер турнирной таблицы проводит во Владикавказе. «Аланию» в то время возглавлял эпатажный бандюганистый Ролан Курбис. «Локомотив» в Осетии всегда недолюбливали (как основного соперника столичного ЦСКА, который возглавлял Газзаев), а вот Семина наоборот — любят и уважают и по сей день. У Палыча много близких друзей во Владикавказе, поэтому первый день, наполненный теплыми эмоциями, никак не предвещал последующей войны. Но она случилась.
Игра. Ошибки судьи, нервы, разгоряченные трибуны. А тут еще и Ролан Курбис неожиданно рьяно начинает жестикулировать в сторону тренерской скамейки гостей. Кричит он при этом по-французски, Семин, поначалу не подающий виду, что обращает на это внимание, но все-таки заметивший азарт француза (это видно потому, что Палыч все чаще нервно поправляет очки, глядя на поле), в конце концов не выдерживает и просит Эштрекова перевести: «Чего он там орет-то на своем?» Выслушав помощника, заводится и кричит Курбису в ответ: «Ты уж сиди, сиди, успокойся, дружок». Тренерские дуэли обычно и заканчиваются подобной перепалкой у бровки. Но с этой все было не так. Общий эмоциональный фон стадиона (а на поле с финальным свистком полетели бутылки), заставил нас, съемочную группу телеканала «Спорт» спрятаться под тент в коридоре, через который уходили в подтрибунку команды. А дальше — состоялась удивительная съемка. Безмятежно идущий к раздевалкам Палыч был неожиданно атакован помощником Курбиса Драганом Цветковичем. Нападение произошло так внезапно, что не снимай мы для финала уход команды гостей с поля, не успели бы сориентироваться. А так — все в кадре. И тысячу раз просмотрено на повторах. Палыч идет, его догоняет серб, прыжок, удар сзади. С Семина слетают очки, он не сразу понимает, что происходит, щурится. Цветкович снова кидается на него.
Первыми реагируют на одностороннюю драку омоновцы, затем врач команды Ярдошвили, встающий грудью на пути Курбиса, спешащего на подмогу помощнику, затем в коридор залетают ребята из обслуживающего персонала. Они не лезут в бой. А его как такового и нет. Они просто, как по команде, встают стеной между Палычем и тренерским штабом хозяев. Позже кто-то подобрал его очки. Еще позже по фойе разнеслась весть, что весь «Локомотив» пытается успокоить Овчинникова, Евсеева и Лоськова, которые услышали о происшедшем уже в раздевалке. И единственно верный рецепт не допустить того, чтобы они устроили сгоряча вендетту за тренера — не выпускать никого оттуда. Лидеры — под арестом, а Палыч, немного растерянный, но спокойный, все-таки выходит к прессе: «Ну что я могу сказать? Французы... Они же такие галантные...»
В фойе много футбольного народа. Один из ветеранов «Алании» в сердцах говорит: «Ну где нам найти тренера, чтобы за него вот так, от души, футболисты переживали?» «Локомотив» в том сезоне стал чемпионом. А «Алания», при полной апатии игроков, сменила очередного наставника.

***

«Смотри, смотри, Семин!» «А можно с вами сфотографироваться?» «А дайте автограф!» Не пойми откуда набежавшая вдруг детвора канючила вокруг, а мы виновато переглядывались. Мы - это съемочная группа «Спорта», которая работала на матче «Локомотив» - ЦСКА на стадионе в Черкизове. Двумя минутами ранее, отделившись от коллег, вместе с Мурадом Латиповым я направилась к выходу из випа, за двумя оговоренными ранее интервью. И вот тебе сюрприз! Практически столкнулись с Юрием Семиным, который, тогда были уверены, весь целиком и безвыездно — в делах «Динамо» киевского. Сначала глазам не поверили, потом, попытавшегося убежать к ожидавшему его авто Палыча, остановили своим «дооооообрый вечер». Не для интервью, так просто, поздороваться. И искренне сказать, что рады видеть. Чем и привлекли внимание проходящей мимо толпы болельщиков. В общем, Юрию Палычу, сказавшему нам мгновением ранее, что очень рассчитывает на сохранение инкогнито, пришлось сфотографироваться с парой-тройкой десятков фанатов. По очереди. Через полчаса о том, что он был на матче, знали все, включая забиравшего нас со стадиона водителя: он услышал эту новость по радио. На следующий день гостевая «Локо» представляла из себя реестр надежд с общим лейтмотивом: «был на эштадио — значит слухи о возвращении вовсе не слухи». А мечты ведь и вправду сбываются.

***

Юбилей Валерия Газзаева в «Барвиха Люксюри консерт Холл» стал, как ни крути, а центральным из светских футбольных событий сезона. Суркис и Гинер, Степашин и Боллоев, Такоев и Стельмах, его армейцы и люди, имеющие отношение к финансовой части футбольного процесса. Поздравить юбиляра пришли и друзья из творческой среды — Гергиев и Кобзон, Лещенко и Вайкуле. В общем, к концу вечера, подарки было уже просто негде складывать. Одним из последних в фойе консерт-холла появился Юрий Палыч. Объяснил, что только с самолета. На вопрос, что привез, ответил «победу». Принял поздравление, передал огромный пакет с презентом. Видевшая процедуру передачи подарка группа молодых людей — друзей сына юбиляра — заспорила, что предположительно мог презентовать Семин. «Был бы он игроком, я бы сказал, что там точно галстук», — сказал один. «Если Семин дарит галстук, то я могу с тобой поспорить на что угодно, что это Бриони», — улыбнулся в ответ товарищ.

Фатима ГАММИ
фото Новость опубликовал
LOKO RAVE 92
21 сентября 2009 года, Понедельник 17:13
 

Комментарии болельщиков (2)

свернуть ответы
фото korotkoff
Заипался читать :)
фото
длинно,но хорошо:)

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ ФУТБОЛА

08 декабря 2016, Четверг
07 декабря 2016, Среда

ГОЛОСОВАНИЕ

Почему вы не посещаете домашние матчи Локомотива?