наверх

Новости ФК Локомотив Москва
5 955
 
+8

Эдгарас Янкаускас: Моуринью никогда не был папочкой

 
Если бы не предложение "Локомотива", то победитель Лиги чемпионов-2004 и обладатель Кубка УЕФА-2003 мог замахнуться на достижение уругвайца Себастьяна Абреу, поигравшего за свою долгую карьеру в 20 разных клубах. У Янкаускаса их было 17. Зато впечатляет география - 11 стран, если считать Советский Союз. Что это, тяга к путешествиям?

- Знаете, много об этом думал, - говорит бывший нападающий "Порту" и сборной Литвы. - Больше двух лет почему-то нигде не получалось. Не могу сказать, что пропадал интерес, но все время хотелось чего-то нового. Когда где-то приживался и окончательно становился своим, тянуло на новые приключения. Не сиделось мне на одном месте.

- Сколько языков за это время выучили?

- Много, но все плохо! - смеется Янкаускас. А затем начинает перечислять. Русский, французский, испанский, португальский, английский. Вместе с литовским шесть получается.

- Русский, вижу, у вас в порядке.

- Так его лучше всего и знаю. Потом, если идти по убывающей, - английский, затем португальский и испанский. Впрочем, последние два у меня уже слились в один. Постоянно переходил с одного на другой, и получилась гремучая смесь. Только что говорил с Сапатером, так постоянно ловил себя на том, что проскакивают португальские слова и выражения. Но он, к счастью, понимает.

"ДЕТСКАЯ МЕЧТА - ВОРОТА С СЕТКОЙ"

- Почему с вашим ростом не стали баскетболистом?

- А ведь я, между прочим, подавал неплохие надежды и лет в 12 играл за сборную своего возраста! Может, надо было продолжать?

- Вряд ли бы тогда в стольких странах поиграли.

- Это точно.

- Почему футбол победил?

- Всегда было интереснее пинать мяч ногами, чем бросать руками. Видимо, душа лежала к футболу. Помню, возвращался из школы, ставил у стенки стул - это были ворота, и проводил целые турниры сам с собой. Все соседи сходили с ума. Не знали они, какая у ребенка самая большая мечта.

- Какая же?

- Забить гол в настоящие ворота с сеткой! Такие, как показывали по телевизору. Мы ведь играли на улице, а там максимум железная рамка стояла - никаких изысков. И когда я уже попал в школу "Жальгириса", моя мечта сбылась. Нет, своих ворот у нас не было, но мы подавали мячи на играх взрослой команды и в перерыве могли, наконец, выбежать на поле и в течение десяти-пятнадцати минут побить по этим настоящим воротам с сеткой. Это было счастье.

- После такого понятно, почему баскетбол капитулировал!

- Конечно, детские эмоции - они самые сильные. Я рос в 80-е годы. Жил в Вильнюсе рядом со стадионом "Жальгириса". Если вечером была игра, то утром на окрестных стоянках уже не было мест! Люди ехали из самых дальних деревень. Был настоящий праздник. Стадион всегда был заполнен. Попасть туда было просто невозможно, а если попадали, то не верили своему счастью. Мы дома смотрели матчи по черно-белому телевизору. Как я болел за "Жальгирис", мама дорогая! В жизни ни за кого так не переживал. Плакал, когда проигрывали, с ума сходил в случае побед. Таких эмоций не было никогда. Много лет спустя, увидев в Испании и Португалии, как люди относятся к футболу, вспомнил себя маленького.

- В 90-е все изменилось?

- Не сразу. Когда я начинал, мне еще не было 16, и по уровню тот чемпионат был точно сильнее, чем сейчас. Литва делала только первые шаги, и колоссальный интерес к спорту сохранился с советских времен. Несмотря на бешеную популярность баскетбола, футбольный "Жальгирис" по-прежнему собирал аншлаги. На той волне литовский футбол какое-то время сохранял свои позиции, но затем уровень начал падать.

- Зелькявичюс - это литовский вариант Романцева?

- Да, пожалуй. Тренер советской закалки. "Жальгирис", который блистал в 80-е, - во многом его заслуга. Можно сказать, благодаря ему люди и ходили на футбол. Очень интересный специалист, которого всегда вспоминаю только добрыми словами.

- Вы ведь успели и в юношеской сборной СССР побывать?

- Съездил в Москву на сбор, потом в Ташкент, а затем Литва отсоединилась, и моя карьера советского сборника закончилась. Тренером был Виктор Папаев.

- Как думаете, почему советская тренерская школа сегодня практически не востребована?

- Что такое советская школа? Это в первую очередь Лобановский. Просто большинство наших тренеров так или иначе работали по его системе, поэтому и возник такой термин. Мне Сукристов рассказывал про тренировки Лобановского перед чемпионатом Европы 1988 года. Если бы такие методы мы использовали сегодня, то половина игроков свалилась бы. Времена меняются. То, что работало тогда, сегодня противопоказано.

- Поколение Янкаускаса, Шембераса и Данилявичюса в сборной Литвы сходит на нет. Есть ли смена?

- Я надеюсь. Но сейчас наверняка будет спад, и мы должны его пережить. Проблема в том, что у нас почти нет условий для занятий футболом. Наверное, мы единственная страна в Европе, где не построен приличный стадион. Даже в Африке я такого не видел.

- А как же Каунас?

- Да какой там стадион?! Одно название. Даже на старую арену "Жальгириса" стыдно смотреть. Сначала жалко, а потом стыдно. Вот здесь наша проблема. Возле стадиона "Жальгириса" есть гаревое поле, которое называют "Мараканой". Так я еще там мальчишкой бегал - и за двадцать с лишним лет ничегошеньки не поменялось! За эти годы построили только один манеж. Как можно требовать от сборной выхода в финальную часть чемпионатов мира и Европы, если детям негде играть?

Смотришь на соседей - и больно становится. В одном только финском городе Турку, куда недавно поехал играть мой сын, 18 полей. В малюсенькой Бельгии каждая деревня имеет свой стадион. У нас что, нет земли? Похоже, сейчас в Литве футбол никому не интересен,

"ПРИЕХАВ В ЦСКА, НА СЛЕДУЮЩИЙ ДЕНЬ ПОПРОСИЛСЯ ДОМОЙ"

- Как вас отпустили в ЦСКА?


- Не сразу. Это было самое начало 1996 года. К тому времени я уже привлекался в сборную Литвы, был основным игроком клуба. Мы проходили зимний сбор в Израиле. Там же оказался ЦСКА. Договорились о товарищеском матче, сыграли хорошо, а я забил два гола. Александру Федоровичу (Тарханову. - Прим. Д.З.) я понравился, и он захотел меня приобрести. Меня предложение, конечно, заинтересовало, но в "Жальгирисе" не горели желанием отпускать ведущего нападающего. Пришлось долго договариваться. В итоге решили, что в Россию уеду через полгода, летом.

- Знакомство с Москвой прошло безболезненно?

- Это как сказать… В Литве я получил травму. Доигрывал сезон чуть ли не на одной ноге. Но ЦСКА все равно был настроен решительно, и я приехал. Помню, был август, стояла страшная жара - чуть ли не сорок градусов. Асфальт плавился. В этот же день подписал контракт, меня привезли в какую-то квартиру на Новослободской, оставили там и уехали. И тут мне стало страшно. Подумал: зачем?! Дома так хорошо, все знакомо, да и сын маленький. В общем, труханул перед лицом неизвестности. Почувствовал себя таким одиноким. На следующий день поехал к Тарханову и говорю: "Сан Федорыч, зачем вы меня берете, я ж травмирован? И вообще мне надо домой, отпустите!"

- Представляю лицо Тарханова.

- Сейчас смешно, конечно, но тогда… Спасибо Тарханову, успокоил меня. Благодаря ему и Назару Петросяну я постепенно пришел в себя. Спокойно восстановился после травмы и заиграл.

- И после минутной слабости домой больше не рвались?

- Нет, хотя привык не сразу. Пугало то, что уехал из родного спокойного города в огромный мегаполис. Москва и Вильнюс - небо и земля. Российский и литовский чемпионаты - тоже. Повезло, что попал в хороший, дружный коллектив. Сразу со всеми сдружился. Да и в сезон вошел без раскачки. Забивал чуть ли не в трех подряд играх. Это, естественно, вселило уверенность.

- "Спартак" тоже огорчали?

- Да! Вот только в том матче, где я забил, мы "попали" 1:3, так что мой гол нам не сильно помог. "Спартаку" тогда в России не было равных. "Рвал" всех.

- Премиальные в те времена были большие?

- С нынешними не сравнить. Не хочу быть похожим на тех стариков, кто ругает молодежь, но деньги действительно были другие.

- В 90-е футболисты умели не только хорошо играть, но и как следует отдыхать. Вас с собой брали?

- Да уж, народ любил веселиться. Многие выпивали. Кто-то пил так, что пропадал на несколько дней. Я смысла в этом не видел. Куда-то ездить, напиваться и потом исчезать, чтобы тебя всем городом искали, - зачем? Просто не интересно.

Хотя по всяким популярным местам ходили. Помню, заведение еще было такое, там в 90-е самая известная дискотека проходила, ее по телевизору то ли в двенадцать, то ли в час ночи показывали. Название совершенно вылетело из головы. Где-то на Тверской здание находилось. Главные звезды там были "Иванушки International".

- Весело.

- Кому как. Некоторые ребята могли "отрываться" два-три дня. Посидели где-то до пяти утра, потом в другое "секретное" место - и по новой! И ведь здоровья хватало. У меня так, чтобы загулять конкретно, было только один раз. После этого понял, что больше такого не повторится.

- Что же случилось?

- Не будем вдаваться в подробности, но как-то раз пришел на тренировку не то что бы с бодуна, но, так скажем, не спавши. Это ужас. Самое страшное, что может быть. Для меня тренировки всегда были лучшим событием дня. Полтора часа, от которых получаешь удовольствие. Разве можно их портить? Еле бежишь, сердце колотится, голова гудит - кошмар! Наказываешь самого себя, получается. Но вы не думайте, что у нас в то время все алкашами были. Все-таки это не каждые выходные случалось. Да и сейчас это, думаю, есть.

"ПОСЛЕ ВОЕННЫХ САМОЛЕТОВ БЕЛЬГИЯ КАЗАЛАСЬ ДРУГОЙ ПЛАНЕТОЙ"

- Переезд в тихую Бельгию и подписание контракта с "Брюгге" в конце 1997 года казались шагом вперед?


- До сих пор считаю, что это был шаг вперед. Любая страна Западной Европы казалась тогда другой планетой. Мне как футболисту хотелось уехать туда, где, грубо говоря, будут хорошие поля и стадионы. В России инфраструктуры почти не было. О чем говорить, если мы с ЦСКА летали на военных самолетах, у которых зачастую не было иллюминаторов! Это сейчас мы пользуемся чартером, где стюардессы тебя обхаживают как маленького, а тогда никто о подобном и мечтать не мог.

Один раз летели в Калининград на матч с "Балтикой", и нас над Литвой развернули - какого-то разрешения не было. Возвращаемся в Москву, подкатывает трап - и Машкарин, который весь полет спал, на выходе чешет затылок: что за ерунда? Ребята, естественно, не сказали ему, что произошло, и теперь ухохатывались. Надо было видеть его выражение лица.

- В Бельгии перелетов вообще не было?

- Конечно, страна-то крошечная! Самый далекий выезд - два с половиной часа в Гент. Они там все: ой, как далеко ехать… А я думаю: елки-палки, в России два часа только до аэропорта добираться! Вообще в Бельгии было совсем другое отношение к футболу. Никто за тобой не смотрит. Перед игрой собирались за четыре часа, а между играми и тренировками делай что хочешь.

- Повезло вам, что не были склонны к загулам!

- Это точно. При этом ведь "Брюгге" - очень серьезный клуб, где все организовано на высшем уровне. Просто без напряга. Тогда меня это удивило. Музыка? Пожалуйста! Кока-кола? Да на здоровье! Едем в тот же Гент, народ в карты играет. Там - поражение. Ну, думаю, сейчас всем попадет. Едем обратно - и ничего. Снова хи-хи, ха-ха, карты и кока-кола. Вот такая вот разница. Кстати, тот чемпионат мы выиграли с большим отрывом.

- Значит, тренер не хмурился?

- Нет. Все были раскрепощены, отсюда и результат. И наоборот. Для того чтобы выходить на игру собранным, необязательно сидеть в автобусе с каменным лицом.

"В МАДРИДЕ КРИЧАЛИ: "УБИЙЦЫ! УБИЙЦЫ!"

- О чем подумалось, когда вы за хорошие деньги перешли в "Реал Сосьедад", став таким образом самым дорогим литовским футболистом?

- Словами тех чувств не описать, и тут даже не в деньгах дело. Положим, "Порту" потом заплатил еще больше. О чем подумал? Наверное, в первую очередь о том, что смогу сыграть против тех звезд, которых раньше видел только по телевизору. В "Реале" в то время собралась такая компания, что голова шла кругом - Зидан, Роналдо, Фигу... А ведь есть и другие команды, у каждой тысячи оголтелых фанатов, любой матч - настоящая битва.

Представьте, прилетаю из Бельгии, подписываю контракт, а уже через три дня в Мадриде игра с "Атлетико", и я - в составе. Короче говоря, с корабля на бал, никакой раскачки. Приезжаем на стадион, трибуны уже под завязку. Сколько вмещает "Кальдерон" - тысяч пятьдесят? Ни одного свободного места! Только выходим на разминку, как вся эта толпа начинает орать: " асесинос! Асесинос!" У меня мурашки по коже. В переводе это означает "убийцы".

- Это за что вас так?

- Я тогда тоже не понял. Спросил у ребят. Все оказалось просто. "Реал Сосьедад" - команда из Страны Басков. Отношения и так непростые, а накануне пошло обострение. Страна ополчилась против баскских сепаратистов, и нам, футболистам из Сан-Себастьяна, досталось по первое число. Такой адреналин был! А дальше вообще все, как в кино: я забиваю гол, и мы играем вничью - 1:1. Сами понимаете, непередаваемые ощущения.

- Потрясающе.

- Короче говоря, в Испании сбылась еще одна мечта - играть в большом чемпионате с большими мастерами. Это как с сеткой в детстве, только масштаб другой. Вчера я смотрел на Роберто Карлоса с открытым ртом, а сегодня вижу, как мой партнер Дима Хохлов прокидывает мимо него мяч по бровке, оттесняет корпусом и делает голевую передачу. Это же фантастика! Раньше думал, что это какие-то боги, а теперь понял: это такие же люди, которых тоже можно переиграть.

- Хохлов оказался в клубе в то же время?

- Да, и мы с ним советовались, прежде чем принять решение.

- А Карпина, надо полагать, не застали?

- Нет, он пришел уже тогда, когда я уехал в Португалию.

- Почему вдруг покинули испанскую примеру? Сами же сказали, что это чемпионат мечты.

- Так-то оно так, но основной целью "Реала Сосьедад" было остаться в высшей лиге. Мы боролись за выживание. Только потом, когда я уже ушел, команда пробилась в еврокубки.

- То есть в "Бенфику" ушли по собственному желанию?

- Конечно. Я же не куда-то в ссылку поехал, а в самый популярный клуб Португалии, который всегда боролся за чемпионство. Это был новый вызов и путь к новым достижениям. И когда я оказался в Лиссабоне, со мной случился настоящий культурный шок.

- Неужели после испанских стадионов вас можно было еще чем-то удивить?

- Можно! Догадывался, что "Бенфика" значит многое для ее болельщиков, но чтобы настолько - нет. Даже если сравнивать матчи, то лиссабонское дерби, к примеру, дает сто очков баскскому класико Сан-Себастьян - Бильбао. И по накалу, и по атмосфере. А то внимание, которое мне уделили в Лиссабоне, я, пожалуй, не получал нигде. Если ты игрок "Бенфики", тебя знает вся страна. Можешь попрощаться со спокойной жизнью. Куда бы ты ни пошел.

- И вас узнавали?

- С первого дня. Не успел, что называется, сойти с самолета, как налетели люди с камерами и микрофонами, стали что-то спрашивать. После спокойной жизни в Сан-Себастьяне я такого не ожидал. А надо было, потому что "Бенфика" в Португалии действительно народная команда. Все равно что "Реал" в Испании.

- Стало быть, "Порту" для них - это как "Барселона" для Мадрида.

- Вроде того.

- Что с вами обещали сделать фанаты "Бенфики" после того, как вы оказались в стане злейшего врага?

- Ох, много всего. Такие вещи они не прощают. Даже не вдаваясь в причины моего перехода в "Порту", меня обвинили в предательстве. Сказать, что освистывали, значит, ничего не сказать. Но от возможности поиграть в такой перспективной команде я отказаться не мог. Поэтому и принял предложение Моуринью. История рассудила, что поступил правильно.

"МОУРИНЬЮ ПРОШЕЛ ЧЕРЕЗ ВСЕ КРУГИ АДА"

- О чем подумали, когда впервые увидели Моуринью?


- "Какой молодой!" Это самое первое впечатление. Ему тогда, по-моему, не было и сорока. Он сказал, что хорошо меня знает и очень рад видеть в своей команде. Призвал не переживать по поводу ухода из "Бенфики" и отношений с болельщиками. Мол, это тоже часть футбола. Что меня поразило еще - его колоссальная уверенность. Она моментально передалась всем игрокам, в том числе и мне. На предсезонном собрании Моуринью подробно рассказал о своем видении футбола, о том, что хочет от нас. Было очень необычно.

- Моуринью - диктатор?

- Нет. Мы уже были не в том возрасте, чтобы нам чистить мозги. Нам не нужен был папочка или учитель. Тренер это понимал и никогда им не был.

- Он всегда был такой противоречивой фигурой в глазах общественного мнения?

- Поначалу его баталии с журналистами не были такими грандиозными. С годами ситуация изменилась. Возможно, это в какой-то степени самозащита. Он прошел через все круги ада, работал в странах, где за каждым твоим вздохом следят и любой чих преподносят как сенсацию. Если не выпустить пар, можно с ума сойти.

- Но сейчас-то он вроде тертый калач, а все равно продолжает.

- Громкие титулы добавили ему уверенности в себе, и теперь в любой выходке Жозе может крыться какой-то расчет. Не удивлюсь, если он намеренно устраивает словесные бои с коллегами и журналистами. Например, чтобы увести из-под удара прессы своих игроков. Сильный ход, согласитесь. И ведь его личности хватает, чтобы удовлетворить интерес журналистов.

- То есть все его чудачества оправданы?

- Пока он выигрывает - да.

- На вашей памяти не было такого, чтобы условный Жорже Кошта сказал Моуринью: "Мистер, вы никогда в футбол не играли, так что нечего нас тут поучать"?

- За два года всякое бывало. Оно и понятно - у нас был коллектив из 26 амбициозных футболистов. Случались недовольства, серьезные разговоры. Авторитетов хватало - и Баиа, и Деку, и тот же Жорже Кошта. Люди не без оснований считали себя звездами. Понятно, что конфликты были. Даже до драк дело доходило. Но общему делу это только помогало. Моуринью любую ситуацию оборачивал на пользу команде.

- Он действительно Особенный?

- А как вы думаете? Он выиграл все чемпионаты, в которых работал. Два раза ему покорилась Лига чемпионов. По меньшей мере это один из лучших тренеров мира. Здесь никаких сомнений нет.

"КАК-ТО РАЗ ВИНО ОКАЗАЛОСЬ СЛИШКОМ ЗАБОРИСТЫМ"

- Когда вы выходили на поле, чувствовали себя винтиком хитроумной машины, созданной португальцем?


- Нет. Чувствовал себя равноправным членом команды. У Моуринью все было построено на уважении. Если бы он был тираном, отдачи бы не было. Мы играли ради него. Пиво вместе, конечно, не пили, но отношения все равно были самыми теплыми.

- А португальское вино?

- Ох, с ним один раз такая история случилась. В Португалии все любят вино. Обед или ужин без бокала красного или белого трудно себе представить. Но иногда наливают что-то коварное. В общем, дело было так. Обычно в день была одна тренировка, но иногда случалось и две. В перерыве между ними мы часто ездили обедать в ресторан. Не знаю, что случилось, но вино оказалось слишком уж забористым. На ногах, конечно, стояли все, но эффект все равно чувствовался. Возвращаемся на базу. Жозе на нас смотрит, качает головой и говорит: ладно, ребята, сегодня не тренируемся. И для тех, кто хватил лишнего, это было лучшим уроком. Больше никаких слов не требовалось. Мы были неглупыми ребятами и знали меру.

- Записки Моуринью храните до сих пор?

- Да, где-то лежат. Каждому игроку перед матчем готовили специальную информацию, написанную конкретно под него. Мне как нападающему доходчиво рассказывали о сильных и слабых сторонах защиты соперника, вратарю - об игроках атаки и так далее. По тем временам это было новое слово в футболе. Получалось, тренер уделяет время не только всей команде, но и каждому футболисту в отдельности. Правда, мы, в свою очередь, не всегда придавали этим запискам должного значения.

- Сейчас так, наверное, делают уже во всех командах?

- В командах хорошего уровня - да. Футболисты должны знать, против кого им предстоит играть. Не случайно у нас в "Локомотиве" есть должность тренера-аналитика, которую занимает Тиагу Майя. Нужно не отставать от прогресса, время не стоит на месте.

- Представьте картину: 1996 год и Тарханов приглашает в ЦСКА "тренера-аналитика" с целым арсеналом компьютерных прибамбасов.

- Скажете тоже! То была эпоха других технологий. Хочешь узнать соперника - смотри видео. И все были довольны.

- Сложно перебороть в себе игрока?

- За свою жизнь я повидал много тренеров. От каждого старался брать лучшее, но не сразу понял, в чем состоит главная сложность тренерской профессии.

- В чем же?

- Игроку нужно думать только о себе, тренеру - обо всей команде. Одиннадцать на поле, семь на скамейке, еще шесть на трибуне - и о каждом ты должен помнить, и правильно расставлять приоритеты. Тот, кто сегодня сидит в глухом запасе, завтра ляжет под удар и спасет ворота. Так что цена выбора очень высока. После долгой карьеры футболиста, который в ответе только за себя, переключиться на новый режим не так-то просто.

"В АМЕРИКЕ НЕ ПОЯВИЛОСЬ НИ ОДНОГО ДРУГА"

- Помните свой последний гол?


- Помню.

- Не его ли признали самым красивым в сезоне-2009 MLS?

- Не самым, но в тройку лучших точно вошел. Хороший удар получился, метров с тридцати. Вратарь "Канзаса" явно не ожидал. Что и говорить, эффектная точка в бомбардирской карьере.

- Соккер в Америке это все еще экзотика?

- Непонятно. С одной стороны, мы делили стадион с командой по американскому футболу, и кто из нас главный, сказать было трудно. С другой - соккером в США занимается огромное количество людей. В некоторых штатах даже больше, чем бейсболом и баскетболом. Проблема в том, что нет трамплина. MLS - это потолок. В материальном плане эта лига никогда не дорастет до уровня других видов спорта. Хотя бы потому, что бейсбол в отличие от соккера - это часть американской культуры. Люди лучше пойдут туда и будут ломать глаза, смотря на этот крошечный мячик, чем уделят внимание соккеру, который намного динамичнее.

- Но некоторые клубы все равно умудряются привозить Бекхэма и Анри.

- Это единичные случаи. Более того, считаю их неправильными. В одной раздевалке два игрока - один получает 40 тысяч в год, второй - 6 миллионов. Но с этим ничего не поделаешь. Американцы очень любят звезд. Для них слепить идола и поклоняться ему - обычное дело. Да и чемпионат там устроен иначе. Зарплаты платят не клубы, а лига. Поэтому она все и решает. На команду даются деньги, а сумма зависит от целого комплекса причин. Если что-то не нравится, могут взять и перекинуть клуб из одного штата в другой. Странно. К этому надо было привыкнуть. Хотя шоу они, конечно, делать умеют.

- Даже на бейсболе?

- В первую очередь там! Это целый мир. Люди приходят, общаются друг с другом, кидают друг другу эти орешки. Матчи идут по пять часов - что там смотреть? А на поле никто и не глядит даже! Смысл в тусовке.

- В Бостоне не приходилось сталкиваться с суровыми портовыми ребятами?

- Нет, я в те районы не заходил. В целом очень хороший город.

- Чему научила Америка?

- Это был хороший опыт. Главный урок: там каждый сам за себя. За два года в США у меня не появилось ни одного американского друга. Там другая философия, от которой осталось очень странное ощущение.

"ДОГОВОРНЫЕ МАТЧИ - ГЛАВНАЯ РОССИЙСКАЯ ПАРАНОЙЯ"

- Когда вы подумали, что с футболом пора завязывать?


- Еще в Португалии. Я порвал мышцу и понял: конец карьеры уже не за горами. На искусственных полях Америки все только усугубилось. Боли в паху были такие, что и слов не подобрать даже. Врачи ничего не могли поделать. В Америке прошел тренерские курсы, получил лицензию. Потом появился вариант с "Факелом". Мой давний товарищ Костя Сарсания взялся тренировать команду - и я согласился помочь.

- Как вы познакомились с Коусейру?

- Это произошло, когда он принял Литву. Там и сработались.

- Настолько хорошо с ним поладили?

- Да. Жозе вообще со всеми умеет найти общий язык. Когда узнал, что ему нужен помощник, который не только говорит на двух языках, но и немного понимает в футболе, долго не колебался. Некоторые сомнения, конечно, были, но только потому, что я хотел играть еще. До этого я завершал карьеру, но понял, что это сделал рано. Вы и представить не можете, какую я проделал работу, чтобы вернуться в большой футбол. И вот когда почти набрал форму, поступило предложение от "Локомотива". Подумал и понял: вот он знак, что пора заканчивать.

- ФНЛ - особый мир?

- Очень жесткая лига. Играют злые, неуступчивые мужики. Стоит зазеваться - останешься без ног. Мы в "Факеле" сами такого, честно говоря, не ожидали.

- А с договорными делами сталкивались?

- За всю мою долгую футбольную жизнь лично ко мне с просьбами сдать или продать матч никто не обращался. Слышать - слышал. Разговоры ходили всегда. Кто-то не попал по мячу - все, значит, сдал. Вратарь пропустил "бабочку" - то же самое. Обвинения сыпались постоянно. В России это уже все на уровне паранойи.

- Но ведь дыма без огня не бывает?

- Во всяком случае, до огня я так и не добрался. Тех мифических чемоданов с долларами никогда не видел.

- А судьи?

- Все ошибаются, и они в том числе. Ничего страшного в этом нет. Когда вокруг тебя 22 человека, невозможно оставаться хладнокровным.

- Кто такие современные футболисты? Поп-звезды?

- По большей части трудолюбивые и честные ребята. Слава богу, футбольная жизнь в России налаживается. Футболисты хорошо вознаграждены за свою работу. Самое главное, чтобы они ценили то, что имеют, ведь век футболиста короток. Пока у тебя действует контракт, ты ни о чем не думаешь и не придаешь особого значения, но в один день это закончится. А твои желания и потребности останутся на прежнем уровне. Вот только возможности уже будут другие. Поэтому здесь, в "Локо", все время говорю ребятам, чтобы не тратили впустую лучшие годы, которые им отвела природа.

Дмитрий ЗЕЛЕНОВ

Лагуш - Москва
фото Новость опубликовал
wjwan
30 января 2012 года, Понедельник 06:17 http://www.sport-express.ru/newspaper/2012-01-30/4_1/
 

Комментарии болельщиков (5)

свернуть ответы
фото leon
Интересная статья
3
фото wjwan
Большое, но интересное.
фото Oleg-Fedorenko
Надо было к нам лет 10 назад переходить. ag
фото AFexLay
Маур великий и с этим спорить глупо!!

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ ФУТБОЛА

05 декабря 2016, Понедельник
04 декабря 2016, Воскресенье
18:05
 
+47

ГОЛОСОВАНИЕ

Следите ли вы за матчами сборной России по футболу?
Sandor >