наверх

Новости ФК Локомотив Москва
0 1302
 
+3

Борис Игнатьев: Больше четырех месяцев без работы не сидел

 
Для него, как и для Юрия Сёмина, это тоже возвращение. В 2003–2004 годах Борис Петрович работал в «Локомотиве» спортивным директором. Правда, в какой-то момент их пути разошлись. Игнатьев отправился тренировать «Сатурн», а Сёмин годом спустя взял бразды правления национальной сборной.

Через девять лет после того, как в этот омут окунулся его друг и помощник, который однажды выразил свое уважение к коллеге, которого старше на шесть лет, такой фразой: «Помощником готов работать только у двух тренеров — Сёмина и Гаджиева». Но если у тандема Игнатьева с последним в том же Раменском год назад не сложилось, в Киеве с Сёминым все получилось как нельзя лучше. Настолько хорошо, что их решения уйти в проблемный «Локомотив» многие (не из числа болельщиков «железнодорожников») не поняли. Возможно, именно потому, что перепутали слова «уйти»и «вернуться».

В одну реку можно войти дважды

— Юрий Сёмин вскоре после назначения главным тренером «Локомотива» назвал это «возвращением домой». Для вас этот клуб тоже не посторонний. Готовы сказать что-то похожее?

— Конечно. У каждого из нас свои ощущения в связи с приходом в «Локомотив», но мне знаком этот клуб и многие люди, которые в нем работают. Так что для меня это тоже в некотором роде возвращение на круги своя.

— Многие люди, так или иначе ассоциирующие себя с этим клубом, с особой ностальгией вспоминают именно тот период, который застали и вы. Ведь «Локо» тогда громко заявил о себе в Лиге чемпионов, во второй раз выиграл чемпионат России. Вам это чувство знакомо?

— То, что я чувствую, — это не совсем ностальгия. Просто нам посчастливилось работать в клубе, который умел ставить перед собой высокие задачи и успешно их решать. Так что прихожу, разумеется, с этими же воспоминаниями. И мне кажется, что эти времена еще обязательно вернутся. Уже само то, что нам есть что вспомнить, является хорошим багажом.

— Часто говорят: мол, в одну и ту же реку дважды не войдешь. А Сёмин в «Локомотив» не побоялся вернуться. Да и вам такое уже не впервой — в «Сатурн» в свое время тоже дважды приходили, пусть и в разном качестве.

— То, о чем вы говорите, — не более чем штамп. Люди сами рисуют себе какие-то трудности, отговорки и так далее. Лично я не вижу никаких проблем с возвращением в клуб, где когда-то плодотворно работал. Куда важнее то, как тебя встречают в коллективе, как относятся и насколько доверяют руководители. В этом смысле жаловаться не на что. Потому что такие вещи во многом зависят и от того, что было ранее — уходил ты из клуба с высоко поднятой головой или уползал.

— Когда стало ясно, что возвращение Юрия Палыча в «Локомотив» неизбежно, вопроса оставаться ли в Киеве или следовать за ним для вас не возникало?

— Ни на минуту. Я сразу сказал Игорю Михайловичу Суркису (президенту «Динамо». — «Спорт»), что иду работать с Сёминым и уйду с ним же.

— В одном из интервью вы говорили, что готовы работать помощником лишь у двух тренеров — Сёмина и Гаджиева.

— Готов повторить это и еще раз. С Сёминым мне было комфортно. А от добра добра не ищут.

«Сатурн» доверили человеку с открытой душой

— Матч со «Спартаком» подарил болельщикам надежду, что «Локомотив» выздоравливает. Встреча с «Сатурном» — словно ушат холодной воды. На ваш взгляд, какой «Локо» ближе к настоящему?

— Сейчас истинную картину того, что происходит с командой, нарисовать непросто. Хотя к матчу со «Спартаком» ее готовил еще Владимир Маминов, о назначении Сёмина уже было объявлено. А ведь с приходом нового тренера команда обычно испытывает эмоциональный подъем. Футболисты хотят себя проявить, и психология часто выходит на первый план. Поэтому тогда мы и увидели высокую мотивацию, желание, хорошие эмоции. В Раменском команда была уже более скованной. А на фоне хорошей игры «Сатурна» и вовсе получился почти провал. Однако однозначный ответ на вопрос об истинном уровне «Локомотива» сейчас давать рановато. Нужно дождаться хотя бы окончания предстоящего сбора в Австрии.

— Вы сейчас сделали комплимент «Сатурну». Не удивило вас, что после прихода на пост главного тренера Андрея Гордеева команда так воспрянула духом?

— Ничуть. Я ведь с ним работал, потому прекрасно знаю его качества. Андрей — очень хороший человек и отличный психолог. Да, он еще молодой специалист. Но по выстраиванию взаимоотношений в команде, созданию атмосферы он уже не уступает и самым опытным тренерам. Люди вокруг него объединяются — как опытные игроки, так и вчерашние резервисты. В нем есть что-то от хорошего учителя: зашел он в класс, и даже самые неисправимые болтуны тут же замолкают и слушают его с открытым ртом. Так что решение доверить команду человеку с хорошей, открытой душой, каким является Гордеев, было абсолютно правильным. Тем более футболисты были задавлены прежним руководством, которое буквально не давало свободно дышать. В результате люди не могли раскрепоститься и выйти хотя бы на свой уровень, не говоря уже о росте. Ведь Лоськов, Евсеев, Кириченко, Игонин — большие футболисты. Если им не мешать, они горы свернуть могут.

— Судя по всему, следить за российским чемпионатом во время работы в «Динамо» вам удавалось.

— Регулярно смотрели футбол из России. Во-первых, внимание к российскому чемпионату там очень серьезное. Да и возможность посмотреть практически любой матч — хоть в прямой трансляции, хоть в записи — всегда присутствовала. Так что руку на пульсе держали всегда.

С молодежью нужно работать индивидуально

— Насколько мне известно, в тренерском штабе «Локомотива» у вас будут не совсем обычные обязанности.

— Мои основные обязанности связаны с работой в главной команде. Однако в клубе есть футболисты, которые пока выступают в основном за дубль, но уже стучатся в двери основного состава. Или только-только в него пришли. Вот с ними и буду работать индивидуально. Например, Саша Минченков уже играет за «основу», но есть аспекты, над которыми еще нужно поработать отдельно. Алан Гатагов также уже в первой команде, но у него явно есть некоторые пробелы в подготовке. Если их ликвидировать в нужное время, паренек может вырасти в большого игрока. И наоборот.

— Старший тренер молодежной команды «Локомотива» Ринат Билялетдинов как-то сказал мне, что большинство молодых футболистов в российских клубах зачастую останавливаются в росте как раз из-за того, что развитию их индивидуальных качеств времени практически не уделяется.

— Об этом и речь. Если игроки калибра тех же Лоськова с Евсеевым — то есть возрастные и опытные — могут в коллективной работе поддерживать свой уровень подготовки, то молодым футболистам необходимо давать еще и определенную дозу индивидуальной работы: развивать их сильные качества, устранять недостатки, пока те не превратились в привычки.

— У многих клубов существует такая проблема: есть футболисты, которые явно переросли уровень дубля, но еще не дотягивают до «основы». Можно ли решить эту проблему, создав что-то вроде фарм-клуба, каковым, по сути, является для «Локо» выступающий во втором дивизионе «Локомотив-2»?

— Да, это хорошая вертикаль. Во-первых, уже давно ясно, на каком именно этапе мы начинаем терять футболистов. Ведь наши юношеские сборные обыгрывали всех и вся. А стоило этим игрокам шагнуть в большой футбол, большинство пропадало из виду. А все потому, что зачастую они просто не были готовы ни с психологической точки зрения, ни с точки зрения мужского начала. А здесь у них есть возможность играть в команде, перед которой стоит конкретная задача. Это и есть возможность совершенствоваться.

Ирак — как Советский Союз

— Вам довелось помногу лет поработать как с различными сборными, так и с клубными командами. А каков был самый длительный период, во время которого оставались без работы?

— Месяца четыре, не больше. Тяжело ли дался? Не сказал бы. Совсем тяжело становится, когда у тебя нет предложений. Сначала отдыхаешь, а потом постепенно начинают опускаться руки. Ведь футбол — это почти наркотик. Долго без него оставаться невыносимо. А когда ты временно не работаешь, но есть предложения, чувствуешь себя в обойме. То есть ты вроде бы и не за бортом, не плывешь в сторону от общего футбольного парохода. Вроде бы чуть не дотягиваешь, но все равно находишься в том же фарватере. И знаешь, что обязательно в конце концов на нем окажешься снова. Еще раз повторюсь: к счастью, у меня такие периоды обычно не затягивались.

— В свое время довелось вам поработать и в таких экзотических странах, как ОАЭ, Ирак и Китай. Где было сложнее всего?

— Сложнее всего было в Эмиратах. Во-первых, это был мой первый опыт работы за границей. Я тогда не знал толком ни английского, ни арабского.

— Позже подучили?

— Да, научился сносно изъясняться и понимать. Потому в том же Ираке, где я работал с олимпийской сборной, было уже намного интереснее и легче.

— Ирак как-то мало ассоциируется со страной, где тренеру работать спокойно и где в его дела не вмешиваются. Или это тоже стереотип? К Саддаму Хусейну вас не вызывали?

— Нет. А вот с его сыном Удэем Хуссейном общались нередко. Он ведь тогда был председателем Национального олимпийского комитета, курировал и футбольную федерацию. Вообще, в Ираке было интересно. Там тогда по организации многое напоминало Советский Союз — была очень хорошая дисциплина. Плюс футболисты там очень работоспособные.

— А «накачек» со стороны власть имущих не было?

— Меня это точно не касалось. Я тренер, у меня своя работа. Конечно, бывало иной раз, что приходил начальник и что-то говорил игрокам. Но я все равно не понимал, так что старался голову себе этим не забивать.

— В Китае тоже было интересно?

— Да. Там серьезное отношение к футболу было видно хотя бы по тому, как к нему относится государство. Вкладываются серьезные деньги. О болельщиках и говорить нечего — стадионы полны на всех матчах, меньше 40 тысяч на трибунах ни разу не видел. Вообще, поработать за границей было очень полезно с точки зрения опыта.

— Правда ли, что в Китае вы однажды Боре Милутиновичу пять бутылок шампанского проспорили?

— Это байка, не было такого. Хотя действительно общались регулярно. Очень интересный человек и хороший тренер.

— Вы вообще человек азартный или спровоцировать вас на пари не под силу не только Милутиновичу?

— Нет, я как раз люблю играть. Ставок, конечно, не делаю. Но с друзьями очень часто спорим. Например, на результаты нашей сборной. Я иногда и сам такие пари спровоцировать пытаюсь.

Сначала тоже был против прихода Хиддинка

— В 1996 году вы согласились возглавить сборную России, но на финальный турнир ЧМ-98 команда так и не попала. Не жалели впоследствии о принятом решении?

— Трудный вопрос. В общей сложности я проработал в различных сборных — юношеских, молодежных, олимпийских — более двадцати лет. И мне казалось, что это дает основания соглашаться на это предложение. Ведь всех футболистов, которые тогда выступали за первую сборную, я хорошо знал — они росли у меня на виду. Кроме того, мне выразили доверие люди, которые отвечают за развитие футбола в стране. Это тоже было приятно. Потому просто сказать «я не готов» тогда просто не мог. Потому что и сам так не считал. Сейчас, задним числом, рассуждать на тему, прав был или не прав, легче простого. Но решение было принято и стало частью истории.

— Работа со сборной и работа с клубной командой — совершенно разные вещи?

— Конечно. В сборной на тебе сфокусировано больше внимания. У тебя всегда много оппонентов, клубные привязанности тоже оборачиваются против тебя. Спартаковцы спрашивают, почему не взял того или иного игрока. Следом с тем же вопросом динамовцы, армейцы… Своя рубашка ближе к телу, как говорится. И это даже когда все вроде бы хорошо. А если проигрываешь, то — не входи в трамвай. В принципе, это нормальная для футбола ситуация. Но к ней тоже надо привыкнуть.

— В конце 90-х много говорили о «золотом» поколении, которое пустило свой талант по ветру сначала знаменитым «письмом четырнадцати», а потом и другими скандалами и скандальчиками, которыми некоторое время жила наша сборная.

— Могу сказать одно: то поколение было очень хорошим. Не хочу умалять достоинств нынешних игроков сборной, но поколение футболистов 1968–1971 годов рождения могло добиться большего. Помимо собственно мастерства у них было еще и удивительное чувство единства, общие привязанности. Очень жаль, что ничего не вышло. Хотя на юношеском и молодежном уровнях то поколение было сильнейшим в Европе. Но сравнивать его с нынешним не совсем корректно. Футбол меняется, а в нынешнем тоже есть очень хорошие мастера. Так что речь скорее не о том, какое поколение игроков сборной лучше, а какое хуже, а о том, что предыдущее себя не реализовало. Во всяком случае на уровне национальной команды. Потому что в больших европейских клубах эти футболисты все-таки поиграли и оставили о себе хорошую память.

— Три года назад решение назначить наставником сборной России иностранного специалиста было встречено отечественными тренерами в штыки. Положа руку на сердце, тоже считали, что с национальной командой должен работать именно свой тренер?

— Да, я поначалу тоже был в числе оппонентов. Но Гус Хиддинк своей работой подтвердил, что занимает этот пост по праву. И надо отдать должное и сказать спасибо тем людям, которые выбрали этого специалиста и уговорили его поехать в Россию. В то же время многие иностранные тренеры, которые приезжают в наши клубы, действительно лишь занимают нишу, где могли бы работать отечественные специалисты. Потому что результата не дают. Да, Дик Адвокат успешно работает в «Зените». Нравится, как трудится Миодраг Божович в «Москве». Но других примеров сейчас и не приведу.

— Вам самому доводилось поработать как тренером, так и спортивным директором клуба. Какая должность вам более по душе?

— Часто говорят, что бывших тренеров не бывает. На самом деле так и есть. Сужу во всяком случае по себе. Потому и возвращался всякий раз с административной работы на тренерскую. Это более творческий процесс, и он мне куда интереснее. К счастью, в последние годы занимаюсь как раз любимым делом.

Павел Новиков
фото Новость опубликовал
LokoFan
18 июня 2009 года, Четверг 08:16
 

Комментарии болельщиков (0)

свернуть ответы
Ваш комментарий будет первым!

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ ФУТБОЛА

06 декабря 2016, Вторник
05 декабря 2016, Понедельник

ГОЛОСОВАНИЕ

По какому формату должен проходить чемпионат России?